Хитрый муж и умная жена

Прежде, чем выгнать жену, попросил её тщательно убраться в квартире и приготовить свежий ужин…

Таким образом Геннадий хотел произвести на Викторию (как на свою будущую жену) хорошее впечатление.

И он не придумал ничего умнее, как сделать это за счёт той жены, с которой принял решение расстаться.

 

И вот прошло уже много времени после развода. А Геннадий всё не успокаивается. Всё пытается что-то доказать и требует от Аллы каких-то объяснений, какой-то компенсации за понесённые убытки.

Многие из его знакомых и сейчас уверены, что он всё делал правильно, а главное, по закону.

— Потому что по закону она была ещё его женой, — говорили они. — Они ведь на тот момент ещё не развелись. Значит, он был вправе так поступить. И совесть его чиста. Она ведь проживала на его жилплощади! Тогда какие могут быть к Геннадию претензии? Никаких! На его месте мы поступили бы так же! И во всём виноватой следует считать Аллу. С неё и спрашивать.

А сам Геннадий, когда заварил эту кашу, и подумать не мог, что всё так обернётся.

И его же собственная затея будет иметь столь грустные для него же самого последствия. Более того. Задуманная хитрость казалась ему тогда не более чем безобидной и очень умной выходкой.

А теперь он никак в толк не возьмёт, почему его столь безупречный план с треском провалился.

Сегодня Геннадий, наверное, поступил бы по-другому. Он просто расстался бы с Аллой. И всё. Но тогда он решил пойти на хитрость.

«Так просто выгнать я её и так могу, — рассуждал он. — В этом нет ничего умного.

И совсем другое дело, если перед своим уходом она ещё немного поработает на меня».

— Я ничего такого не делаю, — успокаивал Геннадий свою совесть. — Просто прошу свою собственную жену последний раз выполнить свои супружеские обязанности. Что в этом безнравственного? Ведь мы ещё не разведены. И по закону она моя жена. И живёт она в моей квартире. А стало быть уборка, стирка и готовка — это область её ответственности. Не могу же я заставить это делать другую женщину, которая ещё не является моей женой! Как и не могу допустить, чтобы другая женщина, придя впервые ко мне домой, нашла бы квартиру грязной, а в ванной обнаружила бы гору нестираного белья. И не смогла бы вместе со мной насладиться вкусным ужином. Ведь моя Алла (пока ещё моя) так вкусно готовит.

«Это очень мудрый поступок, — думал он. — Благодаря ему, Виктория уже сейчас поймёт, в каких условиях я привык жить. Бельё постирано и сушится на балконе. В квартире — безупречный порядок. А на столе — вкусный ужин».

А когда все нюансы хитрого плана окончательно уложились в его голове, он приступил к его осуществлению.

— Алла, сегодня в 7 вечера у нас будут гости, — сказал Геннадий рано утром, глядя жене прямо в глаза. — Очень серьёзные люди. Извини, что не предупредил раньше. Сам только что узнал. Но от того, как мы их примем, зависит всё наше с тобой будущее.

 

Алла, конечно же, отнеслась к словам мужа со всей серьёзностью. Она не подозревала ничего плохого. С какой стати? У неё и в мыслях не было, что муж решил от неё избавиться.

«На кону наше с Геннадием будущее! — думала Алла. — Значит, надо постараться! Чтобы не подвести мужа. Ведь к нам придут в гости серьёзные люди. От которых, как он говорит, зависит всё!»

И Алла принялась за дело. А Геннадий ходил рядом и давал ценные указания.

«Виктория должна увидеть меня во всём блеске, — рассуждал он. — В квартире — чистота и порядок. На столе — вкусный ужин. И всё это сделает Алла. Разве я виноват, что больше не люблю её, а моё сердце принадлежит другой? Нет, конечно».

На уборку квартиры Алла потратила часа три. Геннадий всё это время был рядом. Давал ценные указания и полезные советы. Иногда только отлучался в туалет. И то, когда чувствовал острую необходимость. После того как навела в квартире порядок, постирала и развесила бельё, она одна сходила в магазин и стала готовить ужин.

И вот в шесть часов вечера, когда всё было готово, и до прихода «гостей» оставался ровно час, Геннадий сообщил Алле, что более в её услугах не нуждается.

— Собирай свои манатки. И чтобы духу твоего не было в моей квартире, — спокойно сказал он.

Алла, конечно, несколько растерялась от услышанного. Возникли кое-какие вопросы, которые она задала мужу. Но ничего вразумительного в ответ не услышала. Поняла только, что её больше не любят и не хотят видеть.

— На всё про всё даю тебе полчаса времени, — сказал Геннадий, глядя на часы.

Алла не стала больше ничего спрашивать. Молча собралась и ушла.

— Даже подозрительно, — подумал Геннадий, когда закрыл за ней дверь. — Другая бы на её месте… Впрочем, а что другая? Если квартира — не её. И она здесь даже не зарегистрирована.

И Геннадий забыл про Аллу. Он вспомнил, что влюблён в Викторию. И все мысли его были о том, что через полчаса она придёт к нему.

— Вот! — говорил он, показывая ей квартиру. — Здесь я и живу.

— А жена? — интересовала Виктория.

— Она меня бросила, — спокойно отвечал Геннадий. — Встретила другого, полюбила, сбежала. Но… Я её не виню. Кто я такой, чтобы винить её. Я же понимаю, что женщины — это слабые существа, которые не способны совладать с чувствами и в результате чего страдаем мы. Мужчины. Прошу в гостиную. Стол давно накрыт и ждёт.

 

— Неужели так просто взяла и ушла? — удивилась Виктория.

— Если бы! — грустно ответил Геннадий. — Она ушла не просто так. Убралась в квартире, всё перестирала, приготовила ужин и только после этого ушла.

— Зачем она это делала?

— Я так думаю, что она остро чувствует свою вину. Понятное дело, что переживает. Совесть-то какая-никакая, а есть? Вот и извиняется, наверное, таким образом. В принципе, хозяйка она не плохая. Но… Полюбила другого…

Геннадий сделал грустное лицо и немного помолчал.

— Да, что мы всё о ней и о ней, — как бы спохватившись, продолжил он. — Она — в прошлом. А нас ждёт счастливое будущее. Ведь так?

— Так.

— Прошу к столу. Разреши, я за тобой поухаживаю.

Оба были очень голодные. И жадно набросились на еду и питьё.

А дальше… Дальше всё было более чем прозаично. Ужин закончился достаточно быстро. По сути, он в общем-то и не начался толком. Они успели поесть холодные закуски и даже немного поели горячего, но до десерта дело так и не дошло.

Почему? Потому что когда Алла делала уборку (ещё до того, как пойти в магазин), она услышала, как Геннадий разговаривает с какой-то Викторией по телефону.

Из разговора она поняла, что как только она наведёт порядок в квартире, постирает, развесит бельё на балконе, всё приготовит и накроет на стол, её выгонят из дома навсегда.

Конечно, Геннадий ничего этого Виктории не говорил. Он сказал ей, что его бросила жена, и он ждёт Викторию дома ровно в семь. И Алла всё сразу сообразила.

«Глупый ты, Геннадий, — подумала она, — на тебя даже сердиться нельзя. Нет, чтобы просто взять и сказать, что не любишь. Играешь в какие-то игры. Зачем? Придётся наказать не только тебя, но и твою гостью».

— Мне надо выйти, — испуганно сказала Виктория, которая первой захотела в туалетную комнату.

— Из комнаты направо, вторая дверь налево, — сказал Геннадий.

 

Виктория убежала. А через минуту Геннадий почувствовал то же самое. Но туалетная комната в доме была одна. И ещё при этом вся сантехника в квартире не работала.

Что уж там сделала Алла — никому не известно. Только вода не текла. Для Аллы это было несложно. Она закончила строительный институт и была хорошим специалистом по сантехническим устройствам здания и канализации.

— Вика, открой, мне очень надо! — кричал Геннадий. — Сколько можно? Почему ты так долго? Что-то случилось? Открой немедленно! Иначе я просто выломаю дверь.

Вечер перестал быть спокойным.

— Мне тоже надо! — кричала за дверью Виктория. — Но здесь нет воды. И вообще здесь ничего нет. Даже простой туалетной бумаги. Принеси мне что-нибудь.

— Что тебе принести?! — кричал Геннадий. — Я не понимаю, о чём ты там говоришь! Но, поверь, любимая, мне очень, очень надо. Открой сейчас же.

А в это время в квартире ещё и свет погас.

Виктория испуганно закричала. Геннадий, поддерживая себя сзади, кинулся к двери, чтобы выйти из квартиры и добраться до электрощита. Но тут выяснилось, что квартиру не открыть. Что-то случилось с замком, который закрывается на ключ.

— Я больше не могу, — крикнул он, стоя в темноте у входной двери.

— Что? — кричала в ответ Виктория. — Я не поняла.

— Не могу! — закричал Геннадий и ломанулся в ванную.

До ванной комнаты он добежать не успел. Потому что, во-первых, было темно, а, во-вторых, сил терпеть больше не было. Поэтому он в темноте ударился об угол стены, упал и, понятное дело, утратил силы сдерживаться. И в ванную комнату он уже не вошёл, а вполз, тихо постанывая. Но вползти-то он туда вполз, а дальше что? Воды-то нет.

Геннадий нашёл в себе силы залезть в ванну и там раздеться. Это всё, на что хватило его сообразительности в данный момент.

Когда внутри у него немного успокоилось и стало чуточку полегче, он вышел из ванной комнаты и на ощупь пошёл к шкафу с бельём. Но шкаф оказался закрытым на ключ. А ключа не было. Он — на балкон. Но там всё было сырое. Пришлось одеться в сырое. А что делать?!

Потому что в это время в квартиру стучали специалисты, которые должны были открыть входную дверь. Их Геннадий вызвал по телефону.

 

Дверь открыли. Геннадий дошёл до электрощита и включил свет. А вскоре пришли сантехники и подача воды в квартире возобновилась.

Виктория ушла где-то через час, когда смогла хоть как-то привести себя в порядок. И больше она с Геннадием не встречалась.

— Он сам виноват, — объясняла Алла позже, когда уже всё было позади, и её с Геннадием развели. — Почему он не объяснился со мной по-хорошему? В чём проблема? Я бы просто взяла и ушла. Обидно, конечно. Но я бы ушла.

Но он решил схитрить. Наплёл мне про каких-то серьёзных гостей, которых он ждёт. Хотя никаких серьёзных гостей он в действительности и не ожидал. А просто пригласил в гости другую женщину. И хотел произвести на неё впечатление. За мой счёт.

Но тогда я ничего этого не знала и с энтузиазмом принялась за дело. А потом он закрылся в туалете и я подслушала его разговор с какой-то Викторией. Мне всё сразу стало ясно.

Я сначала хотела положить в напитки снотворное, а в еду — слабительное. Но подумала, что это не так весело будет. И ограничилась слабительным и в еду, и в напитки.

Затем перекрыла подачу воды в квартиру. После чего выслушала то, что уже знала. И с чувством хорошо проделанной работы вышла из квартиры.

Дождалась, когда Виктория пришла, и закрыла дверь на ключ, а ключ сломала, оставив его в замке.

А когда услышала шум в квартире, вырубила свет….

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,478sec