Детство вперемежку с мудростью. Рассказ

Между дощечками забора просовывается тонкая ручонка и тянется за малиной. Это сосед – маленький трехлетний Тишка повадился ходить сюда, к малиннику Жени.

Евгения старательно делает вид, что не замечает, даже тяпкой стучит чуточку потише, чтоб не спугнуть. Его и так очень сильно ругает сестра. Шестилетняя Лиза строга: если застанет Тишку за этим занятием, ему попадёт.

Но вот появляется Лиза, она ещё издали примечает Тишкины проделки, но не кричит, потому что стыдно ей за брата. Подходит ближе, сердито шепчет, берёт его за руку, хочет увести.

 

– О, Лиза, здравствуй! Тиша, привет! – Женя подходит к забору, – Что-то умаялась я, ничего не успеваю. Вам малина не нужна ли? Вон сколько наросло! Опадёт – жалко. Может поможете обрать, мама варенья сварит.

Лиза сомневается, стесняется, но чувствуется, что малины бы она отведала.

Договорились, что после того, как девочка накормит прабабушку, придут.

Женя не ждёт, принимается за малину.

Лизе седьмой год. А на ней уже трехлетний братик и немощная слепая прабабушка Анна. Мать Лизы работает в пригороде, в магазине. Утром – уезжает на электричке, вечером – возвращается. Детский сад закрыли на ремонт, вот Лиза и остаётся в доме за старшую.

У внучки бабы Анны, матери Лизы и Тиши, не сложилось что-то с мужем, и она с двумя детьми приехала жить к бабушке, тем более та одна жить уже и не могла.

Бабушка Анна не очень давно ослепла, передвигалась по дому с трудом, а на улицу и в дворовые удобства выйти сама уже совсем не могла. Трудно ей было и кушать самой, помощь требовалась…

Когда-то мать Жени дружила с соседкой – бабушкой Анной. Но матери уже давно нет, а Женя постепенно перебралась жить сюда. В городе совсем одиноко: её дочь с семьёй поселилась в Казахстане…

Лиза и Тишка пришли к малиннику с маленькой чашкой.

Лиза собирала старательно и серьёзно, как книгу читала. Тишка собирал в рот.

– Тиша! Мы же в чашку собираем на варенье, а не едим, – журила его строгая сестра.

Тиша кладёт ягодку в чашку, но следующую опять в рот.

– Ой, я тоже так малину люблю. Лиз, а давай сначала наедимся, – предлагает Женя и начинает ягоды есть.

Лиза улыбается.

– Ну, давайте…

Лиза тоненькая, как подрастающий стебелёк, с большими голубыми серьезными глазами. В них плещется детство вперемежку с мудростью. Ответственность держит её в тех рамках, какие нарисовали ей взрослые, в какие, по необходимости, поставила её жизнь.

 

Женя набирает большой бидон и отдаёт его Лизе.

– Я не могу взять, Вам же не останется!

– Бери, бери! Избавь меня от варки варенья, у меня его уже – есть-не переесть.

Лиза, непривыкшая к таким угощениям, немного сомневаясь, всё же берёт.

– Нам пора, – говорит она, – Мне ещё воды надо принести и постирать.

Женя только недавно приобрела стиральную машинку-полуавтомат «Эврика» – чудо тогдашнего времени. С трудом выхлопатала разрешение на её установку.

– Неси бельё, Лиз, у меня машинка такая! Пойдём покажу.

Лиза с интересом наблюдает, как Женя загружает бельё и включает машинку, как демонстрирует отжим. Но своё бельё маленькая соседка нести отказывается. Она должна сама – это её задача. И она не имеет права на кого-то её перекладывать, даже на машину.

– Ну тогда оставь мне Тишку, – предлагает Евгения, – Мы с ним на речку прогуляемся, рыбок посмотрим.

Лиза подумала и согласилась. Это можно.

Дома Лиза вымала посуда, наносила небольшим ведёрком воды, помогла бабушке выйти на скамейку и начала стирать в тазике. Маленькими ручками она тёрла так, как будто это была решительная битва. Мама должна быть довольна, ей и так нелегко, и задача Лизы – помогать изо всех сил.

Женя и Тиша уже были дома, когда за ним пришла Лиза.

– Спасибо Вам! Давайте я его заберу, его кормить пора.

– Лиз, ты прости, но я его покормила котлетами с картошкой. Может и ты поешь?

– Нет, нет, я не буду. Я дома поем.

Тихон уже выскочил во двор и гладил на пороге Жениного кота.

– Как он себя вёл? – строго интересуется сестра.

– Отлично! Очень послушный. Ты его поменьше бы ругала. Он же мужчина. Находи причину, чтобы и похвалить.

– Да? Хорошо, я подумаю.

 

Вечером возвращается их мама. Конечно, усталая. А ещё надо наготовить на следующий день, убрать в доме. А тут ещё и малина. Она начинает варить варенье.

Свой огород у них запущен. Приехали они поздней весной, а бабушка уже была слепа, участок зарос. Так, только немного ягод на вишне да на кустах.

Лена, мама детей, пришла поблагодарить.

– Тетя Жень, спасибо вам, что приглядываете за моими, и за малину большое спасибо. Уже наелись, засыпала сахаром, сварю.

– Да было бы за что! Слушай, Лен, а Лизе на следующий год в школу?

– Да, думаю, здесь останемся, в свою школу и поведу.

– А давай я с ней позанимаюсь – читать поучу, тебе же некогда.

– Да неловко Вас так мучить-то!

– Ну что ты, какие муки! Мне скучно одной, вот и займусь.

С тех пор Лиза с Тишкой стали бывать у Жени в доме чаще. Мальчик играл с полюбившимся котёнком, а Лиза с Евгенией усаживались за старый письменный стол у окна, из которого было видно Тишку, и занимались. К новому году Лиза уже сама читала братику и прабабушке сказки.

Иногда, в обществе Жени, Лиза вдруг забывалась и начинала вести себя, как шестилетняя девочка: носилась за котёнком, брызгалась водой из тазика, но потом вдруг вспоминала свою ответственность и как будто взрослела.

– Пойдём, Тиша! У нас там бабушка, надо присмотреть за ней.

Она брала брата за руки, отряхивала его, вытирала его мордашку носовым платком и деловито вела домой. Такой няньке доверять можно: и ребёнка и слепую бабушку.

***

 

Доверять можно! Такому юристу через тридцать лет доверила Женя и её дочь свой квартирный сложный вопрос, когда дочка переезжала из Казахстана на родину. К ней, к Лизе, Евгения обращалась по всем жизненным юридическим вопросам. Ей доверять можно многое.

Когда у тёти Жени начались серьезные проблемы с сердцем, именно Лиза привезла её к лучшему кардиологу, и Женю прооперировали очень удачно.

А ещё, когда Лиза приезжала к матери в соседний дом, она в любое время года появлялась у тёти Жени с ведёрком свежей малины. Потом она садилась за старый письменный стол у окна и счастливо улыбалась.

Лиза теперь — мировой судья. Или мировая, как говорят её близкие. А Женя уверена: это её место, ответственней и честней – не сыщешь! Так воспитана.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:70 | 0,496sec