Зять был против, чтоб теща жила с ними

— Лиза, пора прекращать этот цирк. Нельзя идти всю жизнь на поводу у матери.

— Твое мнение меня сейчас не интересует. Я прислушивалась и буду прислушиваться к ее словам всегда. Моя мама всю жизнь гоp6aтилась, чтоб вырастить меня и образование мне дать. Замуж так и не вышла. А когда меня родила, сказку сочинила про полярника, чтоб избежать неприятных разговоров. Ты думаешь, мне нравится, когда твоя мать приходит к нам и начинает устанавливать свои законы?

— Моя мать не подыгрывает, а говорит все, как есть. И сейчас речь не о ней. Ты же сама говорила, что теща не больше недели  побудет. Уже месяц прошел, а она домой не собирается.

— И что ты мне предлагаешь? Выгнать ее?- Лиза смотрела на сидящего Вадима сверху вниз, ей хотелось вцепиться в его лицо ногтями. – Так вот могу напомнить, в чьей квартире мы живем. Мама ради нас уехала жить на дачу. Все делала, чтоб зятьку вольготно жилось. Обн@глел! – выкрикнула Лиза. Не прошло и трех лет, как она вышла замуж, а ее жизнь превращается в кoшмapный сон.

 

Как только она заговорила о замужестве, мать сразу решила, что она оставит свою квартиру ей.

— Мам, не выдумывай, там же печка топится дровами. И за водой надо ходить за тридевять земель в колонку.

— Доченька, ты же не завтра выходишь замуж. А мне нужно побеспокоиться заранее. Вот за лето проведу воду в дом, надо подумать о санузле. Баню восстанавливать бесполезно, да и дров не напасешься.

— У Вадима с матерью просторная квартира, он сказал, что нам там хватит места. – Светлана Геннадьевна побагровела в лице.

— Ты мне это брось. Я не позволю тебе и дня и пожить со свекровью. Ты думаешь, почему я тебя растила одна? Была такая женщина, которая считала, что я ее сыну не пара…

Света училась на третьем курсе института, когда встретила Павла.. Ее покорили его теплые карие глаза и бархатистый голос. Про внешность Светлана Геннадьевна и не вспоминает, пусть Паша не с картинки ворвался в ее жизнь, а встретился ей суровой зимой, когда она, утопая по колено в снегу, брела с остановки.

— Девушка, постойте. Давайте, я пойду впереди, а вы следом, так вам идти будет легче. – Света в темноте видела только высокий силуэт мужчины. Она слушала, что за ней кто-то идет, но прибавить скорость не могла, снег глубокий. Но после его слов напряжение стало девушку отпускать. Она пропустила вперед молодого человека и пошла следом.

— Вы тоже в гости?

— Нет, я домой на выходные. В общаге воду отключили, вот и поехала, меня там уже баня ждет. Да и дома у нас папа всегда жарко топит печь.

— Прямо завидки взяли. А я вот приехал к другу, к Петру Денисенко. Видать, неподходящее время выбрал. Нет, нет, — ее спутник почти прокричал, — очень даже подходящее, иначе я вас бы не встретил. Давайте договоримся, что завтра мы отсюда уезжаем вместе? – девушка поглядела на незнакомца и улыбнулась:

— Как получится. Если не прочистят дороги, мы здесь можем задержаться до понедельника.

— Что вы говорите?! Это же просто чудесно. Провести лишний день с такой красавицей сочту за счастье. – Молодые люди познакомились. Были у Светланы поклонники, и немало. Она воспитана в строгости, ни одному парню не позволяла до себя дотронуться.

Павел был настойчив. Проводив Свету до самой калитки, напросился в гости на следующий день.

— Нет, к нам нельзя. Папа говорит, что мой жених переступит порог нашего дома только со сватами. Можем встретиться с обеда, я могу сама прийти к Денисенко, мы с Леркой, сестрой Петьки, учились в одном классе. – Светлане стало страшновато, что одноклассница может увести у нее из-под носа такого красавца.

Не успела Светлана войти в дом, как на нее накинулся отец:

— Это что еще за хахаль такой. Тебе об учебе надо думать, а не о женихах. С собой что ли привезла? Не посмотрю, что вымахала с меня ростом, выпорю ремнем. – Днем им не удалось увидеться. Встретились вечером на остановке. К их счастью, дороги чистились весь день.

Мобильных у них не было, договорились о месте встречи. И каждый вечер Светлана бежала к кинотеатру окрыленная. Где-то через месяц после знакомства Павел пригласил ее домой. У Светланы затряслись колени.

— Не переживай, все будет нормально. Матери дома нет, она в отпуск уехала к родственникам. – Эх, иметь бы ей тогда голову на плечах, может, и жизнь ее сложилась по-другому. В этот же вечер Пашка уговорил ее остаться с ночевкой.

Утром целовал, шептал, что ей не о чем беспокоиться, он женится на ней. Как только вернется мать, он обязательно их познакомит.

— А сватать? У нас в деревне еще соблюдаются традиции.

— И засватаю. И доучу, — Павел уже работал, она ему поверила. Целую неделю прожила с ним. В день приезда его матери ушла, предварительно вылизав всю квартиру, чтоб никаких следов ее пребывания не осталось. Как Света ждала того дня, когда Паша познакомит ее с Эммой Викторовной. Но как только он назвал имя своей матери, ее как будто обдало ледяной водой, от этого имени веяло холодом.

 

Еще не познакомившись с этой женщиной, она почувствовала, что ничего хорошего ждать от этой женщины не придется. Так и случилось. Не успела за Светланой закрыться дверь, как Эмма Викторовна накинулась на сына:

— На этой ты собираешься жениться? Еще деревенщины в нашем роду не было. Прости, но я не собираюсь ее даже к столу приглашать. – Потом обратилась к девушке, — А ты, голубка, не раскатывай губы на нашу квартиру и прописку. Женится Паша на тебе только через мой труп. Думаю, до этого не дойдет, он вовремя образумится.

А ведь Светлана еще хотела нанести макияж, но Павел запретил ей это делать, потому что мать может принять ее за распущенную дев@ху и не пустит на порог.

Девушка стояла в оцепенении. Но как только Эмма Викторовна позвала сына для серьезного разговора, она опрометью выскочила. Не помнила, как бежала до остановки, как села в автобус. Очнулась в комнате общежития, и то благодаря Жанне, от которой у нее не было секретов. Девушки жили вместе третий год душа в душу.

— Тебя что, будущая свекровь палкой что ли выгнала?

— Хуже, она меня приняла за охотницу за приданым Паши. Да мне от них ничего не надо, — Светлана уже не могла сдерживаться и зарыдала.

— Свет, но на Пашке же свет клином не сошелся? Зря ты отвергла Илью, ты посмотри, он до сих пор за тобой ходит хвостиком.

— Жанна, но Илья мне противен, а эти ноги колесом? Вечное шмыганье носом, фу…

Павел пришел к ней только на третий день и сразу стал извиняться, просить прощения, что он не может жениться на ней из=за матери. Через неделю после их встречи у Светланы появились симптомы, указывающие на то, что она беременна. Жанна чуть не толкала ее к Павлу.

— Если он порядочный человек, просто обязан повести тебя в ЗАГС. Сама не скажешь Пашке о ребенке, тогда это сделаю я. Или ты уже настроилась на прерывание? – У Светланы и мысли такой не было, несмотря на то, что представляла, что ее ждет в будущем. Родители точно от нее отрекутся. Ей придется надеяться только на себя.

Уже на следующий день она пошла искать работу, на стипендию не проживешь. Да и до года, пока ее малыш подрастет, ей на что-то нужно жить.

— Мы берем студентов на временную работу и на неполный рабочий день, оплата будет соответствующая.- Светлане пришлось согласиться. Конечно, работа санитарочки в больнице далека от юриспруденции, но другого выхода у нее не было.

До самых родов Света училась и работала. Схватки начались в ординаторской, где она наводила порядок. Ее тут же проводили в соседний корпус. Роды были тяжелыми, она пришла в себя только на третий день, когда ей принесли кормить Лизоньку. Жанна помогла найти ей угол, по-другому эту комнату назвать нельзя. Там одной не развернуться, спала с дочкой на односпалке.

Институт пришлось бросить, не на что было няню нанимать. До года Лизоньки жила впроголодь, потом отдала ее в ясли и вышла на работу, сначала уборщицей в магазине, потом удалось устроиться горничной в гостиницу. Дочка росла крепенькой, как будто чувствовала, что маме нельзя сидеть на больничном.

Вот так Светлана Геннадьевна жила ради Лизы. Годы летели незаметно, подошло время продолжать Лизе обучение. Так Светлане хотелось, чтоб дочь закончила тот факультет, который ей в свое время не удалось. Лиза против не была.

Иногда, оглядываясь назад, о многом сожалеет. Могла бы покориться перед родителями, подать на Пашку на алименты, предварительно установив отцовство. Но в то время она так была обижена на весь мир, что жила в своей скорлупе. Надеялась только на себя. Думала, отдала дочку замуж и может жить без проблем.

За одно лето старенький родительский домик привела в благоустроенную квартиру, живи и радуйся, но стало подводить здоровье. Пройти полное обследование в поселке очень проблематично, поэтому и приехала в город. Думала, что за неделю управится, но не получилось. Слишком много болячек накопилось.

Видела, что зятю не терпится выгнать ее. Первые дни Вадим еще общался с ней, предлагал свою помощь, возил в поликлинику. А последнее время даже не смотрит в ее сторону.

 

Как только он возвращается с работы, Светлана Геннадьевна отправлялась бродить по улицам. Подруг за три года женщина не растеряла, постоянно вечерами с ними перезванивается. Но с возрастом встречи становятся очень редкими. Проблема не в том, что им тяжело, а все обросли семьями, вернее внуками. Дети всегда используют бабушек в качестве нянек, не думая, что у родителей есть своя личная жизнь. Ни одна мама не откажет в помощи своему ребенку.

Вот и Светлане Геннадьевне кажется, что были бы у нее сейчас внуки, не было времени обращать внимание на свои болезни. Сунула бы таблетку в рот, запила водой и через пятнадцать минут здорова.

Спросить напрямую у дочери, почему она не рожает, не может. Лиза недавно устроилась в адвокатскую контору, ей надо себя зарекомендовать грамотным специалистом, а потом уже думать о детях.

Светлана Геннадьевна прошла уже большое расстояние, ей нужно где-то посидеть. Она только успела свернуть в аллейку, как нос к носу столкнулась со сватьей. Та бесцеремонно спросила:

— А вы еще здесь? Теперь Вадика понимаю, почему он злится. Самой-то не надоело мозолить детям глаза.- Лариса Евгеньевна переходила то на «вы», то на «ты»

— Лариса, тон сбавь, пойдем присядем, там и поговорим.

— О чем разговаривать? Сама оставила дочери квартиру, а теперь их выживаешь, — Светлана Геннадьевна просто должна поставить сватью на место.

— Я-то позаботилась о дочери, а ты-то почему пальцем не пошевельнешь, чтоб им помочь? Или только и можешь, что инспектировать мою дочь и трепать языком?

— Гонор сбавь. Переехала на дачу, вот и живи там в тишине и спокойствии, не мешай молодым жить. – Лариса Евгеньевна не выбирала слова, ей хотелось сильней обидеть Светлану, чтоб та поняла, что ей в собственной квартире делать нечего. – Хитро поступила, пустила их пожить, а квартиру на них переписать не можешь? Вадик же там не чувствует себя хозяином.

— Согласна. Вадиму пора думать о собственном жилье, а он ждет, как бы от меня избавиться совсем. – Сватья аж руками всплеснула, выражая свое негодование.

— Вот и вывернула ты наизнанку свое нутро, так не надо бить себя в грудь, что ты о детях заботишься. Придет момент, ты придешь и выставишь их за дверь?

— Никто никого никуда не выгонит. Я думаю о счастье своей дочери. А вот ты лезешь туда, куда не просят. Какое тебе дело до пыли, до посуды, что скопилась в раковине. Это их жизнь. Им нравится так жить? Пусть живут. Не забывай, что моя дочь работает. Часто случается, что задерживается с клиентами. И у тебя руки не отсохнут вымыть посуду.

— А ты прям все делаешь для дочери, что описать сложно. Вот и купи им посудомоечную машину, раз Лизка сама не догадывается.

— Извини, но в ее отношения с мужем и с тобой не лезу. Вот и ты подумай о том же. – Светлана Геннадьевна была не в том настроении, чтоб продолжать разговор со сватьей. Тем более ей доктор сказал, что она должна избегать стрессов. Она поднялась, сквозь зубы процедила слова прощания.

Теперь все встало на свои места, женщина поняла, откуда ветер дует. Так ведь молодым недалеко и до развода. Против зятя Светлана Геннадьевна ничего не имела. Не сказать, что она была от него без ума. Все думы только о дочери. Лиза любит своего мужа, полюбит и она Вадима. За три года первый раз она так долго живет с дочкой и зятем, на то у нее есть веские причины.

Ходили бы чаще рейсовые автобусы, не было бы никаких проблем. Но три раза в неделю, это так мало.

Светлана Геннадьевна была в таком напряжении, не заметила, что идет, сжав кулаки. Когда обратила внимание на руки, увидела, что костяшки пальцев побелели. Пришлось ей сделать несколько движений, чтоб снять напряжение. Она огляделась, вокруг никого. Стало страшно, время-то позднее. Пришлось возвращаться домой.

— Там картина еще безрадостней. Лиза сидела на диване, собравшись в комочек, положив подбородок на колени, взгляд ее был направлен в окно, в котором время от времени появлялись блики неоновых мерцаний. Вадима рядом не было. Светлане Геннадьевне стало понятно все без слов.

 

Доченька, я завтра уеду. Не хочу, чтоб ты с Вадимом ссорилась из-за меня.

— Вот только не надо это. Как получишь точный диагноз, тогда я буду спокойна. – Лиза вытянула ноги, подвинулась к стенке, освободив место для мамы.- Не надо обращать на нас внимание. Ты думаешь, что мы без тебя не ссоримся? Тут Лариса Евгеньевна, как заноза…

-Лиза, не надо делить матерей, чья хорошая, чья плохая.

— Мам, как она приходит, мне хочется залезть под стол, заткнув уши, и не высовываться. А вчера выяснилось, что Вадим матери сделал дубликат ключа. Объяснил это тем, чтоб Лариса Евгеньевна не мерзла, дожидаясь нас. Но вот как мне быть? Я у нее и так неряха, лентяйка. Не такую она в жены хотела своему сыну. Устала я от всего этого. Мне кажется, у меня к Вадиму вся любовь прошла. Я его даже видеть не хочу.

— Трудно мне дать тебе дельный совет. Ты же знаешь, что в нашем доме не было никогда мужчин. Вспомни, у нас тобой тоже не все было гладко. Это жизнь, она каждый день преподносит сюрпризы, надо научиться всему этому противостоять.

— Прости меня, мой родненький философ, — Лиза села к матери и обняла ее, — Сама-то никогда не бросалась на баррикады. Знаю, что жила так, чтоб никому не принести вреда. Но не каждый правильно оценивает твою жертву. Вот и зятек твой – один из тех, кто не понимает тебя.

Светлана Геннадьевна постаралась покинуть квартиру, как можно раньше. Только закрыла за собой дверь, как на площадке, перед, лифтом, увидела женщину. Она стояла босая, в темно- зеленой обтягивающей юбке много выше колен. Длинные спутанные волосы закрывали ее лицо.

Женщина приостановилась, незнакомку она видит впервые. Да и на их лестничной клетке живут пожилые люди. Начала припоминать, кто в их подъезде мог так обидеть ее, да и выгнать почти голой. Светлане Геннадьевне в этой повисшей тишине показалось, что она слышит стук сердца этой девушки. Чисто по-матерински подошла к ней.

-Подожди минутку. У меня дочь такого же телосложения, у нее есть куртка, которая второй сезон висит в шкафу без дела. А вот обувь…- Незнакомка как будто только этого и ждала, она освободила от волос свое лицо.

— Будущая свекровь меня выгнала в таком виде, когда, проснувшись, вошла в комнату Максима. Это все, что я успела схватить на ходу.

— А кто у нас свекровь? Не Оксана ли Владимировна?

— Она, она, — без остановки повторяла девушка.

— Но ты постой, а я схожу за твоими вещами. – Светлана Геннадьевна знала эту женщину, не так давно переехавшую к сыну. С ней никто не мог найти общего языка. Но долго Оксану уговаривать не пришлось, она через пару минут швырнула за дверь остатки вещей со словами:

— Нечего обращать внимание на ее нюни. Порядочная девушка не ляжет под бок жениху до свадьбы. Подожди, она еще до твоего зятя доберется. На днях я видела, как они миловались. – Светлана Геннадьевна была не в том настроении, что вступить в разговор с Оксаной. Она поблагодарила ее и пошла к лифту, но незнакомка будто испарилась.

Пришлось оставить вещи в углу на площадке, значит, не одна она такая сердобольная. Мельком глянула на часы: время поджимает, может опоздать на автобус, поэтому решила спуститься по лестнице.

На первом этаже услышала знакомый голос. Как ей его не узнать, пришлось пройти в темный уголок и посмотреть зятю в глаза.

— Теперь я поняла, почему тебе мешала. Как же ты опустился в моих глазах. – Вадим начал оправдываться, но Светлана его не стала слушать. Она вызвала лифт. Ей нужно дочери открыть глаза на мужа.

 

Когда она вошла в квартиру, Лиза собиралась на работу, на ходу бросала матери, что опаздывает, что Вадим уже прогрел машину.

— Спустись на первый этаж и посмотри, кого он там отогревает или прогревает. – В это время у Лизы раздался звонок. Звонил муж и сообщил, что ему ее некогда ждать, он опаздывает. Светлана Геннадьевна стояла у окна и видела, как Вадим подводил незнакомку к своей машине.

Нет, больше ни слова дочери не скажет. Дала себе клятву, что никогда не будет вмешиваться в семейные отношения Лизы.

Светлана Геннадьевна уехала, решила дать разобраться детям самим. Но брак дочери продлился еще полгода. Кто стал причиной ее развода с мужем: свекровь или незнакомка, она не узнает всей правды. Но ее вины в этом точно нет.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.02MB | MySQL:68 | 0,415sec