«Доброжелательная» тётя Зина

Маленькая Наташа, хорошенькая как куколка девочка, радостно выбежала во двор. Ей не терпелось похвастаться своим новым платьем пред подружками. Мама сама сшила, похвалив дочку за хорошую учебу. Наташа вчера окончила первый класс на отлично.

 

Платье было из тонкого вельвета, как бархатное. И украшено белоснежным вязаным воротничком. Его связала бабушка. Этот новый наряд очень нравился Наташе, но подружек во дворе не было. Зато на лавочке, как всегда, сидели соседки по подъезду: тетя Зина и бабушка Фрося, старенькая и седая.

— Ой, какое красивое у тебя платье, Наташка! – воскликнула тетя Зина. – Мама купила?

— Нет, сама сшила, из бархата.

— Ну как же, из бархата. Скажешь тоже. Мала еще для бархата-то. Вельвет это. – И шепнула бабушке Фросе: — Дешевенький причем. Вечно эти Потаповы на дите экономят.

Наташа услышала ее слова, а бабушка Фрося поджала губы и подозвала девочку к себе. Поправила воротничок и сказала:

— Красивое платьице, Наташенька. Смотри, не испачкай!

Девочка грустно улыбнулась в ответ, а тетя Зина придержала ее за руку и продолжила:

— Ты вот вырастешь, с моим внуком Илюшкой подружишься. Он тебя в обиду никому не даст.

— А кому в обиду? – спросила Наташа.

— Да хоть отцу твоему. Он тебя ругает?

— Не-е-е-т, — удивленно ответила девочка. – За что?

Тетя Зина отпустила ее руку и сказала, чтобы шла гулять. А сама снова к бабушке Фросе с разговорами:

— Ругает девчонку, знаю. Такой злыдень! Ольга-то, мать ее, вышла за него замуж, а до этого помнишь, с моим Мишей гуляла. Сын у меня золото, а она променяла его на этого… Теперь он им житья не дает.

— Да с чего ты это взяла, Зинаида? Хорошо они живут. Ссор никогда не слыхала, а детей надо ругать иногда, как же без этого?

— Я два дня назад его с чемоданом видела. Выгнала, видать, Ольга его. Ругались они накануне. Вот тебе и хорошо живут. Скажешь тоже, — проговорила женщина заговорщицким тоном.

Бабушка Фрося обратилась в слух и стала расспрашивать подробности, что Зинаиде известно. Та и наговорила ей, что и пьет этот Сергей, и погуливает. И вообще Мишеньке ее не чета.

 

Только не заметили обе, что рядышком за кустом Наташа с котенком игралась, и все эти разговоры слышала. Она выбежала из своего укрытия и хотела домой побежать, но тетя Зина остановила ее:

— Папка-то надолго уехал или насовсем? – спросила она.

— Он к бабушке поехал, проведать ее. А мы с мамой тоже скоро к ней поедем, — сказала девочка сквозь слезы.

— Как же, поедете вы. А он вас там ждет?

Бабушка Фрося одернула ее за рукав.

— Зачем ты при дите-то такое говоришь?!

Но Наташа уже бежала по лестнице вся в слезах. Мама открыла дочке и спросила взволнованно:

— Что случилось? Упала, ушиблась?

— Мы когда к папе с бабушкой поедем? – спросила девочка с порога.

— В выходные, я же говорила тебе. Что, по папе соскучилась?

— Зачем ты его выгнала? Он не ругает меня и не обижает, — выкрикнула Наташа и упала на диван, зарывшись лицом в подушку.

Ольга растерялась. Она вспомнила последний вечер перед отъездом Сергея. Они тогда поссорились, когда Наташа была уже в постели. Повздорили из-за пустяка, как это всегда бывает, оба не сдержались, наговорили друг другу всякой ерунды.

Но к утру помирились, и он уехал со спокойной душой. Неужели Наташа слышала их ссору и решила, что она его выгнала? Но почему именно сейчас, а не раньше? Она села рядом с дочкой, погладила ее по волосам и сказала:

— Ну что ты, маленькая моя. Разве я могла папу выгнать? Он у нас хороший, любит нас. Не плачь, поедем скоро к нему. И бабушка ждет тебя не дождется. У нее цыплята, будешь их кормить, с Дружком играть. Помнишь Дружка?

Наташа вспомнила маленькую собачку у бабушки во дворе и немного успокоилась. А про разговоры теток на лавочке говорить не стала. Не хотелось ей верить этой тете Зине после разговора с мамой.

 

Хороший у нее папа. И не нужен ей тетки Зины внук Илюшка. Вечно дразнится, за волосы дергает, Наташкой-какашкой обзывает.

В выходные они с мамой уехали к бабушке, где их ждал Наташин папа. Сердечко у девочки все эти дни было не на месте. А вдруг и правда мама папу выгнала? Но почему? И зачем они тогда к бабушке едут?

Ольга тоже волновалась за дочь, видя ее понурый вид и беспокойный взгляд детских глаз. Она прижимала дочку к себе и решила больше никогда не ссориться с Сергеем, раз ребенок так переживает, и самой повода не давать. В семье должен быть мир и не место пустяковым разборкам.

Сергей встретил их на остановке автобуса. Поцеловал жену, подхватил Наташу на руки и сказал:

— Какое красивое у тебя платье! Ты в нем как принцесса! Не жарко с рукавами-то?

— Не могла отговорить, Сережа. Поеду к папе в новом платье, и все тут!

— И никакая я не принцесса, — сказала вдруг Наташа. – Это дешевое платье, не бархатное. А мне все равно нравится. Мама сшила.

Родители переглянулись, и отец спросил:

— Ну почему же дешевое? Тут мамин труд, ее старание. Разве можно так говорить?

В голосе прозвучали строгие нотки, но сердиться на дочку, по которой он соскучился, не хотелось.

Бабушка встретила их радостно. В доме пахло пирогами, чаем с мятой и еще чем-то очень вкусным. Наверное, бабушкиным вареньем.

Два дня прошли весело. Наташа кормила маленьких пушистых цыплят, вокруг нее вился ласковый Дружок. Бабушка баловала внучку: поила парным молочком и кормила всякими вкусняшками.

А мама с папой, веселые и задорные, брали ее с собой на реку, в лес. Всегда шутили и смеялись. И девочка совсем забыла об этих тревожных разговорах двух теток у подъезда. В воскресенье вечером они с папой проводили маму на автобус. Ей в понедельник на работу.

— Мы с Наташей в пятницу приедем, — сказал папа на прощание. – Не скучай.

Мама помахала им из окна, и автобус уехал.

 

— Ну, рассказывай, как вы там без меня жили? – спросил Наташу отец по дороге домой. – Мама сказала, что ты даже плакала. Так соскучилась?

— Я думала, ты навсегда от нас уехал. Бросил, как папа Вики. У нее мама с папой разошлись.

— Глупости какие! Ты же знала, что я к бабушке поехал, она старенькая, ее навещать нужно.

— А тетя Зина сказала, что мама тебя выгнала.

— Кому сказала, тебе?! – отец переменился в лице.

— Нет, бабушке Фросе на лавочке. А я слышала.

— Вот и забудь эти бабские разговоры!

Разозлился Сергей ужасно, но виду решил не подавать, нечего ребенка расстраивать лишний раз. Они вернулись домой, где их ждала бабушка с ужином, и разговорились о чем-то хорошем: о лете, грибах и ягодах. И бабушка снова позвала их к себе в гости, когда грибы и ягоды пойдут.

— Привезем тебе Наташу в июле. Пусть погреется на солнышке, и тебе веселее будет, — сказал отец.

А в пятницу они вернулись домой. Идут к подъезду, а на лавочке все так же восседает тетя Зина. Завидев их издалека, заулыбалась и сказала громко:

— Ой, Наташенька, невестушка моего Илюшки. Вернулись?

Наташа крепко держала папу за руку и ответила:

— Никогда я его невестой не буду! Он плохой, обзывается.

Тетя Зина оторопела от ее слов. Сергей сказал, чтобы Наташа шла домой, а сам подошел к соседке вплотную:

— Вы свой язык, уважаемая, прикусите и не сплетничайте по двору. Своей болтовней вы мне ребенка так расстроили, что всю неделю успокаивать пришлось. Еще раз услышу, пеняйте на себя. Заявлю куда следует.

Сказал, как отрезал, и поспешил за дочкой. Губы Зинаиды, только что растянутые в слащавой улыбке, скривились, а в глазах блеснул испуг. И поделом!

На каждый роток не накинешь платок,
Так верно в народе сказали.
И вновь где-то льётся слов лживых поток,
Дав повод кому-то к печали…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:70 | 0,417sec