Милли, где папа?!

Милли — немецкая овчарка. На вид производит совершенно умилительное (вот прямо в соответствии со своим именем) впечатление, которое абсолютно не соответствует истине, желающим погладить симпатичную и с доброжелательной физиономией собаку хозяева советуют держать руки при себе — для их лучшей сохранности.

 

«Мама» Милли, ее хозяйка, большая любительница садоводства, и летом, уже самым ранним утром ее легко найти в саду, когда она в отпуске, конечно, а уж в выходные дни — всегда. Дочка-подросток часто бывает в саду вместе с мамой. И в тот день было именно так. А папа должен быть на работе. Милли с собой в таких случаях в сад не брали, поскольку рулить в семье умеет только хозяин, жена предпочитает с таким хлопотным делом не связываться, поэтому в сад добирается на автобусике, в котором возить Милли совершенно невозможно, так как при ее неугомонном характере она везде старается найти приключения на свой пушистый филейчик, а у хозяйки полное отсутствие желания разбираться с любителями погладить милую собачку или любителями завязать разговор на тему «Ути-пути, это кто у нас тут в автобусе еще ездит», которых Милли умудряется как-то покоцать даже при наличии хорошего намордника, ну, хотя бы психологически. Внезапный бросок и низкий, но резкий утробный рык редко кому по душе.

После работы хозяин, разумеется, должен вывести Милли погулять, а потом накормить.

Лариса и дочь приехали из сада не рано и не поздно — что-то около восьми часов вечера. Дома не было ни хозяина, ни Милли. Ошейник и поводок собаки также отсутствовали.

— Странно, — подумала Лариса, — муж должен был давно вернуться с работы… А если после отдыха он и решил пойти в гараж, то Милли-то куда он дел?

Брать Милли в гараж не входило в его привычки, да и не место ей там было, ни к чему собаке торчать в гараже, пока хозяин возится с железяками, когда она вполне комфортно может продолжать отдыхать на своем удобном специально для нее сооруженном месте.

Размышляя таким образом, женщина разбирала привезенное из сада, решив все же чуть позже сходить в гараж (который располагался совсем недалеко от дома), проверить, как там дела, наверно, собака все же там, а где ей еще быть? Однако некоторая тревога потихоньку проникала в душу. Лариса заставила себя сосредоточиться на делах, подумав, что скорее всего все хорошо, а она себя только накрутит.

Минут через десять около подъезда раздалось не очень громкое, но вполне слышное взлаивание. Хозяйка немедленно выглянула в окно и тут же увидела Милли. Одну.

Женщина выскочила из дома моментально. Милли, ни на кого не обращала внимания, радостно ринулась к хозяйке. На собаке был ошейник.

— Милли, где папа?! — воскликнула Лариса.

 

Милли заскулила, стала тыкаться хозяйке в руки, потом отбегать, потом снова тыкаться и отбегать. Лариса крикнула дочери, выглядывающей в окно, чтобы та выходила. Вместе они отправились вслед за собакой, которая их явно куда-то вела. Страх за мужа и отца заглушил страх того, что Милли, оставшаяся без поводка, может на кого-нибудь напасть. Впрочем, Милли совершенно не обращала ни на кого внимания — ни на прохожих, ни на встреченную собаку, ни даже на пару кошек, которые мелькнули молниями мимо, торопять найти укрытие. Кошки, в отличие от наивных людей, которых подкупала с виду невинная и милая мордашка собаки, никогда не проявляли к Милли ни малейшей симпатии или доверия. И правильно делали.

Но сейчас Милли явно было не до них, она слегка дрожала от возбуждение, бегая туда-сюда, и явно желая, чтобы хозяйки, большая и маленькая, двигались быстрее. Те и так бежали, даже при этом не успевая за собакой, не устающей к ним возвращаться.

Овчарка вела их на пустырь, где с ней и гулял всегда хозяин.

По дороге, хотя и бежала, Лариса думала и боялась думать о том, что могло произойти на пустыре с мужем. Прогулка с Милли должна была закончиться часа два назад, и даже больше, а муж так и не вернулся. Он конечно же там, это видно по поведению собаки! Но что случилось?! Нападение?! Это невозможно, ведь с ним была Милли, да и очень светло. Нет, Милли не позволила бы приблизиться к ее хозяину посторонним людям. А если он сам заговорил с кем-нибудь? Мало ли…

А может, ему стало плохо?! Здоровье у Анатолия вполне нормальное. Но ведь всё возможно!

Даже заходя на пустырь, Лариса и ее дочь не увидели Анатолия. Милли уверенно направилась к одному месту и почти исчезла в высокой траве. Он там!

 

Да, Анатолий лежал среди высокой травы, в этом жена и дочь немедленно убедились, подбежав туда. Следов крoви не было видно, но он не отзывался!

Лариса тут же присела около мужа, продолжая его звать. Реакции не было никакой, зато стали очевидны причины того, что случилось.

Анатолий сладко спал, а вокруг него распространялись флюиды…

Ларисе через некоторое время удалось растолкать мужа, он недоуменно моргал белесыми ресницами и блаженно улыбался.

— Лорик… Дашуля… — ничего больше сказать он не мог. — А я тут… — он оглянулся, собака тыкалась носом ему в лицо, норовя облизать его, чему препятствовала Лариса. — А мы тут с Милли гуляем…

Лариса рассмеялась:

— Мы так и поняли! Да, Даша?

Даша наконец тоже рассмеялась, напряжение прошло:

— Ага! А Милли уже нагулялась и домой пришла. Нас решила позвать тоже подышать свежим воздухом!

— Милли… — блаженно улыбался хозяин, успевший к тому времени сесть. — Милли у нас молодец…

— Да, Милли молодец! Но и папа у нас тоже молодец, не теряет времени даром, пока жена и дочка в саду работают. Да, Толя?

Толя, виновато и с улыбкой глядя на своих любимых, с их помощью встал. Все же выяснилось, что не так уж сильно он и «устал», идти домой смог вполне и сам. Язык его, правда, заплетался, и Лариса запретила ему что-либо рассказывать, а повела домой, на всякий случай для профилактики поддерживая и оглядываясь украдкой по сторонам, опасаясь встретить знакомых, не слишком-то хотелось, чтобы мужа кто-то увидел в таком состоянии. Даша подобрала поводок, пристегнула его к ошейнику Милли. Мать контролировала ситуацию и здесь, но Милли никуда не порывалась, ни на кого не обращала внимания. Видимо потрясение от произошедшего сильно подействовало на их ретивую собаку, которая теперь казалась не похожей на саму себя.

Так они добрались до дома, вполне благополучно. Дома, после того, как муж умылся, Лариса потребовала объяснений.

 

Оказалось, что после работы коллеги (коллектив был мужской) отметили. Повод был — у одного из них на днях родился сын, вот счастливый папаша и принес с собой, угощение было щедрым, в том числе и булькающее. После празднования знаменательного события Анатолий, приехав домой позже обычного, как ответственный хозяин повел Милли на прогулку, где, как догадалась Лариса, предоставил ей полную свободу действий, сам же сначала, притомленный, сел, а потом прилег немного отдохнуть, незаметно для себя, потому что Анатолий помнил только, что вел Милли на поводке, а о том, что было дальше, помнил смутно, можно сказать — никак.

Лариса вовсе не собиралась скандалить, муж никогда не выпивал много, во всяком случае до этого дня. Она только выговорила все Анатолию, да и позже, изо всех сил стараясь быть серьезной, припоминала ему случившееся. А Милли в тот вечер получила отличное угощение, и далеко не одну вкусняшку. В этот раз она оказалась молодец и просто настоящей умницей.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:70 | 0,423sec