Жена с помойки

— Сходил бы куда-нибудь, с отцом на рыбалку съездил, что целыми днями дома валяться?

— Я не валяюсь, вчера окна помыл.

— Вижу. Я уже давно хотела тебе шторы постирать, да окна помыть, а ты сам. Это, правда, сыночек, хорошо. Но и в четырёх стенах себя закрывать не нужно. Тебе сорок пять! — мать открыла холодильник и поставила на полку контейнеры с малосольными огурцами и холодцом.

— Сорок пять! — повторил с грустью сын.

— Ещё и жениться можно, детей нарожать. Внуков хочу.

— У Жанны же есть дети.

— А я от тебя хочу внуков, а не от твоей сестры.

 

Мать мельком взглянула на сына и, отвернувшись, спросила:

— На могилке был?

— Да. Вчера.

— Уже пять лет, как Лены нет. Артём! Жизнь пройдёт и не заметишь! Уже седые волосы появились.

— Мам, не начинай. Мне неприятен этот разговор.

— Ты же знаешь, что я хочу тебе только хорошего. Кстати, ты вещи Лены перебрал? Нужно освободить всё, место только занимают.

— Не могу я, мам, рука не поднимается.

— Давай я, в выходные зайду и переберу. Хорошие вещи можно отдать нуждающимся, что-то и выкинуть уже надо. И тебе легче станет.

Артём кивнул в знак согласия. Мать тоже облегчённо вздохнула.

Провожая её, уже у двери, Артём приобнял мать.

За последние пять лет сын сильно похудел, появились первые седые волосы. И теперь перед матерью стоял высокий, тощий мальчишка, больше напоминающий нескладного подростка с взрослым лицом, чем мужчину.

Мать всё чаще заглядывала к сыну, приносила домашнюю еду, баловала стряпнёй и всячески оберегала. Внезапный уход жены буквально через месяц изменил сына до неузнаваемости. Некогда весёлый и энергичный мужчина, казалось, угасал день за днём.

Свой старый гардероб Артём отнёс к мусорным бакам не задумываясь, почти все вещи висели на нём, были широки, смотрелись несуразно, и только занимали место, а вот прикоснуться к вещам жены не смог. Что-то забрала сестра, но с её округлыми формами и высоким ростом выбирать было не из чего.

Наступила суббота, и мать пришла выполнить то, что и обещала. Она распахнула дверцы плательного шкафа и, уперев руки в бока, долго стояла, разглядывая содержимое. Открыла второе отделение с полками и опять задумалась.

Потом обернулась и увидела Артёма, потерянного и обречённо смотревшего на происходящее.

Сердце матери бешено заколотилось, она быстро взяла пару домашних кофт и халатов и сложила в небольшой пакет.

— Так, это отнеси к мусорным бакам, повесь на боковушку.

Мать осознанно отправила сына, чтобы разобрать вещи без него. Артём обулся и открыл входную дверь.

— Ещё молока возьми в магазине, я блинчиков испеку тебе.

 

Артём вышел во двор и достал пачку сигарет. Прохладный осенний воздух забрался за ворот и остановил мужчину. Артём поёжился и убрал пачку в карман. У мусорных баков он остановился и, вспомнив, что мать сказала не выбросить, а повесить пакет, так и сделал. До магазина было идти минут пять.

Возвращаясь домой, Артём остановился у подъезда, вновь достал пачку из кармана и стал искать зажигалку. Повернулся. У мусорных баков стояла женщина. Она раскрыла пакет, который оставил Артём, и принялась доставать из него вещи. Одну кофточку расправила и осмотрела.

Артёма внезапно одолел кашель, а в перерывах, когда отпускало, он стал жадно глотать воздух. Женщина же, услышав звуки позади себя, быстро свернула вещь и оглянулась, словно боясь, что её кто-то увидит, отошла от бака.

Когда Артём поднялся к себе, всё уже было сделано: в коридоре стояли пакеты и мешки. Мать улыбнулась, и забрала у сына бутылку молока.

— Я договорилась с одной женщиной, она заберёт хорошие вещи, а те, что попроще отправим в деревню, может, кому пригодятся.

Артём вновь кивнул в знак согласия.

Прошла неделя, а пакеты так и стояли в коридоре, словно не желая покидать квартиру. Артём обулся, сунул пачку сигарет в карман, и пошёл во двор. Жена не переносила запаха табака, поэтому Артём всегда подымить выходил на улицу, временами бросал, но пять лет назад вновь начал.

У подъезда было тихо и не многолюдно. Прошёл сосед с собакой из соседнего подъезда, потом старушка из квартиры этажом ниже. И стало удивительно тихо. Артём затушил окурок и бросил в урну.

Тут же краем глаза он заметил проходящую мимо женщину, а на ней кофту жены. Она не любила выбрасывать удобные вещи и придумывала для их починки оригинальные способы. Эта кофта не стала исключением. На спине, где была заметная зацепка, Лена вышила маки. На чёрном фоне маки смотрелись прекрасно.

Женщина замедлила шаг, когда проходила мимо мусорных баков. Хрупкая, тоненькая — со спины она напоминала Артёму жену. Только волосы короткие, тёмные. Артём не отводил от неё взгляда. Незнакомка сделал круг и повернула назад. Артём ждал. Посмотрел на ноги. Ножка тоже миниатюрная, как у Лены.

— Здравствуйте, — поздоровался он и перегородил ей путь.

— Здравствуйте, — ответила женщина и отвела взгляд.

— У меня вещи есть хорошие, заберите.

 

Лицо женщины тут же вспыхнуло красным, она хотела обойти мужчину, но он не дал.

— Вы видели меня у помойки?

— На вас кофта моей жены, — ответил Артём.

Женщина стояла и не поднимала головы, всё ещё не зная, как ей поступить.

— Квартира пятьдесят три, можете прийти с кем-нибудь, если боитесь.

Тут же стало заметно, что женщина растерялась ещё больше, но сразу ответила.

— Я вас не боюсь.

— Вот и отлично, — больше Артём ни о чём не стал спрашивать, а развернулся и пошёл к подъезду. Женщина отправилась за ним.

На пороге квартиры она встала, не зная, что ей делать.

— Вы рядом живёте? — поинтересовался Артём, раздумывая как ему отдать ей все вещи.

— Да, … тут, в соседнем доме.

Артём взял один большой мешок и закинул на плечо, второй меньше подмышку. Идёмте, сходим два раза. Вы не волнуйтесь, я всё перенесу.

Женщина схватила небольшой пакет и отправилась за Артёмом.

— Я Марина, — улыбнулась она и открыла дверь подъезда.

— Артём, — ответил он.

В коридоре квартиры, куда привела его Марина, было темно.

— Тут лампочки нет, перегорела, — извинилась она и прошла к дальней комнате. — Я снимаю.

Артём растерялся, поставить мешки было некуда. Крохотная комната со старыми пёстрыми обоями. Раскладной диван у стены, письменный стол советских времён и один стул. В дальнем углу двустворчатый шкаф.

— Сюда, — Марина указала на место у стенки.

Артём заметил детские вещи и перед выходом из комнаты спросил:

— У вас есть дети?

— Да, дочка, устроила её в детский сад, а сама там мою пол.

— Ясно.

 

— Мы неделю назад сюда переехали. На прошлой квартире нас обокрали, пришлось съехать. Вот добрые люди пустили без предоплаты, тоже женщина с ребёнком.

— Понятно, — Артём посмотрел в её серые грустные глаза и сам загрустил.

Когда стали забирать мешки и пакеты во второй раз, Марина сказала.

— Спасибо скажите и жене, вы мне очень помогли!

— Жены не стало пять лет назад, болела, — спокойно ответил он.

Марина замолчала. Неприятная тишина повисла в воздухе. Вышли молча, потом всю дорогу до подъезда молчали и только у себя в квартире Марина выдавила:

— Спасибо!

— Пустяки, я всё равно бы выбросил вещи, а вам пригодятся, носите, есть почти новые. Какой размер ноги у вас?

— Тридцать шестой, — она вновь смотрела куда-то вниз, словно ей было неловко.

— Отлично. Зайдите завтра, нужно будет примерить, я приготовлю обувь. В три вас устроит?

— Да, Артём, конечно, — ответила она.

Артём ушёл, а сам всю дорогу думал: «С чего это вдруг он так поступил? Никогда не замечал за собой ничего подобного». Сначала ему показалось, что он просто заметил некоторое сходство этой женщины со своей женой. Но кроме невысокого роста и хрупкой фигуры больше ничего не напоминало ему Лену. Особенно характер. Лена была бойкая, живая и целеустремлённая. Марина же — меланхолична и рассеяна. Но вдруг захотелось сделать для этой женщины что-то простое, доброе, не требующее усилий, но полезное.

На следующий день в обед к Артёму пришла мама. Она долго ходила по коридору, отчитывая сына.

— Мог бы и позвонить, предупредить, что вещей нет. Вот как я людям в глаза смотреть буду?

— Позвони им и скажи, что вещей нет. Они загораживали мне проход целую неделю, я их… выбросил, — соврал Артём.

— Зачем? Вот зачем? Там были ещё вполне хорошие вещи! Ну да ладно. Я не сержусь. Хочешь, приготовлю что-нибудь вкусное? — спросила мать, сменив тон на ласковый.

— Нет, спасибо, — и Артём посмотрел на часы. — Мам, я скоро ухожу.

Мать согласилась, ей пора было уходить. Она долго стояла в пороге, рассказывая последние новости, и когда открыла дверь, чтобы уйти, перед ней возникла женщина. Марина. У неё в руках был противень, заботливо завёрнутый в полотенце.

 

— Здравствуйте.

— Здравствуйте, — ответила мать и посмотрела на Артёма.

Тот в свою очередь посмотрел на мать, потом на Марину.

— Я принесла пирог, чтобы угостить вас.

Мать вновь посмотрела на сына и решила, что уходить ей ещё рано.

За кухонным столом почти десять минут висела тишина.

— А где вы с Артёмом познакомились? — сразу спросила мать, обращаясь к женщине.

— Около подъезда, напротив помойки, — ответил Артём сам, а потом добавил. — У Марины есть дочь, их обокрали, поэтому они будут жить у меня… сегодня переезжают.

Марина и мать одновременно раскрыли рты, услышав такую новость. Впрочем, для Артёма то, что он только что сказал — тоже было не совсем продуманным шагом.

— Жена с помойки? — переспросила мать.

— Да, — ответил Артём.

Мать всё ждала хоть какого-то объяснения, но сын молчал, молчала и Марина, уткнувшись в кружку с чаем.

И вновь тишина повисла над столом.

— Мам, ты домой? — спросил Артём.

— Да-да, — засобиралась мать в надежде, что в коридоре ей удастся разузнать ещё хоть какие-нибудь подробности. Но Артём молчал.

— Мам, этой женщине нужна помощь, я и помогу, что тут такого.

— Да ничего сынок. Главное, чтобы она была порядочной.

Мать ушла. Марина тут же засобиралась домой.

— Я, надеюсь, с переездом ты придумал, это шутка?

— А почему нет? — спросил он.

— Мать давит на тебя, чтобы ты женился на второй раз? — сразу догадалась Марина.

— Угадала. Но… мне тут ещё… мне просто захотелось тебе помочь.

— Спасибо, я сама, — Марина открыла входную дверь. — Спасибо, Артём тебе за всё.

Всю следующую неделю Артём ходил сам не свой. Вроде бы и не произошло ничего плохого, но стойкое чувство вины не покидало его. И Артём решил извиниться.

В ближайшем цветочном магазине он выбрал прекрасный букет цветов, потом зашёл в супермаркет и купил фруктов, сладостей. Перед дверью квартиры, в которой жила Марина, Артём долго стоял и не решался позвонить, всё обдумывал, что скажет.

 

— Нет её, выгнала я квартирантку свою, — услышал Артём за спиной голос.

Женщина лет пятидесяти подошла к квартире и стала открывать входную дверь.

— Как выгнали?

— А так, Людка за два месяца не заплатила. Вот и выгнала. И ухажёров слишком много ходило, нечего порожек топтать.

— Марину? Вы не путаете?

— А. Ты к Маринке. Я уж думала к Людке. Тогда проходи, она вернётся скоро, в магазине она.

Артём прошёл. В коридоре всё так же было темно.

— А у вас табуретка имеется в доме?

Женщина посмотрела на Артёма и, ничего не ответив, принесла из кухни табуретку.

— Я вот, лампочку принёс, — и показав коробочку, Артём встал на табуретку.

— Ишь, хозяйственный. В первый раз ко мне домой мужчина приходит и по собственной инициативе лампочку меняет. Чай будешь?

— Буду, — согласился Артём и поставил на стол пакет с продуктами.

Женщина выглянула в окно на кухне, открыла форточку и закричала:

— Де-воч-ки, до-мой, пить чай.

Через несколько минут двери распахнулись и на кухню влетели две девочки. Одной было лет пять, вторая была намного старше и крупнее — явно дочь хозяйки квартиры.

— Угощайтесь, — Артём достал сладости из пакета.

Девочки похватали немного со стола и убежали.

— А спасибо? — прокричала женщина им вслед.

— Спасибо, дяденька! — ответили хором девочки.

Скажите, сколько Марина вам должна за комнату?

— А что это тебя так интересует?

— Хочу оплатить.

— Не из налоговой?

— Нет, — улыбнулся Артём.

— Пять всего, я же понимаю, что у неё денег нет. И дочь.

— Держите, — Артём положил на стол пятитысячную купюру.

— Понравилась тебе Маринка?

Артём пожал плечами.

— Я её толком не знаю, но обидел при своей матери, неудобно мне.

— Это что же ты такое сделал, что за квартиру заплатил?

— Сказал, что она будет жить у меня и познакомились мы у помойки.

Хозяйка рассмеялась. Громко, заливисто.

— Вот это ты даёшь! Прямо с места в карьер.

 

— Хорошая Маринка баба, настоящая. И жена такая же будет. Муж её лупил почём зря, она и сбежала от него. А теперь скитается вот уже год. Если несерьёзно к ней, то забери деньги и иди, пусть она сама живёт, ей ещё оклематься от старого мужика надо, а не новые отношения заводить.

Артём кивнул.

— Я всё понимаю. У меня жены не стало пять лет назад. Я тоже до этого момента на серьёзные отношения и не рассчитывал, на других женщин не смотрел, а тут что-то как привело к ней.

— А-а-а-а, ну тогда ладно. Ухаживай, я не против.

Скоро и Марина вернулась из магазина.

— Галина Сергеевна, девочки дома? Я им сок купила.

— Гуляют, Марин, ты проходи, к тебе тут гости. А я пойду с девчонками посижу, воздухом подышу.

Испуганная Марина прошла на кухню.

— Артём, — выдохнула она.

— Привет, это тебе, — он протянул ей цветы.

— Красивые, спасибо. Я хотел извиниться за то, что было при последней нашей встрече.

— Прощаю, — улыбнулась она.

— Отлично. Я тут ещё принёс, девочки прибегали…, — Артём смущенно показал на стол.

— Ты садись, садись, пей чай, я сейчас.

Марина вернулась, переодевшись в голубое платье, которое ей невероятно шло. Набрала в вазу воды и поставила в неё букет.

— Пахнут изумительно.

— Ага, — поддержал разговор Артём. — Я хочу тебя пригласить завтра на свидание.

— На настоящее? — спросила Марина.

— Да, — ответил он.

— Тогда встречаемся у помойки в восемь.

Артём с недоумением посмотрел на Марину.

— Мне там удобнее, я с работы пойду.

Артём улыбнулся в ответ.

— Завтра в восемь у помойки.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,393sec