Чужая жизнь

Дмитрич хорошим дядькой был, балагуром, да ещё рукастый! Никому никогда в помощи не отказывал, всегда готов был всем помочь, кто бы о помощи не просил. С соседями всегда был дружен, даже с кумушками дружбу водил, не стеснялся бабушкам на помощь прийти, коль какая нужда была. Зла никогда не помнил, а на добро никогда не скупился.

В деревне его очень любили.

Жена у него тоже справная была — Любава, такие пироги пекла, что все только облизывались от ароматов, что от их дома летними вечерами разносились!

В общем хорошая семья была, крепкая. Ещё лучше стало, когда родилась у них дочка Таня, малышка была крепенькая, здоровая, а как подросла, так стала помощницей матери незаменимой.

 

Но был и тот, кто семье их страшно завидовал. А именно Ольга, которая сама за Дмитрича замуж мечтала выйти, да тот даже не поглядел в её сторону в своё время. За Любавой ухаживал, на руках носил, чем вызывал у Ольги зависть несусветную. По всякому пыталась Ольга семью их разбить, лезла как змея между ними, но затихла, как дочь родилась. Сама замуж вышла, да не было у неё счастья в семейной жизни, мужа запилила до того, что спился он очень быстро, детей они так и не нажили, и Ольга продолжила давиться собственной злостью и завистью. Подруг всех растеряла постепенно, ведь разговоров у неё было только о чужом счастье. Оставшись совсем одна, Ольга совсем озлобилась, начала по каким-то бабкам шастать, о которых в деревнях окрестных дурная молва шла. А зачем шастала — то никому известно не было, народ Ольгу сторониться начал, а она раньше времени в бабку начала превращаться, сгорбилась, иссохлась вся, а взгляд такой злобный, что и испугать может.

Может и замышляла против чужой семьи что-то, да никто об этом не знал, жили как жили, на чужую ненависть внимания не обращали.

Вот только одной весной угорели Дмитрич с Любавой, а Танечка чудом жива осталась. Горевали всем селом — ведь такая хорошая пара была! ДА и как такое вообще могло случиться? Уж потом подумали. что уголёк из печки на что-то выпал, да поджёг дом. Мать успела из дома дочь вытолкнуть, а вот мужа спасти не сумела. Огонь слишком быстро разошёлся, и никто из соседей даже подойти близко не смог, дабы помочь.

Таню приютила соседка, что больше всего с её матерью дружна была. Жалко ей было девчонку, поддерживала как могла. Таня долго в себя прийти не могла, но постепенно зарубцевалась её рана, и начала жить она дальше. Да и чувствовала Таня. что родители рядом с нею, всё равно оберегают. От матери ей достался кулинарный дар, а от отца смекалка и изобретательность. Дом, конечно, Таня не захотела вновь ставить, засадила родительскую землю яблонями да сливами, решив, что это будет отличный сад.

А Ольга продолжала от зависти давиться. Думала она, что с погибелью семьи и дочь долго не протянет, после пожара радовалась во всё своё черное сердце, даже спину распрямила, словно чужим горем наслаждаясь. Да и были у кое-кого подозрения, что к пожару Ольга причастна, но разве ж докажешь что? Вот и молчали, разве что ещё больше дурную бабу стали сторониться. Тем более живёт, ни с кем не разговаривает, но и не бедокурит. Терпели её в деревне.

Но недолго радовалась Ольга, увидела она, что Тане полегчало, начала девушка дальше жить. И опять злоба с завистью скручивают Ольгу — не знает она уже, что и предпринять ей. Дмитрича с Любавой нет уже, по идее и успокоиться должна — ан нет, продолжает Ольге злость и зависть глаза проедать. И непонятно, чего она успокоиться не может, видать перекинулась её зависть и на дочь тех, кого она ненавидела.

Татьяна вроде и замечает Ольгу, которая зло на неё косится, но игнорирует её. От того Ольгу ещё больше крутит и выворачивает. Старается пакости девушке делать, то ведро с водой опрокинет, то намеренно в лужу запрыгнет, дабы испачкать Татьяне платье. А та смотрит на неё и улыбается. и кажется Ольге, что забавляется от её проделок. Это злит её пуще прежнего — аж голова от злости начинает раскалываться!

 

То, чего знает Ольга, так это того, что снятся Татьяне её родители, и говорят, чтобы не обращала она на эту женщину никакого внимания. Пусть лопнет от злости собственной, как комар, который крови перепил! Татьяна итак не особо внимания на чужую злость обращает, а после советов родителей. так и тем более. Не забавляется она отношением Ольги, а искренне её жалеет, вот только помогать не собирается.

Ведь каждый человек — сам за себя в ответе. Коль ей так нравиться жить, то что здесь сама Татьяна сделать может? Да и почему она должна что либо делать?

А Ольга всё больше в злобу свою погружалась. Пыталась придумать, какую гадость девчонке сделать можно, да так, чтобы никто не прознал, что это она натворила.

И до того её разум застилала злость, что решила она Татьяну подкараулить у реки. Совсем баба разума лишилась. хотя от прежней Ольги в ней мало что уже осталось, превратилась она давно в старуху невменяемую.

Татьяна же о чужих помыслах не знала, пошла на реку, дабы бельё постирать, и уж совсем не ожидала встретить там ополоумевшую старуху. Ольга орала на неё и руками размахивала, обвиняла семью Татьяны в том, что счастье у неё украли! Девушка же недоумённо глазами хлопала, не понимая сути чужих обвинений. Какое счастье, коль Ольга всю жизнь жила чужой семьёй, о своей жизни никогда не думала, и даже мужа умудрилась запилить до того, что он раньше времени ушёл? А ежели чужим умом жить — то счастья точно не видать! Но Татьяна даже и слова вставить не могла промеж чужих гневных воплей, но вот страшно ей было неописуемо. Мало ли что от такой ожидать можно?

А у Ольги аж горло сдавливало от злости. Хотелось ей Тане в лицо вцепиться, наказать молодуху за всё то, что Ольга себе напридумывала. И плевать ей было, что она действительно всё придумала! Ещё чуть-чуть, и бросилась бы она на девушку, даже шаг вперёд сделала.

 

Но вдруг замолчала Ольга, лицо её побагровело и она стала ртом воздух хватать. Татьяна перепугалась за старушку, да побежала за помощью, бросив кадку с бельём. Но когда вернулась с подмогой, никто уже не мог помочь Ольге.

Потом уже сказали, что померла она от разрыва сердца, а особо языкастые злорадствовали, что это от злости у Ольги сердце лопнуло. Это ж надо было так кого-то ненавидеть, чтобы прийти к такому печальному концу!

Пообсуждал народ, да быстро стал эту историю забывать.

Жизнь то дальше идёт. А Татьяна вскорости вышла замуж за хорошего парня, но никогда про сад на родительской земле не забывала. И словно бы в благодарность, урожай всегда щедрым был.

КОНЕЦ

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,388sec