Мать на старости лет переехала к дочке пожить. Но поняла, что в гостях — это не дома

-Мам, переезжай к нам! Ну что ты одна и одна все время. А так и тебе будет лучше с нами, веселее и Марьяна бабушку видеть будет. А то сидишь в своей однушке… — не раз уговаривала дочь Анну Сергеевну.
Долго противилась Анна Сергеевна этому напору. Да, ей семьдесят восемь. Да, в квартирке маленькой скучновато иной раз бывает. Старая кошка закончила свою кошачью жизнь еще год назад, а новую животинку ей заводить не хотелось. Тяжело было терять близкое существо. Телевизор с сериалами и развлекательными шоу тоже не слишком радовал ее сердце. Подумала она, подумала и решила, что если дочь еще раз позовет — соглашусь!

А что такого? Дочь она растила практически одна. Муж, Васенька, покинул ее очень давно, когда Леночка еще в школу ходила. Ехал в командировку на грузовой машине, да заснул за рулём, горемычный…

Помнила Анна Сергеевна, как на две работы бегала, чтоб дочку поднять. И безразмерные очереди за тощими курами. И женские слезы отчаяния ночью, в подушку… Ничего, выросла Леночка, замуж вон вышла, внучку ей подарила. Можно наверное теперь и ей расслабиться и просто наслаждаться жизнью…

 

-Леен, а Леен, ну что, пусть Максим приедет, да заберет меня к вам. Решилась я. А квартирку свою сдам. Студенточки две просятся, ох и хорошие девчоночки. Пусть живут…- деловито сказала Анна Сергеевна дочери по телефону.
-Мам…Ну наконец то! И мне теперь спокойнее будет. Сегодня же приедем. Все приедем!- радостно тараторила дочь.
И на следующий день у Анны Сергеевны началась совсем другая жизнь. В кругу близких и дорогих людей, так сказать. Она разместилась в свободной комнате, специально приготовленной для нее. Благо четырехкомнатная квартира дочери это позволяла. Анна Сергеевна повесила в шкаф вещи, разложила на журнальном столике милые сердцу безделушки. И ничего, что как то сразу не очень уютно. Привыкну. Так думала она, оглядывая комнату. Где наша -то не пропадала!

Несколько дней прошли, как в эйфории. Анна Сергеевна наслаждалась новой жизнью, большим телевизором, ортопедическим матрасом, окном, выходящим в бушующий зеленью скверик… Но счастье длилось недолго, несколько дней. Как раз в пятницу начались неприятности…

Вечером из окна неожиданно потянуло пивным и табачным духом, который Анна Сергеевна не переносила на пушечный выстрел. Сама не употребляв в своей жизни ни первое, ни второе, она относилась к этому отрицательно. Вышла на кухню, и на балконе обнаружила зятя Максима, с удовольствием прихлебывающего пенное из стакана, хрустко закусывая чипсами. Она остолбенела… Но, по причине своей тактичности, удалилась, решив сделать замечание дочери.

-Лена, это что ж такое за безобразие было вчера? -утром она начала журить дочь, когда зять ушел по делам.
-Мама, а что случилось? — непонимающе смотрела на нее Лена.
-Что случилось? Да Максим дымел до двенадцати ночи на балконе и пил эту вонючую жидкость! Я полночи не могла уснуть, у меня жутко болела голова! Ну как так можно! Лена, прими меры!!! Иначе… — очень строго закончила свой выговор Анна Сергеевна.
-Иначе что, мама? Дашь ему и мне по попе? Шучу… — улыбнулась Лена. — Мама, Максим работает всю неделю, как вол. Он, между прочим, наш кормилец. И имеет полное право в пятницу расслабиться. У него правило такое. Пятница- расслабон, суббота — семья и в воскресенье полный релакс. Так что , придется с этим смириться. — закончила Лена свою речь и вышла из кухни, оставив мать переваривать сказанное.
Сказать, что Анна Сергеевна была удивлена — ничего не сказать…

Дальше — больше. Дома, в своей однушке, Анна Сергеевна мечтала, как они будут собираться за семейным обедом. Как за разговорами распивать чаи. Как она будет советовать и журить молодых, читать с внучкой Марьяной книжки… А получилось, что обедов то, как таковых, и нет вообще. В будние дни молодежь — кто на работе, кто в школе. А в выходные все едят, когда им вздумается и что. Лена вечно на диетах. Максим сам себе варит магазинные пельмени, а внучка и вообще похоже питается одними орешками, да святым духом…

 

А как то вечером Максим с Леной поругались. Они сначала говорили на повышенных тонах, который постепенно перешел на крик. А потом в ругательства. Которые Анна Сергеевна, интеллигент в третьем поколении, если и слышала когда — закрывала уши. А тут дочь ее родная говорит на этом языке, как на родном. Она было выскочила из комнаты их успокоить, вразумить, но дочь остановила ее одним только взглядом.

-Мама, уйди пожалуйста в свою комнату. И не лезь не в свое дело. Это наша семья и мы сами разберемся! — сказала, как отрезала…
…В ту ночь у Анны Сергеевны подпрыгнуло давление. Первый раз в жизни. А приехавший врач в скорой констатировал гипертонический криз, и спросил, какие таблетки от давления она пьет. И очень удивился, что никакие и никогда. Теперь будете. Так он сказал. И Анна Сергеевна задумалась. Переезжая к дочери, она это как то не планировала. Или не учла?

И теперь она все реже выходила из комнаты и с грустью смотрела в большое окно, выходящее в зеленый рай. У нее стало шалить сердце на нервной почве и прыгать давление. В пятницу она плотно закрывала окно и шторы, чтобы до нее не доходил запах зятиного релакса. Внучку она видела мельком и то чаще даже не Марьяну, а ее макушку. Голова девочки постоянно была опущена в телефон… Анна Сергеевна стала меньше гулять и все чаще лежала на кровати с так и не открытой книжкой. А ночью ее стала мучать бессонница…

И как то вечером она поймала себя на мысли, что скучает по своей квартирке. По своему старенькому, но такому уютному диванчику. По потертым чайным чашкам, по скрипучему полу и даже по гулу автомобилей из небольшого окна. И она вдруг поняла, что очень хочет домой!

-Мама, ну я не понимаю тебя! Вот правда! Что тебе не хватало? Ведь все условия у нас. А теперь опять будешь сидеть в своей однушке одна, как сыч… Может передумаешь, а? — тоскливо затянула Леночка…
-Нет- нет- нет, Леночка. Я домой. Погостила и хватит! Я человек самостоятельный и не сижу я, как сыч дома. У меня подруги есть, соседи хорошие. Лавочка во дворе, книжки интересные. А вы ко мне в гости лучше приезжайте. С Марьяночкой. И с Максимом, конечно же. — поправилась Анна Сергеевна.
Дома она вымыла полы, хотя студенточки, съезжая, оставили полный порядок. Полила еще раз цветы. Разложила вещи, делая это с большим удовольствием. Вернула на полку книжки. И села выпить чаю возле окошка на кухне. Налила в старые, фарфоровые чашки янтарный напиток и с удовольствием отхлебнула.

 

Эх, дома то как хорошо! Как замечательно! Так думала Анна Сергеевна, оглядывая свою уютную кухоньку. А еще она думала, что все таки заведет кота. Такого маленького котенка, с белой грудкой и рыжей мордочкой! Обязательно заведет. Займется этим завтра же! И еще выбросит все таблетки. До единой.

Она сполоснула чашки, поставила на сушилку и отправилась наконец- то читать свою книжку. Она читала и иногда поднимала глаза, прислушиваясь. В квартире была тишина. Лишь изредка тявкала соседская собака где то наверху, да за окном шумел летний дождь.

Она читала -читала, да так и уснула с книгой в руках. Ей снился рыжий кот с белой грудкой и почему то зять Максим, держащий его на руках. Он улыбался и что то ей говорил… И ей почему то стало так хорошо на душе. Почти как детстве…

**********************************************************
С уважением. Ваша Ксения)

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,403sec