Испытание

Элла и Виктор были на грани развода. Поженились они молодыми, а о проблемах со здоровьем Виктора узнали лишь через пять лет, после тщательного обследования. Как оказалось, он не сможет стать отцом. Супруги долго переживали, дело стало доходить до скандалов.

 

Уладила их отношения мать Виктора Нина Семеновна, которая очень любила невестку. Она долго беседовала с ней, пытаясь убедить ее в том, что сын не виноват, никто о его недуге не знал и не догадывался.

И наконец все вместе они приняли непростое решение: удочерить или усыновит ребенка.

— Я буду во всем помогать, Эллочка, — заверяла невестку свекровь. – Ребеночек появится, у вас с Витей все наладится, вот увидишь.

Так через некоторое время в их семье появилась маленькая двухгодовалая Наденька, долгожданный ребенок, который внес в их семью мир и покой.

Девочка была хорошенькая, спокойная с ясными глазками, но немного грустная. Наверное от того, что круглая сирота. Родители погибли, бабушек и дедушек не было. Значит ее никто и никогда у них не отнимет.

Наденька была здоровенькой, никогда не капризничала, но самое главное, ее появление в молодой семье сохранило брак Эллы и Виктора, которые никак не могли нарадоваться на свою маленькую дочурку.

Мать Виктора и новоявленная бабушка, как и обещала, помогала Элле: ухаживала за внучкой, гуляла с ней, с удовольствием кормила и наряжала как куколку. Но почему-то в скором времени это стало утомлять Эллу.

Она стала раздражительной, говорила, что устала морально. Лучше ей выйти на работу, а Надю отдать в детский сад. Было уже заметно, что ее раздражение по поводу излишней опеки свекрови стало распространяться и на мужа, и на дочь. Виктор деликатно поговорил с мамой, и та стала реже появляться в их доме.

К тому же и сама вдруг почувствовала себя неважно. Сын отправил ее в санаторий подлечиться, а Элла нашла работу, друзья помогли. А если быть до конца точным, то не друзья, а друг, бывший одногруппник, который имел собственную риэлторскую контору.

Элла повеселела, обновила гардероб и вплотную занялась устройством дочки в детский сад. И тут друг помог: у его жены мама работала заведующей прекрасного детского садика.

Все постепенно вставало на свои места. Но однажды оба не смогли вовремя забрать дочку из детского сада. Элла задержалась с капризным клиентом, показывая загородный дом. А Виктор был на строительном объекте с проверкой.

 

И они сильно поссорились. Виктор с самого начала не приветствовал идею детского сада. Но перечить жене не стал, и вот результат.

Она же возмущалась, что не желает становиться домохозяйкой и нянькой. Пусть свекровь возвращается и забирает ребенка из детского сада. Виктор решил, что это выход, но нужно подождать: курс лечения еще не закончен.

В конце мая новоиспеченный шеф Эллы вдруг задумал организовать встречу одногруппников. Элла восприняла идею с энтузиазмом, тем более организовали встречу ради Льва Сосницкого.

Он недавно приехал из Варшавы, где работал по контракту. А до отъезда они с Эллой встречались. Ей хотелось взглянуть на него и себя показать, счастливую красавицу.

Виктор не возражал. Была суббота, и он с удовольствием остался с дочкой дома.

Встреча со Львом была немного прохладной и сдержанной. Он был одинаково любезен со всеми, но вот на танец первой пригласил Эллу.

Лев был элегантным и очень галантным мужчиной. Расспросил о ее жизни, уже зная об удочерении. Городок маленький, шила в мешке не утаишь. И все же порадовался за нее.

Веселье затянулось до самого закрытия ресторана. И наконец все стали разъезжаться по домам. А Лев пригласил Эллу к себе, но она целомудренно отказалась, хотя и воспоминания нахлынули, и захотелось какого-то разнообразия. Он это почувствовал. Сказал, что не хочет расставаться и пригласил в ночной клуб.

Там они провели почти до утра. Лев убеждал Эллу в том, что они не должны были расставаться, что у них еще не все потеряно, что стоит только захотеть, и они будут вместе. Что он собирается переезжать в Берлин, все для этого готово, а вот любимой женщины рядом нет.

Элла слушала его, думала о Викторе, о Наденьке и чувствовала себя загнанной в угол. Да, ей хотелось этого размаха, заграничной жизни с преуспевающим Львом, так ее обожающим. У них могли бы быть свои дети в конце концов.

После очередной порции виски с содовой она вдруг расплакалась и сказала:

— Поздно, Лёвушка. Я не смогу…

— Ну я же вижу, что ты несчастна, Элла, — продолжал он заботливым голосом. – Только доверься мне и увидишь, как вся твоя жизнь изменится. И моя тоже.

Она положила голову ему на плечо, беззвучно вздрагивая. Он обнял ее нежно и сказал:

— Пойдем ко мне, все обсудим по-хорошему. А потом, на трезвую голову, ты примешь решение.

 

Оба поднялись с места, Элла проронила «Я домой», и они направились к выходу. Лев настаивать не стал, усадил Эллу в такси, расплатился и поцеловал на прощание.

— Я здесь еще два дня, надумаешь встретиться и поговорить, приходи. Адрес помнишь?

Она ничего не ответила и уехала. Уже светало.

Дома она проплакала до утра, объясняя мужу, как замечательно могла бы сложиться ее жизнь, что Лев и сейчас зовет ее с собой, она хочет ребенка своего, а не чужого…

Да много еще чего говорила нетрезвая женщина, делая больно рядом сидящему мужчине. Он не успокаивал ее, не уговаривал: пусть выскажется, а потом видно будет, что со всем этим делать.

На следующий день Элла проснулась в ужасном состоянии. Виктор кормил дочку завтраком, на жену даже не взглянул, и в глубине души она была благодарна ему за мужскую выдержку. Со Львом она больше не встречалась, так он и уехал в свою Варшаву.

Отношения у супругов снова натянулись до предела, а через три месяца стало очевидно, что Элла беременна.

Сказать, что в семье «заштормило», это ничего не сказать. Муж сдерживался изо всех сил, чтобы не затевать скандалы, только ради маленькой дочки. Элла ходила потерянная, она пыталась поговорить с мужем.

— Витя, я не знаю, как это все объяснить… У нас не было ничего со Львом. Поверь мне! Это просто чудо какое-то…

— Я давно уже не верю в чудеса, Элла, — ответил Виктор, — лет с восьми. Поэтому не надо сейчас морочить мне голову. Ты всегда хотела своего ребенка, рожай на здоровье. А я заберу Надю и уеду к маме.

— Ну и уезжай! А я не буду избавляться от этого ребенка! – заявила ему Элла в слезах. – У меня наконец-то появился шанс стать матерью. Тебе этих чувств не понять.

Но доказать мужу она так ничего и не смогла.

И с этого момента их прежняя семейная жизнь превратилась в сплошной кошмар. К матери Виктор не уехал, чтобы ее не расстраивать. Разве объяснишь всего? Нина Семеновна так и приходила к ним, забавлялась с внучкой.

И наконец, увидев, что невестка беременна, очень обрадовалась! Только спросила, почему молчали?

Элла рассказала ей все, про ту встречу с бывшим дружком, про то, как они провели ночь в ночном клубе, а Виктор не верит ей…

— Что мне теперь делать? Тест на отцовство я сделаю, когда малыш родится, я докажу Вите, что это его ребенок. Но сейчас… он даже слышать ни о чем не хочет.

— Я поговорю с ним, — сухо сказала свекровь.

 

А через неделю принесла сыну журнал со статьей о том, что его проблема – это не приговор.

— Посмотри на все с другой стороны, сынок, — просила его мать. – Не отталкивай Эллу, у вас же дочка растет. Скоро второй родится.

Виктор изо всех сил сдерживал себя, Элла была ему неприятна, ту ночь он никак не мог забыть. Но все свое внимание он переключил на дочь, думая о дальнейшей судьбе ее и своей.

Им понадобилось около года, чтобы наконец разрешить эту ситуацию. Сначала родился сыночек, здоровенький мальчик, которого Виктору вручили в роддоме с поздравлениями. Потом было привыкание и к нему, и к жене.

Нина Семеновна старалась помочь и поддержать сына с невесткой. Часто забирала Наденьку к себе. Но между ними все равно стояла холодная стена отчуждения, которое не мог преодолеть Виктор, и с которым смирилась Элла.

В этот вечер он пришел с работы позже обычного. Его ждал горячий ужин, Надя была у бабушки, а Элла сидела на кухне с сынишкой на руках. А на столе лежал конверт. Виктор лишь взглядом и кивком спросил, что это, мол?

— Открой и посмотри, — сказала Элла.

Виктор читал и перечитывал медицинские показатели и заключение с почти стопроцентным совпадением, потом подошел к жене, взял сына на руки и сказал:

— Я не настаивал. Но мне очень неприятно, что один твой неверный шаг заставил нас пройти через все это. Я был у врача, и мне сказали, что такое возможно. Поэтому я старался убедить себя, что…

— Давай не будем больше об этом. У нас двое детей, и мы должны думать только о них. А наша с тобой проблема недоверия пусть разрешится сама собой.

Они отнесли сыночка в спальню, уложили в кроватку и, глядя на него спящего, пообещали друг другу: что бы ни случилось, главное в семье – это доверие, их дети и любовь, которую нельзя подвергать таким жестоким испытаниям. От этого она сильнее не становится.

Ночная собеседница

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,373sec