Не брошу

Отца своего я не видел, и не знаю. Когда был маленький, конечно, спрашивал у мамы: «Где папа? Кто мой папа?» Мама рассказала сказку про отца-космонавта, который улетел в космос с важной миссией, а пока вернется, я уже и вырасту. Мамы, которые рассказывают детям про несуществующих героических отцов! Вы хотя бы на минуту задумываетесь, что над вашими детьми будут смеяться на улице, когда они поделятся полученной информацией с друзьями? Да что там, смеяться! Ржать. Не прокатывает версия с отцом-космонавтом, а ведь рассказать-то всем хочется…

 

Меня эта участь – быть обсмеянным – миновала. У меня был дед, мамин папа. Виктор Максимович был уже не молод, когда я родился. Ему на тот момент исполнилось пятьдесят восемь лет. Когда я рос, он мне вообще казался древним стариком, это сейчас я понимаю, что всё было немного не так. Дед был еще не стар, но и не молод в том смысле, что у многих внуки появляются лет в сорок, а Виктору Максимовичу было уже к шестидесяти. Так вот, поскольку дед, по сути, заменял мне отца, то вмешался, когда узнал, что рассказывает о моём папе мать.

— Лиза, ты что, хочешь сделать из сына посмешище? – недобро прищурился он. – Какой космонавт? Да он на табуретку влезть боялся! Акрофобия у него, видите ли.

— Витя, не вмешивайся. Пусть сами разбираются. – посоветовала бабушка, не слишком довольная тем, что я расту без отца.

Она меня, вроде, и любила, но такого тепла, как от деда, я от неё в детстве не чувствовал.

Дедушка тогда от бабушки отмахнулся, а мне спокойно пояснил, что отец мой никакой не космонавт, просто они с моей мамой не нашли общего языка. Не договорились.

— Про что не договорились? Про меня? – огорчился я.

— Да ни про что не договорились! Так бывает. Люди не сразу поняли, что очень разные. А когда поняли, уже был ты. Вместе они жить не могут, а с мамой тебе лучше. И мы опять же рядом, присмотрим за тобой, пока мама на работе.

— Но почему папа не приходит? Может, мы бы с ним смогли… договориться.

Дед сказал, что договариваться – задача взрослых. Когда я вырасту, мы вполне можем найти общий язык с отцом. А пока моя задача, слушаться маму и бабушку, и не рассказывать на улице смешные байки про космонавтов.

В принципе, я, тогда первоклассник, успокоился быстро. У меня был дед, это было гораздо лучше мифического отца. Дед брал меня с собой на рыбалку, водил за грибами. Мы жили в городе, но у Виктора Максимовича была Нива, надежная, как танк, на ней мы и ездили. Мне очень нравилось проводить время с дедом. Он не выглядел на свои годы, не пил, не курил, и ходил заниматься на турники. Когда я попросился с ним, дед сдвинул свои занятия на пару часов раньше, чтобы я успевал в школу, и стал брать меня с собой.

— А вообще, Саня, тебе бы на нормальный спорт пойти. Чтобы смолоду быть в форме. Вот ты чем бы хотел заниматься?

— Да мне и так нормально, дед. И с тобой на турниках. – заверял я.

— Да это мне, пенсионеру, нормально, а тебе бы что посерьезнее.

В школе я с удовольствием ходил на физкультуру, с пацанами мы пару раз в неделю играли в футбол, плюс занятия по утрам с дедом – просто, чтобы провести с ним лишнее время. В общем, мне хватало. Я рос достаточно спортивным парнем. Учился тоже нормально. Если возникали проблемы с уроками, шёл прямиком к дедушке.

— Почему ты не спросишь у меня? – возмущалась мама. – Чего сразу деда дергать?

Ага, за деда она переживала, как же! Мать ревновала меня, что я готов всё свободное время проводить с Виктором Максимовичем. А бабушка со своей стороны ревновала деда ко мне. Считала, что он совсем перестал уделять ей внимание – всё внимание внуку. А нам с дедом было хорошо, и мы не обращали внимания на эти глупые обиды.

— Ну помоги ты. – как-то согласился я с мамой, и подсунул ей задачу по алгебре с дробями.

Мамы хватило на пару минут изучения условий задачи, а после она отправила меня… ну, конечно, к деду.

— Поэтому к нему и иду. – сказал я с усмешкой. – Дед – самый умный в семье.

Дед был по образованию инженером, и проработал всю жизнь по специальности. В точных науках он всегда помогал, а гуманитарные давались мне легко. Сейчас думаю, как бы я учился, если бы не дед? И зачем детям проходить такие сложные темы и задавать такие запутанные задачи.

Когда я был в восьмом классе, мама встретила Георгия, и влюбилась. Мы в семье шутили по мотивам всем известного фильма по поводу имени нового маминого избранника.

 

— А Жора, он же Гора, он же Юра, он же Гоша, придет на ужин? – спрашивала бабушка.

— Мама, да хватит! Тем более, ты всё перепутала, там было не так! – злилась мама, а мы с дедушкой и бабушкой хохотали.

При Георгии, правда, вели себя прилично. Никаких подколов, никаких намеков на отсылки к кинематографу. Георгий был приличным мужчиной. Правда, разведенным, и платил алименты детям, исправно платил. Но с мамой у них было всё серьезно. И чувства были, и общий язык нашли – даже не ссорились. Но когда мать заявила, что выходит замуж за Георгия и мы переезжаем к нему, я категорически отказался.

— Мам, зачем мне в пятнадцать лет такие перемены? Новая школа, новые друзья во дворе. Я не хочу!

— Ты просто не хочешь жить с нами. С Георгием. Ты выбираешь деда, в этом всё дело, да? Сашка, ты коммуникабельный. Ты легко приживешься и в новом классе, и в новом дворе. Ну, пожалуйста! Не поступай так со мной…

— Мам, да я-то тебе там нафига?! – уже почти заорал я. – Новая семья – новые дети. Вы же стопудово кого-то родите. А я уж как-нибудь тут.

— Чего вы кричите? – в комнату заглянул дед. – Лиза, в чем дело?

— Папа, а почему ты спрашиваешь у меня, в чем дело, если кричал Саша? – возмутилась мама.

— Саша – умный парень. Он просто так, без повода, голос повышать не будет. Ты что, агитируешь его переехать с тобой к Гоге?

Я прыснул, стараясь сдержать смех.

— О-о! Это невыносимо. – сказала мама. – Его зовут Георгий. Георгий! Не Гога, не Юра, и не Жора. Хватит уже. А ребенок должен жить с матерью!

— Мам, мне пятнадцать. – пробасил я. – Я уже не ребенок. Я останусь дома. А вы будете с Го… с Георгием приходить к нам в гости.

— По-моему, отличное решение. – поддержал меня дед.

И бабушка тоже была на нашей стороне. Так что, мама уехала к своему Георгию, а мы остались. Мне немного стыдно, но я даже не скучал по матери. Тем более, мы регулярно виделись. Раз в неделю они приходили к нам в гости. Мама вскоре забеременела, как я и предполагал. У меня должен был появиться брат. Или, сестра. Я ходил и глупо улыбался, думая об этом. Я был счастлив за мать. Счастлив тому, что будет новый человек. Я не страдал глупой ревностью и завистью, что у этого нового человека будет отец, а у меня его отродясь не было. У меня всегда был мой дед, и важнее этого не было ничего.

Родилась сестра, Наташа. Мама часто приезжала с ней к нам в гости, но никогда не оставляла Наташу у нас. Мне кажется, дед с бабушкой и не хотели бы этого. Они старели… и это так пугало меня. Дед до сих пор занимался по утрам зарядкой, он был бодр, но возраст проступал на его лице, в каждой морщине, в каждом седом волосе на голове. Меня пугали эти перемены. Когда-то деда не станет, и я точно знал, что темнее дня в моей жизни не будет. Именно его я боялся потерять больше всего на свете. Ни маму, ни бабушку, ни даже младшую сестру, а деда. Любимого, самого лучшего.

Когда мне исполнилось восемнадцать, дед с бабушкой сообщили мне, что я могу жить отдельно. Если захочу.

— Как это? – не понял я. – Где?

— У нас есть квартира. Все эти годы была. Мы… мы её сдавали. – важно сказала бабушка. – Матери твоей мы не стали предлагать жить отдельно, всё-таки она здорово подвела нас с этим своим несостоявшимся замужеством…

Видно было, что и спустя столько лет, бабушка недовольна тем, что мама родила меня без мужа. Но дед не дал ей развить тему, как мама лишилась родительского доверия, оступившись по молодости.

 

— Валя, ну будет тебе! Мы не Лизу собрались обсуждать. Ты про квартиру сказать хотела.

— Да! Мы её получили ещё до перестройки. Если бы Лиза… ну ладно, ладно, Витя, я молчу! В общем, ты мальчик хороший. Учишься хорошо. В институт поступил. Если хочешь, можешь жить отдельно!

Так мне заявила бабушка, под одобрительное угуканье деда, а я подумал минуту и сказал:

— Ребята, если я вам мешаю…

— Чего ещё выдумал? Кому это ты мешаешь? – возмутилась бабушка. – Просто ты молодой. Сейчас девочки пойдут.

— Косяком. – ехидно сказал дед.

Девочки… с девочками я встречался, конечно, но учеба была на первом месте. А ещё, я же пока не зарабатывал, если не считать летних подработок. И в быту я был не слишком опытным товарищем. Привык, в общем, на всём готовом, и как ни заманчива была перспектива отдельного проживания, я отказался.

— Дед, бабуля… я с вами еще поживу немного, ладно? Сдавайте дальше квартиру. А если что-то будет нужно по дому помочь, ба, ты говори!

— Ничего не нужно, я справляюсь. – отмахнулась бабушка. – Но ты имей в виду, что квартира твоя. В любой момент…

Я окончил институт и пошёл на работу. Специалистом IT на местный хлебозавод. Бабушка уже начала переживать, что я никак не женюсь.

— Бабушка, мне всего двадцать три! Ну чего ты так разволновалась?

— Не знаю, Саня. – вдруг как-то очень серьезно сказала она. – Мне хочется, чтобы у тебя всё наладилось, и можно спокойно умирать.

— Глупости какие! Не надо умирать! Живите с дедом, пожалуйста.

Я снова жутко испугался. За любимого деда в особенности. Бабушка тогда грустно улыбнулась и погладила меня по голове:

— Мне уже восемьдесят два, милый. Деду – восемьдесят один. Как ни старайся остаться тут наподольше, а всё одно… так ты уж женись, Санечка, чтобы моя душа за тебя спокойна была.

— Ба, ты так говоришь, как будто за мной присмотр нужен?! – возмутился я.

Вернулся дед. Он каждый день ходил спортивной ходьбой. Бабушку он за всю жизнь так и не сумел привлечь ни к какому виду своих спортивных занятий. Я, если честно, тоже уже давно не занимался с дедом.

— Что тут у вас? – спросил Виктор Максимович, разуваясь. – Беседуете о вечном?

— Да нет. Меня бабушка выпихивает замуж.

— Мужик не может выйти замуж. Только жениться. Саша, ты же умный мальчик!

— Но она меня так выпихивает, будто замуж! – возмутился я. – Дед, ты как себя чувствуешь?

— Я чувствую себя отлично, как любой уважающий себя спортсмен. Валя, отстань от мальчика. Женится, когда встретит любовь. Давайте чай пить! Я проголодался.

Мне показалось, что я встретил любовь на нашем заводе, в бухгалтерии. Пришел настраивать компьютер, увидел новую молодую бухгалтершу, и влюбился. Было мне к тому времени двадцать пять лет. Бабушке – восемьдесят четыре. Любимому деду – восемьдесят три. По идее, чтобы порадовать бабушку, надо было хватать Настю – так звали мою возлюбленную – и бежать в ЗАГС, но мы не торопились. Точнее, не торопилась Настя. Она пояснила, что пожениться – дело нехитрое, а потом люди разводятся, потому что не присмотрелись. Не притерлись друг к другу. Не поняли для себя, что это – именно то, что им нужно. Один раз и на всю жизнь.

Я привел Настю познакомиться со своими стариками. Пришла и мама с Георгием, и Наташа. Наташе быстро стало скучно, и она попросилась за мой компьютер. Я пустил, и она тут же скачала какую-то свою игру.

— Ты и дома так качаешь? Не глядя? – поразился я.

— Ну, да. И чего такого?

 

— Надо заехать, вам хоть антивирус поставить. Проверить комп на вирусы. Ты наверняка уже насобирала там по всей сети.

Наташка показала мне язык и уткнулась в свой Кенди Краш. В комнату заглянула мама.

— Можно тебя?

— Меня? – удивился я.

— Тебя, тебя.

Мы с матерью нормально не разговаривали уже очень давно. Каждый жил своей жизнью. Но тут она вытащила меня на веранду и сказала вдруг:

— Прости, что лезу… Настя – не твоя девушка. Ты ошибаешься.

— Мам… не лезь, правда!

— Когда ты был маленький, я тебе рассказала историю о том, что твой папа – космонавт.

— Я помню.

— Серьезно? Ну так вот дед тогда сказал тебе, что это всё чушь. Просто мы с твоим отцом не договорились.

— К чему ты, мам?

— Ты не договоришься с ней. Нет, это твоя жизнь, и твой опыт. Ну… просто поверь!

— Да с чего ты взяла-то?

— Материнская интуиция. Да, мы с тобой отдалились, Саша. Но я – твоя мать. Я чувствую. Решать тебе.

— Мам, так мы в ЗАГС-то не бежим. У нас план именно такой: присмотреться. Если что, ну… разойдемся. А она что, совсем не понравилась тебе, да?

— Да нет! Она неплохая. Ну… просто у вас в жизни разные ценности. Ты поймешь потом…

Мать оказалась чертовски права. Я тогда уже переехал в квартиру, которую отдали мне бабушка с дедом. Настя переехала ко мне, и мы вовсю готовились к свадьбе. Мне было двадцать семь лет. Насте – двадцать восемь. Я, как дурак, ещё радовался этой магии чисел. Мол, бабушка тоже старше деда на год, и поженились они в таком же возрасте. Почти перед самой свадьбой случилась беда – умерла моя бабушка. Просто не проснулась. Тихо ушла во сне.

Первый серьезный конфликт возник у нас с Настей, когда она сказала, что такую серьезную подготовку к свадьбе нельзя просто так свернуть, а само событие – отложить. У меня в висках стучало от горя, а она мне что-то втолковывала про свадьбу.

— Настя… нам придется отложить. Я не пойду жениться после похорон бабушки. Извини.

Она посмотрела на меня и осеклась. Видимо, моё лицо всё очень хорошо выражало, и Настя замолчала.

После похорон моей бабушки дед сдал. Он не выходил на свои спортивные прогулки. Не выходил на улицу вообще. Сидел дома и играл сам с собой в шахматы. Я приходил к нему, садился напротив и включался в игру.

— Саня! – радовался дед. – Надо чайник поставить!

Он поворачивался в сторону кухни и тут же потухал. Приходило осознание: её больше нет. Любимой Вали, с которой он прожил без малого шестьдесят лет, больше нет.

Иногда забегала мама, помогала деду по дому – убирала, готовила. Потом снова приходила, ругалась, что он ничего не ест, выбрасывала всё. Снова готовила.
— Мы должны переехать к деду. – сказал я Насте.

— Ты с ума сошел! – поразилась она. – Зачем нам это?

— Я знаю, зачем это мне. Дед вырастил меня. Он любил меня всю жизнь. Я его одного не брошу! Я должен быть рядом.

— А со мной рядом ты быть не должен? – почти кричала Настя.

— Поехали со мной. Поживем с дедом, пока… сколько надо, столько и поживем, в общем.

 

— Может твой дед ещё лет десять протянет. – поджала губы Настя.

— И отлично! Хоть пятнадцать, и даже двадцать. Я хочу, чтобы он жил! Я очень его люблю!

— А меня? Меня ты что, совсем не любишь.

Я сел в кресло и взялся за голову. Потом поднял взгляд на Настю.

— Люблю. Правда. Просто… мы с тобой не договорились. Так бывает.

— Что? – не поняла она.

— Всё. Я поехал к деду. Оставь ключи в почтовом ящике.

— Ты меня выгоняешь?

— Я тебе сказал: или мы переезжаем к деду. Или я переезжаю туда один. А ты не трать время. Найди кого-нибудь ещё.

— Ты жестокий. – сказала она.

— Может быть. Но я правда не могу его бросить. Прости меня.

— Да пошел ты! Ты даже попытался. Есть же специальные учреждения. Мать твоя, его дочь, есть в конце концов!

Я подумал, что могу её ударить. После слов про учреждение. Мне хотелось сказать Насте, что она тоже даже не попыталась. Но я не сказал ничего. Просто собрал вещи и ушёл к деду. Больше мы с Настей не виделись – она съехала, ключи оставила в почтовом ящике.

Вот так, в двадцать семь лет, я живу с дедом. Играем в шахматы. Смотрим фильмы. Говорим обо всём на свете. Ходим на прогулки – спортивная ходьба осталась в прошлом, но воздухом-то дышать надо… полезно!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.81MB | MySQL:68 | 0,364sec