Жизнь по-новой

Диана, нахмурив лоб, смотрела в окно автобуса. Она возвращалась в родной город, откуда несколько лет назад уезжала под конвоем. Времена тогда были непростые. Дурная компания, и она, оказавшаяся «в нужное время в нужном месте». Хотя точнее было бы сказать совсем наоборот.

 

Семья не была благополучной. Диана рано стала самостоятельной, пробивала себе дорогу по жизни всеми путями, какие были доступны. В девятнадцать встретила Егора. Красивый, деловой, деньги водились. В общем, казалось, нашли друг друга. Как Бонни и Клайд. По крайней мере, тогда Диана видела себя именно так.

Жили хорошо, всегда при деньгах, хоть и доставались деньги не всегда нормальными способами. Потом случилась беременность. Рано, а что поделать. Егор вроде как был рад. Родили дочку, назвали Олей. Жизнь вне дома всё так же била ключом. Компании, гулянки, всё больше запрещённых веществ, алкоголь, развлечения. А потом случилась беда.

Среди девушек разразился скандал. Набросились, как волки, на одну из девиц. Так Диана попала под следствие. Осудили. И увезли. Егор не знал, что делать с дочкой, и отвез ее к матери Дианы. Несколько лет ребёнок жил и рос в компании бабушки, которая тоже была далека от порядочной жизни. Но материнский инстинкт сработал. Растила девочку как могла.

Диана вышла из автобуса, и залпом глотнула тяжёлый городской воздух. Смущало только одно: знакомые лица, которые то и дело мерещились в толпе. Она медленно пошла в сторону дома, где когда-то жили с Егором в одной из своих квартир. Хотелось поскорее увидеть и его, и дочку. После нескольких лет заточения что-то поменялось внутри. Хотелось другую жизнь, спокойную, размеренную.

Поднялась на этаж. Квартира номер тридцать семь. Остановилась, не узнав двери. Вместо новой железной перед ней была облупленная, поцарапанная, искорёженная железяка. Не заперто. Диана толкнула дверь и вошла внутрь.

Запах стоял отвратительный. Надо ли перечислять всё, что чувствовалось в воздухе. Девушка прошла по коридору до кухни, все столы были завалены грязной посудой, мусором, на полу валялись пустые бутылки от спиртного. Диана зажала ладонью рот, сдерживая тошноту, и развернулась в сторону комнаты.

Там было темно. Старые оборванные занавески прикрывали слой грязи на окнах, и повсюду горы мусора. Среди всего этого ужаса заметила тело. Женское, голое, расплывшееся на диване. Непонятно, живое или нет. В этот момент из ванной послышались звуки. Диана осторожно прошла к двери и осторожно открыла в ожидании очередной порции тошнотворной грязи. В ванне, в неестественной позе лежал Егор и что-то сквозь сон бурчал.

Снова тошнота подкатила к горлу от запахов и мусора. Девушка хотела сначала уйти прочь, но передумала. Набрав в первую попавшуюся кастрюлю ледяной воды, она резко выплеснула на голову Егора. То вскрикнул, стал барахтаться, пытаясь выбраться из скользкой ванны. Потом протер глаза, увидел Диану и замер.

 

— Ну здравствуй, Егор. Ждал? — хмыкнула девушка и вышла в коридор.

Кое-как с грохотом, Егор вылез из ванны, накинул на бедра грязное полотенце и вышел следом.

— Вижу, что ждал. Чистота, порядок. Дочка где?! — вдруг сорвалась Диана.

— У матери, с ней же живёт, забыла?

— Я-то помню, а ты помнишь, что у тебя есть дочь? Когда последний раз видел ее? Что это за шлюха там валяется?

Егор сначала молчал, бегал глазами. Потом решил сам перейти в нападение.

— А что ты ожидала увидеть? Тебя посадили, а я что, должен был тоже под замок себя посадить? Я жить хочу дальше.

— Это жизнь?! — усмехнулась девушка. — Посмотри на себя! Посмотри, во что ты превратил наш дом!

— Гляди, какая правильная вышла из тюряги. Давно такая стала?

Диана стиснула зубы. На больное решил надавить… Ладно.

— И вообще, это уже не наша квартира, — внезапно добавил Егор.

— Как это не наша?

— А вот так. Продал Мишке, за долги. И вторую тоже. Живу здесь так… Типа снимаю.

— Сам у себя квартиру снимаешь?

— Не наша она больше! Поняла? Нет ничего, квартиры, машины, всё забрали!

Диана не могла ничего ответить на это.

Молча развернулась и вышла из квартиры. Всю дорогу до матери она перебирала в голове слова Егора. Пришла и упала на колени. Дочка нехотя подошла, почти не знала мать, только по звонкам и фотографиям. Мать что-то пробурчала и ушла на кухню. А Диана так и сидела на пороге, крепко обнимая дочку.

Начинать жизнь пришлось с нуля. Она надеялась, что выйдя из тюрьмы, сможет быстро обустроиться. Квартира была, работу Егор подкинул бы, дочь, семейная жизнь. Но из всего этого у нее была только дочка. Ни жилья, ни помощи от «всемогущего» Егора, ни самого Егора.

 

Устроиться на работу было непросто. Кое-как нашла место уборщицы в торговом центре. Первое время было нелегко, то и дело встречались знакомые. Кто-то косился, стороной обходил. Кто-то смазливо улыбался, спрашивал про жизнь. Не хотелось ни с кем говорить. Чувствовала себя как в поговорке «из грязи в князи», только с обратным эффектом.

Пару раз Егор приходил, пытался сказать что-то вроде «прости», хотел всё вернуть. Диана молча мотала головой, и продолжала мыть пол, опустив голову. Так месяц, другой прошел. Нашла вторую работу, в больнице. В пять утра туда бежала, мыла палаты и процедурный кабинет. Потом в торговый центр до вечера. Домой приходила к десяти вечера. А с утра опять по кругу.

Помощи ни от кого не было. Мать сама выживала как могла на свою пенсию. Друзья, которые когда-то крутились возле них с Егором, пока были при деньгах, теперь так же ждут помощи и пособий по безработице. Егор сам стал бегать к Диане, просить «двести рублей до зарплаты».

— Ты же не работаешь, какой зарплаты? — смеялась Диана.

— Я отдам, честно, заработаю и отдам.

— Заработай сначала, чтобы квартиру обратно выкупить.

Разумеется, эта просьба была невыполнимой. Егор уходил прочь, что-то бурча напоследок о том, что «раньше Диана была другая».

Серёга был простой парень, работяга, матери своей помогал, недавно квартиру в кредит взял. Только семьи не было. Никак не мог найти хорошую женщину себе. Про Диану знал, были когда-то общие знакомые. Знал, что попала она неудачно. И тут встретил вечером, идет после работы еле-еле, уставшая, сумку тащит с продуктами.

— Давай помогу, — вдруг догнал ее.

Диана долго вглядывалась в лицо, вроде вспомнила, были как-то в одной компании, веселились.

Так слово за слово, разговорились, всю дорогу до дома Сергей рассказывал о себе. О ней спрашивать стеснялся. Да и что тут спросишь? Человек выпал из жизни на несколько лет. Но понравилась Диана ему. Спокойная, тихая, умная. Сложно было принять, что когда-то она могла учудить что-то аморальное или даже криминальное.

Так и стал бегать по вечерам, встречать после работы. Диане тоже Сергей понравился. Хотя раньше и не взглянула бы на такого. И сам не красавец, и одет простенько, вкалывает на заводе за копейки. Хотя… Она поперхнулась собственными мыслями. К чему привела ее та роскошная жизнь, которой они с Егором жили? Только к большим проблемам.

 

Приятели с ужасом смотрели, как Сергей бегает за Дианой. Сначала аккуратно, затем без намеков, напрямую стали говорить, что не ту он выбрал «хорошую» женщину. И что «горбатого могила исправит». И еще много чего не самого приятного говорили, отговаривали. Никого не слушал. Видел в Диане хорошего человека.

У кого нет темного прошлого? Темнота только если у всех разная, чуть темнее, чуть светлее. Нельзя переносить это в настоящее. Тем более, если видишь, как человек старается измениться, или хотя бы изменить свою жизнь к лучшему.

Через несколько месяцев Диана с дочкой переехали к Сергею. Новая семья каждому дала шанс на новую жизнь. Главное, удержать это, не разрушив старыми привычками или воспоминаниями о былом. Всё меняется к лучшему.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,405sec