Южный роман

— Кто это? — дрожащим голосом спросил я сестру, указывая на фото девушки, рядом с ней.

Женька только что вернулась из поездки в Карелию и делилась со мной впечатлениями при помощи снимков. Сестра ездила на отдых с друзьями, но девушка на фото в число ее подружек не входила, я это точно знал. Как и знал то, что ее зовут Вика, родилась она в солнечном Адлере и четыре года назад вышла замуж, разбив мне сердце. Ее улыбка до сих пор вызывала беспорядочный стук непокорного органа в моей груди, потому что даже в разбитом состоянии, каждый кусочек моего сердца стремился навстречу к ней.

 

— Это Вика, — пояснила сестра, — мы жили по соседству и очень сдружились. Я так привязалась к ней за эту поездку! Она такая искренняя и веселая. Нам было очень жаль расставаться.

“Мне ли не знать!”, — подумал я.

— Подожди! — возгласила Женька. — Судя по твоей одновременно мечтательной и кислой физиономии, эта Вика — твоя Вика? Та самая Вика? Милая, любимая, родная?

— Прекрати сейчас же, — я начал гоняться по комнате за сестрой, пытаясь заставить ее замолчать. Когда-то давно, я действительно начинал каждое послание, адресованное Вике, этими словами.

Сестра, вдруг, стала серьезной и, посмотрев на меня, произнесла:

— Постой, ты говорил, что она вышла замуж.

— По крайней мере, собиралась.

— Но, Вика из Карелии никогда не была замужем!

Я немного напрягся.

— Возможно они не стали регистрировать брак, сейчас многие пренебрегают традициями.

— Нет, ты не понял. Моя Вика в своей жизни любила только однажды, и от этой любви у нее родилась дочь.

Размышляя таким образом, Женька стала беспокойно передвигаться по комнате.

— Все сходится! Ее дочери сейчас почти четыре года. Девочку зовут Саша, видимо в честь отца, то есть тебя.

— Какого отца? — возмутился я. — Перестань говорить глупости. Мы с Викой расстались, как раз из-за того, что она собиралась замуж за отца своего ребенка.

— Правда? — сестра, ехидно улыбаясь, смотрела мне в глаза. — Только по ее рассказам, Вика никогда не планировала выходить замуж за отца своей дочери. Она сказала, он был не готов к такому событию.

“Не готов к такому событию! Не готов!”, — в то время, это было мое любимое слово. Я постоянно твердил, что еще не готов принимать серьезных жизненных решений. Среди шуточек на эту тему звучали и высказывания касательно детей и семьи. Я даже точно помнил, где и когда произнес подобную фразу. Мы с Викой гуляли в парке и возле одного из аттракционов увидели очень молодого папашу, который никак не мог успокоить плачущую дочку. Мы посмеялись над его неумелыми попытками справиться с дитем, и я сказал, что еще совершенно не готов стать родителем.

 

Женька, тем временем, воодушевившись моим растерянным видом, захлопала в ладоши.

— Вика до сих пор любит тебя, она совершенно ясно дала понять это. Ты тоже до сих пор любишь Вику, мне ли этого не знать. И у вас есть общая дочь! Я просто в восторге! У меня маленькая племянница! О, как я счастлива!

Спорить с сестрой, которая что-то вбила в свою голову, было бессмысленно. Я показал ей кулак и вышел из комнаты. Закрывшись у себя, я нарочно включил погромче музыку. Пускай не думает, что я страдаю, и лег на диван. Зарыв лицо в подушку, я стал вспоминать то лето.

Сразу после окончания института, мы с двумя друзьями поехали на вахту, с целью заработать. Южный курорт Сочи как раз готовился стать очередным олимпийским объектом, и молодые специалисты в области геодезии и строительства там были крайне необходимы. Перспектива провести целое лето на Черноморском побережье будоражила нашу кровь, и мы были очень воодушевлены этой поездкой.

Я встретил Вику еще в поезде, она возвращалась от родственников и оказалась в соседнем с нами купе. Мне с первой секунды показалось, будто я знаю эту девушку уже очень много-много лет. Шуточки моих друзей, зазвучавшие в адрес красивой соседки, натолкнувшись на мой угрюмый взгляд, тут же прекратились. Парни будто тоже ощутили серьезность момента.

Тогда мы почти всю ночь простояли с Викой возле окна в общем коридоре, нам не терпелось узнать друг о друге как можно больше. Я тонул в ее зеленых, словно море, к которому мчал нас тот поезд, глазах и думал, какое же это счастье, легонько сжимать в руках ее маленькую ладошку.

Потом было самое лучшее лето в моей жизни. По-моему, в то время, я вовсе не ложился спать. Днем я работал, а ночью мы с Викой гуляли вдоль опустевшего побережья. Она легко ступала босыми ногами по каменистому берегу и громко смеялась, над моими попытками повторить за ней. Пьянящие запахи южной ночи и ее веселый смех сводили меня с ума, мне так хотелось, чтобы все это никогда не заканчивалось.

Но вскоре наша работа подошла к концу и мне пришлось вернуться в свой город. Моросящий дождь и серые осенние тучи родного Приуралья полностью соответствовали моему тогдашнему настроению. Я мечтал об одном, вернуться назад, смотреть в ее глаза, тонуть в них, слушать шелест волн, шагая рядом с ней по мокрым камням. Но дома меня ждала новая должность, которую выхлопотал для меня отец. Серьезная компания, хороший оклад, перспективы.

“Возможно твоя девушка захочет переехать сюда?”, — предложил однажды отец, наблюдая за моими мученьями. Но, когда я решился спросить ее об этом, Вика, попросив прощения, сообщила, что ждет ребенка и собирается замуж.

Мне казалось, я хорошо держался в то время и не показывал вида родным, насколько мне было больно. Я ударился в работу и настолько преуспел в этом, что уже через полгода получил повышение. Оно и понятно, кроме работы в этой жизни меня больше ничего не интересовало.

 

— Саша, можно к тебе? — прокричала из-за дверей Женька.

— Заходи.

Я встал и убавил громкость. Сестра присела рядом и, положив голову на мое плечо, наставительно сказала:

— Съезди к ней и разберись во всем. Мы же знаем, как тебе плохо. Мама постоянно сетует, что теперь никогда не дождется от Саши внуков. А вдруг у нее уже есть внучка, а мама этого не знает!

Женька всегда знала, какой ключ подобрать к моему рассудку.

— Возможно, ты права, — я потрепал сестру по непокорной челке, и впервые за последнее время почувствовал радость надежды.

На следующий же день я взял первый за четыре года отпуск и купил билет на самолет. Хотелось поскорее увидеть ее и убедиться, что Вика живое существо, а не призрак из моих внутренних терзаний.

Оказалось, что она живет по тому же самом адресу, вместе с мамой и бабушкой. И, конечно, вместе с маленькой дочкой.

— Здравствуй, Вика!

Мы столкнулись возле дверей, когда Вика, держа за руку ребенка, выходила из дома.

— Саша?

В ее глазах был испуг и еще какая-то глубокая, не присущая ей ранее тоска. На моей памяти эти глаза постоянно смеялись, рассыпаясь бриллиантовым блеском из тысяч маленьких звезд. Девчушка, прячущаяся за спину Вики была ее маленькой копией, лишь только густые каштановые кудряшки отличались от светлых волос матери. Мне хотелось схватить Вику в охапку, потрясти ее и прокричать: “Скажи мне правду!”. Но я боялся напугать девочку.

— Вот я приехал, — я развел руками, давая понять, что сам не понимаю, как тут оказался. — Захотелось тебя увидеть. Это ничего? Твой муж не будет против?

Вика быстро ответила:

— Все нормально. Я рада тебя видеть.

— Как тебя зовут? — я присел рядом с девочкой.

— Саша, — ответила она, — а тебя?

— И меня, Саша.

— У меня в садике тоже есть мальчик Саша. Сходишь с нами в парк?

— Саша, у дяди свои дела, он не может пойти с нами.

— Неправда, у меня нет никаких дел, и я тоже хочу в парк!

 

Мы вместе с девочкой выжидающе смотрели на Вику.

— Хорошо, — вздохнула она, — только ненадолго.

Я протянул маленькой Саше руку, и она тут же доверчиво вложила в нее свою ладошку. Внутри меня разлилось неведомое ранее тепло и на моих губах застыла счастливая улыбка. По-моему, я так и шел с этой растерянной ухмылкой на лице до самого парка. Перед входом Вика обратилась к дочке.

— Саша, надеюсь ты не будешь плакать в парке? Саша не готов к детским капризам и может испугаться.

Девочка удивленно помотала головой, а я от души рассмеялся, оценив сарказм.

— Да. А еще Саша не был готов узнать, что твоя мама сочиняет отличные сказки. Саше всегда казалось, что мама печет очень вкусные торты, а оказывается у нее много талантов.

— Какие еще сказки? — возмутилась Вика.

— Крайне любопытные сказки. Вот, к примеру, как зовут твоего папу? — спросил я Сашу.

— Моего папу зовут Саша, — тут же ответила девочка, — я Александра Александровна.

— Какое совпадение! — я, улыбаясь, посмотрел в глаза Вики, а она, сверкнув изумрудным взглядом, тут же парировала:

— Представь себе, ты не единственный Александр на свете.

— Хочешь, чтобы я попросил Сашу нас познакомить?

— Не надо, — Вика опустила голову и замолчала.

— Извини, — пробормотал я, — я больше не буду.

Подняв на меня удивленные и растерянные глаза, Вика спросила:

— Чего не будешь?

— Говорить, что я к чему-то там не готов. Я, пожалуй, постараюсь быть готовым ко всему. На всякий случай. Даже если выяснится, что у нас с тобой дюжина детей.

 

Она, наконец, рассмеялась и присев на скамейку, закрыла лицо руками.

— Саша, покажешь мне, где здесь продают мороженое? — попросил я дочку. — Хочу накормить маму, чтобы она стала доброй и позволила подольше погулять с вами.

Мы провели в парке весь день и больше не затрагивали эту тему, просто гуляли, веселились и ели мороженое. Наверно, с виду мы казались настоящей счастливой семьей, и никто из окружающих не мог бы подумать, что еще неделю назад я даже не подозревал о существовании своей дочери.

После прогулки, проводив их до дверей, я спросил Александру:

— Саша, отпустишь маму на свидание со мной?

— А что это такое?

— Хороший вопрос. Обычно на свиданиях мама учит меня ходить босиком по камням на берегу моря.

— А разве ты не умеешь?

— Представляешь, я так и не научился этому.

— Он ходит по камням, словно утенок. Переваливается с ноги на ногу и подпрыгивает, будто они кусаются, — засмеялась Вика.

— Не правда! Я передвигаюсь максимум, как косолапый северный медведь. Но, если со мной еще потренироваться…

— Хорошо, — вздохнула маленькая Саша, — я отпущу маму с тобой на свидание. Только обещай, что будешь хорошо учиться.

— Клянусь! — воскликнул я, приложив руку к груди.

Вика укоризненно посмотрела на меня, а я развел руками, мол у нее теперь попросту нет выхода.

Вечером мы брели вдоль побережья и мне казалось, что не было этих беспросветных тяжелых лет. Мне не хотелось говорить о том, почему она так поступила, но Вика сама начала разговор.

— Почему ты приехал, Саша?

— Из-за моей сестры.

Вика бросила на меня удивленный взгляд.

— Я не знаю, как ты ко мне сейчас относишься, — продолжил я — Но я никогда не переставал любить тебя. Поэтому судьба сделала мне подарок, устроив твою встречу с моей сестрой.

— Женька? — тут же воскликнула Вика.

 

Я кивнул, а она грустно улыбнулась.

— Женя сразу напомнила мне тебя. Вы очень похожи, причем и внешне, и внутренне. Но я подумала, что это случайное сходство. Значит она сделала выводы на основании моих откровений?

— Она у нас крайне сообразительная, — ухмыльнулся я.

Вика долго, молча, шагала вперед. Я не торопил ее, давая время собраться с мыслями.

— Я испугалась тогда, — произнесла она, наконец, — побоялась, что, узнав о ребенке, ты бросишь меня. Или останешься со мной из чувства вины, что еще хуже. Мне не хотелось ни того, ни другого, хотелось сохранить в душе твой образ не запятнанным.

— Я понимаю, что произвел тогда такое впечатление, но ты должна была дать мне шанс, дать нам шанс.

— Знаю.

Я услышал, что Вика шмыгает носом и остановил ее.

— Ты любила меня? Хотя бы капельку? — я понимал, что несу полную чушь, как можно спрашивать о таком, человека, с которым не виделся столько лет.

— Саша, что может изменить мой ответ? — спросила она, немного помолчав.

— Ничего, — ответил я, — чтобы ты не сказала, я не стану относиться к тебе иначе.

— А, как ты ко мне относишься?

— Я люблю тебя! Все эти годы я провел, думая только о тебе, не в силах забыть, даже считая, что ты счастлива замужем.

Я видел, что по ее щекам текли слезы. Больше всего на свете мне хотелось обнять ее. Но я не был уверен, что она этого хочет.

— Написав тебе то сообщение, я в тот же миг пожалела об этом. Я хотела позвонить тебе, сказать, что все придумала, рассказать о нашем ребенке. Я уже набирала номер, когда ко мне в комнату зашла Алина. Ты знаешь, она встречалась с одним из твоих друзей тем летом. Они тоже переписывались, как мы с тобой и Алина, решив проверить парня, соврала ему, что беременна. После этого он перестал отвечать на ее сообщения. Когда Алина ушла, я отложила в сторону телефон и постаралась смириться со своим положением. А сейчас уже поздно, что-то менять, Саша.

— Никогда не поздно, если мы любим друг друга.

— Ты скоро снова уедешь, и к чему тогда весь этот разговор.

Я вздохнул, понимая, что она права.

— Я пойду, уже поздно, — сказала Вика.

Я проводил ее до дома и так и не решился даже обнять на прощание.

 

Всю ночь я провел, размышляя о превратностях судьбы, а на следующий день, с самого утра снова стоял возле дома Вики.

— Я никуда не поеду! Останусь здесь, с тобой! — заявил я, как только она открыла дверь.

— Саша у тебя своя жизнь и работа в том городе.

— К черту работу, к черту все! Я хочу быть только рядом с вами!

— Не надо, Саша. Не нужно жертвовать своей жизнью. У нас все хорошо, если хочешь, можешь приезжать и видеться с дочкой.

Я вдруг осознал, что Вика, так и не ответила на мой вопрос: “Любила ли она меня когда-нибудь?”.

— Значит, теперь ты не готова? — спросил я.

Она молчала. Тогда я развернулся и пошел прочь.

Я взял билеты на поезд, хотелось поразмышлять под стук колес, попытаться склеить свое вновь разбитое сердце. А когда я вышел на перрон в своем городе, то увидел Вику. Она держала за руку Сашу, а рядом с ними стояла моя сестра.

— Что вы все тут делаете и как вообще оказались здесь раньше меня?

— На свете еще существуют самолеты, — пояснила Женька.

Вика, оставив дочку сестре, подошла ближе и обхватила руками мое лицо. Посмотрев на меня своими изумрудными глазами, она твердо произнесла:

— Саша, я готова! Готова на все, чтобы только быть с тобой рядом! И да, я всегда любила тебя!

Тогда я, наконец, смог обнять ее и мир вокруг словно куда-то исчез.

Автор Светлана Юферева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,468sec