Затмение

Субботний вечер и наконец-то свободный. Я встретилась с подругой Галкой, которая после прогулки по озябшему городу затащила меня в бар. Здесь шумно и многолюдно. Мы заказали по коктейлю и устроились за крайним, единственно свободным столиком.

За окном спустилась мрачный февральский вечер. Галка старается поднять мне настроение, а оно не поднимается. Она замечает это, рассказывает анекдот. Смешной. Но я не смеюсь.

 

Тогда подруга стала делиться своими семейными проблемами: муж задерживается на работе, у него новый проект. Дочка не любит школу и учительницу, потому что она старая и злая. А в параллельном классе молоденькая, и ее все обожают.

Я рассказываю про кошку Марту, как ей одиноко, так же, как и мне. Про маму, которая меня не понимает и тянет в какую-то другую жизнь, а я сопротивляюсь. Моя жизнь остановилась на какой-то отметке и не меняется вот уже сколько лет. Как сломанные часы, которые показывают одно и то же время

— Не грусти, — говорит Галка и обнимает меня за плечи. – Но с мертвой точки нужно сдвигаться. Не оборачивайся, — шепчет мне она. — С тебя мужчина у стойки бара глаз не спускает. Красавец, между прочим.

Но я оборачиваюсь, непроизвольно. И встречаюсь с его взглядом. Смуглый, высокий, судя по всему. А глаза… это что-то! Даже издалека видно, что они красивые, впрочем, как и он сам. Я отворачиваюсь, не ответив на его чуть заметную улыбку.

— Ну чего ты, — говорит Галка. – Улыбнись ему, раз уж обернулась.

Но я боюсь. Боюсь, что неправильно меня поймет. Мы допили свои коктейли, как вдруг подходит официант и приносит еще два.

— Вас угощает вон тот джентльмен у стойки. Вы принимаете его дар? – спрашивает вышколенный официант, и мы принимаем.

Галка смеется и даже машет ему рукой, а я боюсь обернуться. Глупо, знаю. Но так уж я устроена теперь, ни одного лишнего телодвижения.

Играет музыка, чинно и мирно беседуют посетители вокруг, свет приглушен слегка. Так бы и сидела здесь до утра. Допиваем второй коктейль, я достаю телефон, проверяю время.

— Нам пора, — говорю я Галке.

— Нет, дорогая, так не пойдет. Нужно подойти и поблагодарить.

Быстро вскакивает, хватает меня за руку и ведет к мужчине. Он улыбается уже более уверенно. Подходим.

— Спасибо большое за угощение. Мы с подругой очень признательны, — она незаметно толкает меня в бок.

— Да, — говорю я. – Очень. Благодарю за ваше внимание.

 

Получается напыщенно и как-то натянуто. Мужчина смеется.

— Это Лера, а я Галя, — продолжает разговор моя подружка.

— Очень приятно, — отвечает он, поднявшись со стула, не сидеть же перед дамами. – А меня зовут Александр. Можно просто Саша.

Из бара мы выходим вместе, и вдруг Галка подхватывается и говорит нарочито громко:

— Ой, я же совсем забыла! К маме обещала заехать!

Она машет рукой, останавливает первую же машину, вспархивает в нее и со словами «Позвоню завтра» исчезает в вечернем сумраке.

Мы остаемся вдвоем. Он о чем-то говорит, что-то рассказывает. Я слушаю его и думаю: «Почему я не ухожу? Наваждение какое-то». Но уходить я не хочу, мне хорошо с ним.

И тут я слышу слова:

— И вот командировка закончилась, завтра улетаю. Но мне жаль. Лера, а пойдемте ко мне? Вы замерзли, дрожите вся. Гостиница здесь недалеко. Составьте мне компанию.

«Беги!» — настойчиво твердит внутренний голос, но я соглашаюсь. Не могу отказаться. От него веет таким теплом, такой харизмой, что я вся в его власти. И действительно замерзла. Или это от волнения такая дрожь?

Приходим в номер. Тепло, уютно. Он смотрит на меня, улыбается.

Нам принесли кофе с ликером и эклеры. Александр заказал по телефону. Витает аромат хорошо обжаренных зерен и ванили. Я вдыхаю этот запах, и мне так хорошо, как не было уже давно.

Он расспрашивает про мои любимые фильмы, музыку. Я охотно отвечаю, а сама лезу в сумочку и отключаю мобильник.

В это время Александр достает планшет и показывает мне свой дом, большой, угловой, с огромным каштаном рядом и прекрасным газоном.

Я делаю вид, что мне все это очень интересно. А он приглашает к себе в гости.

— Как только сможешь, приезжай! Тебе понравится, — говорит он и просит: — Да, пока не забыл. Давай телефонами обменяемся.

— Напиши мне свой номер, — говорю я и краснею.

 

Он охотно пишет его на салфетке с золотым узором, и я запихиваю ее в сумку. Мне нужно уходить, я поднимаюсь, но тут он подходит, обнимает меня. От него пахнет тонким ароматом хвои вперемежку с кофе, и я ощущаю на своих губах его нежный, долгий поцелуй.

***
Утром выпал снег. За окном белым бело. Я стою у окна и чуть не плачу. Александр обнимает меня сзади, а я закрываю лицо руками. Какая-то бессмыслица! Зачем, зачем эта встреча, эта ночь, эти объятия?! Мне нужно бежать, сердце стонет от тоски и стыда.

Он смотрит на часы и говорит, что ему пора в аэропорт. Какие-то дурацкие шутки про перелеты, опоздания. Я уже оделась, мне нужно идти, но он просит, умоляет не уходить. И я остаюсь, жду, пока он спешно запихивает вещи в дорожную сумку. И спрашивает меня:

— Когда ты сможешь приехать, Лера?

Я отказываюсь принимать все это всерьез. Мне нужно идти, но больше всего на свете я хочу остаться, вернуться в прошедшую ночь, где мы были счастливы в молчании и полном неведении…

Хочу, чтобы он снова обнимал меня так крепко, как никто другой. Старался не тревожить мой сон, хотя я почти не спала, целовал нежно и шептал давно забытые слова любви.

Наконец мы вышли на улицу. Он ждет такси и рассматривает мое лицо, как будто хочет запомнить его на всю оставшуюся жизнь.

— Так ты приедешь, скажи? – спрашивает он, и я киваю, зная, что обманываю его.

Предательские слезы наворачиваются на глаза, он целует меня последний раз и говорит, что будет ждать звонка. Умоляет. Я снова киваю, и такси увозит его от меня навсегда.

Я бреду домой. Несчастная, разбитая, опустошенная. Мне стыдно, горько и обидно. А салфетка с его номером скомканная летит в урну.

Открываю дверь, дрожа всем телом и слышу раздраженный голос:

— Телефон опять разрядился? И Галкин не отвечает. Неужели не могла позвонить и сообщить, что у нее останешься?

Захожу в комнату. Мой муж сидит в своем инвалидном кресле и смотрит на меня с укоризной.

— Прости, — говорю я и иду на кухню готовить ему завтрак.

Нет, я не оставлю его. Хоть в этом несчастье на всю оставшуюся жизнь, в этой аварии виноват он сам. А я должна нести этот крест. До конца.

 

Вспоминаю лицо, нежные руки и объятия Александра и беззвучно рыдаю.

— Мама звонила. Она пирогов с рыбой напекла, просила тебя приехать, забрать, — говорит мне муж, и я молча киваю. У ног трется голодная Марта.

И весь мир погружается в пустоту моей одинокой, безрадостной жизни. Звонит Галка.

— Ну как? Погуляли вчера?

— Мне некогда, Галя. Я позвоню потом, — отвечаю я, оборачиваюсь и вижу подозрительный, все понимающий взгляд мужа.

Подхожу, обнимаю его и шепчу тихо:

— Все хорошо, не волнуйся. Галка подождет.

Он неловко целует меня в щеку и говорит:

— Я не смогу без тебя, Лерка. Не бросай меня.

Не брошу, даже ради Александра. Не брошу, не предам, не оставлю. А прошлая ночь – это не предательство. Затмение, которое недолговечно и призрачно. А теперь осудите меня.

Рассказала Валерия М.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,404sec