Бегемот, который боялся прививок

— Завтра будем ставить Манту, — в самом конце урока объявила учительница, — Явка обязательна!

Все оживились, а когда прозвенел звонок, принялись бурно обсуждать, как мы будем его ставить.

— Наверное, мы будем курить трубку мира и передавать ее по кругу, — размечтался Севка, — Надо найти штаны с бахромой от новогоднего костюма!

 

— Кто ж нам даст курить? – резонно заметил Рудик, — Сразу по ушам надают!

— А это не страшно? – пискнула Суська, — Но раз учительница сказала…

И только я молчала, понимая, как ошибаются одноклассники.

— Ты чего такая зеленая? – Колька, наконец, заметил мое состояние, — И молчишь, на тебя не похоже!

— Дураки, — пробормотала я, — Манту – это не Маниту!

Все разом замолчали и вопросительно уставились на меня.

— Манту – это прививка, укол такой! Мне делали…

В классе установилась тишина. Прививок боялись все.

Многие родственники по папиной линии болели туберкулезом, от этой болезни умерла папина мама, от нее мучился и постоянно проходил лечение дядя Прокопий. Считалось, что я нахожусь в группе риска, и Манту мне ставили ежегодно, наверное, с годовалого возраста. Почему этого не знали остальные – не помню, может, просто не знали названия прививки?
Услышав от меня, что нам предстоит укол, а не встреча с Великим индейским духом, одноклассники стали паниковать. Даже те, кто не боялся уколов, нервничали за компанию. А уж Севка, панически боявшийся любых врачей, даже безобидного окулиста, и вовсе трясся как осиновый лист. Но при этом не забывал погрозить мне кулаком:

— Ууу, злыдня! Зачем сказала? Так бы не знал, и всё хорошо было бы! А теперь думай весь вечер и всё завтрашнее утро!

Вечером Севка позвонил мне пять раз.

— Для чего это ставят? А это больно? Ты плакала? – и еще куча всяких вопросов, и как вишенка на торте, — А шприц большой?

До того я была относительно спокойна, ну еще один укол, переживу. Но Севкины звонки взвинтили, сама того не желая, я начала трястись. Поэтому, услышав последний вопрос, свирепо рявкнула:

— Огромный! Помнишь, как в «Кавказской пленнице»?

— Так это еще и штаны снимать?!!

Я ничего не ответила, бросила трубку и медленно поплелась бояться в детскую. Там Вася весело гонял металлические шарики по лабиринту, и я с завистью на него посмотрела: ему-то хорошо, он в сад ходит!

 

— Ты чего такая? – Вася отвлекся от игры, — С кем-то поссорилась? С кем?

— Какая разница? – огрызнулась я, — Тебе что с того?

— Ну, — задумчиво произнес брат, — Если это Колька или Рудька, то с ними драться не буду, они сильнее, а если Севка, то его побить, наверное, смогу!

Не успела я ответить, как на первом этаже зазвонил телефон, и через несколько секунд папа закричал:

— Таля, это тебя! Севка!

— Скажи, что я уже сплю, — я почему-то шептала, будто меня кто-то мог услышать, кроме Васи, — Иди давай!

Спать было рано, часов восемь, но, услышав папины шаги, мигом прыгнула в кровать и закрыла глаза. Думала, папа уйдет, и я «проснусь», но перестаралась и уснула по-настоящему. Вася, по его словам, пытался меня растолкать и расспросить, но ему это не удалось, а рано утром папа отвел его в детский сад.

Оставшись одна, я слонялась из угла в угол, уговаривая сама себя:

— Это всё Севка. Я столько этих прививок сделала, чего там бояться?

До школы оставалось полтора часа, когда в дверь позвонили. Думая, что это пришёл Колька, я побежала открывать.

— Привет, — ввалился Севка, от которого почему-то валил пар, — Я к тебе, прятаться!

— Чего? – не поняла я.

— Прятаться! В школу сегодня не пойду!

Я подпрыгнула:

— Точно! Можно же прогулять!

Зазвонил телефон, я хотела было бежать, но Севка схватил меня за рукав:

— Не бери! Пусть думают, что никого нет дома!

— А если это Коля? Или Рудик?

Севка заколебался, но потом решительно рубанул:

— Пусть! Если мы вдвоем не придём, не заметят, а если четверо – уже попадалово!

— Ладно. Чай будешь?

 

Телефон еще звонил несколько раз, а через полчаса позвонили в дверь.

— Тссс! – приложил палец к губам Севка, — Даже если это пацаны, нас всё равно нет дома!

Так мы просидели в детской почти до обеда. Мы не могли ни играть, ни читать, даже просто болтать и то не получалось.

— Скоро родители на обед придут, — пробормотала я, когда стрелки часов стали приближаться к часу, — Спросят, сделали ли нам прививки.

— А мы скажем, что сделали! – безапелляционно заявил мальчик, — Как они узнают? Не будут же из школы домой звонить!

Когда родители пришли на обед, мы с Севкой уже подогрели суп и накрыли на стол. Мы дружно обедали, когда кто-то начал трезвонить в дверь. В дом буквально ворвались Коля и Рудик:

— А! Вот они, голубчики! Мы их, понимаешь, ищем везде, а они суп едят, — Коля заглянул в тарелки, — С макаронами!

Мы, дураки, боялись звонка из школы, а заложили нас, пусть и невольно, собственные друзья😊

— Тебе, Севка, прививку завтра поставят! А у тебя, Наташка, освобождение!

— Освобождение? – я вытаращилась на мальчишек, — Почему?

Коля пожал плечами, но за него ответил папа. Узнав в чём дело, он рассмеялся:

— Тебе-то чего бояться, доча? Прививка ставится раз в год, тебе в этом году уже сделали!

Когда Севка узнал, что прививку делают в руку маленьким шприцем, он меня чуть не побил, хорошо, мальчишки не дали.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:66 | 0,340sec