Ненужная правда

— Здравствуй, папа.

Молодой басок в телефонной трубке был незнаком.

— Ну, здравствуй, сынок, — хмыкнул Вячеслав.

Опять мошенники звонят, подумал он. Обычно он сразу бросал трубку, но на этот раз решил подыграть. Впрочем, звонивший не походил на мошенника, те быстрой скороговоркой просили денег и сразу же отключались, а тут — никакой спешки. Наоборот.

— Меня зовут Сергей, а мою мать — Мариной Владимировной. Мой день рождения…

 

Рука со смартфоном безвольно опустилась вниз. Вячеслава словно окатила горячая волна, горло скрутил спазм.

— Алё?..

— Да, я здесь, — голос предательски дрогнул.

Больше он ничего не сумел сказать, все слова куда-то делись. Вот ведь как бывает — раньше столько раз представлял эту встречу, а теперь, когда наконец-то можно было произнести все те несказанные слова, растерялся.

— Ты где? — наконец выдавил Вячеслав.

— В городе, в центре. Не хочешь встретиться?

— Конечно!

* * *

А что если я не узнаю его?

Вячеслав даже покрылся испариной от этой мысли. Вот стыдоба-то будет!

Он впился глазами в посетителей кафе. Пожилая пара, три девчушки, задержал взгляд на двух молодых людях, рассматривающих что-то на экране ноутбука. Нет, вряд ли, слишком заняты своими делами.

Слегка отпустило.

Он занял столик у окна и заказал кофе.

Нервно помешивая ложечкой коричневую бурду, Вячеслав уставился в окно, выискивая высоких и худощавых парней, каким в юности был сам. Интересно, похож ли сын на него или больше на Марину?

С Мариной они прожили три года. Ну, как прожили… Семьи-то не было, так, встречались. Вячеслав тогда только оканчивал институт, никаких серьезных планов насчет семейной жизни в мыслях не проскакивало. Зато было серьезное увлечение — альпинизм. Тренировки, сборы, поездки отнимали много времени, но Марина вроде бы понимала, не требовала от него невозможного.

Тот вечер, когда он приехал со сборов, он запомнил надолго. Марина была на редкость молчаливой. Поставила на стол ужин, сама к еде почти не притронулась. О беременности сказала уже перед сном.

Скрипнув зубами, Вячеслав предложил пожениться, но вместо радостного «Конечно!» услышал скупое «Я подумаю». А через неделю произошло и вовсе странное: она собрала вещи и уехала к родителям в область. Даже не попрощалась, оставила короткую записку, которая по сути ничего не объяснила.

 

Как же он тогда на нее злился! Обегал всех ее подруг — но не услышал ничего вразумительного, побывал в деканате — оказалась, она перевелась на заочный. Но зато хоть узнал адрес. Однако выкроить время для поездки сумел лишь через три месяца.

Марина встретила его во дворе, в дом не пустила, сославшись на мать, которая плохо себя чувствует. Так они на скамейке и проговорили два часа. Короткая курточка уже еле сходилась на появившемся животике. «Надо разобраться в себе», «хочу побыть одна», «нет, ты меня ничем не обидел», «не беспокойся, со мной все будет хорошо» — вот и все, что он услышал. С большим трудом смог впихнуть ей деньги…

А потом жизнь завертела-закрутила не на шутку. Опомнился он лишь тогда, когда ребенку должен был исполниться месяц. Писал письма, пытался отправить деньги — перевод вернулся назад. Марина не отвечала. Конечно, надо было приехать, только впереди маячила двухгодичная зарубежная стажировка… Жена, маленький ребенок — как все это не вовремя…

Лишь через два года, случайно встретив подругу Марины, узнал, что Марина родила сына. Но к этому времени он уже встречался с будущей женой.

И вот теперь, спустя двадцать лет, сын сам нашел его.

* * *

Вячеслав его узнал и не узнал одновременно. Узнал потому, что парень сначала застыл в дверях, а затем решительно двинулся к его столику. А не узнал — потому что не увидел в этом парне ничего от себя. Сергей оказался ниже на полголовы и вовсе не такой тощий «фитиль», каким в молодости был Вячеслав. Разве что глаза похожи — такие же серые, с прищуром. А нос, подбородок, губы — Маринины.

О себе Сергей рассказывал не слишком охотно — учится в университете, живет в общежитии, нет, к спорту равнодушен, да, и к альпинизму тоже, раньше немного играл на гитаре, потом бросил. Вячеслав начал было оправдываться, но сын его оборвал:

— Я понимаю. Зря мама тогда уехала.

Очень вовремя Сергей выложил на стол конверт со своими детскими фотографиями, и Вячеслав с радостью ухватился за предложенную «соломинку» — хоть глаза было куда деть.

Разговор не клеился. В одну из таких пауз у Сергея зазвонил мобильный.

— Я не прячусь! Сказал же, что достану, значит, достану.

— У тебя неприятности? — тут же среагировал Вячеслав.

— Ерунда, — отмахнулся Сергей. — Справлюсь.

— Не стесняйся, если что нужно. Я буду рад помочь.

— Спасибо.

— Как мама? — перевел разговор на другую тему Вячеслав.

 

Не то чтобы его действительно интересовало, как живет Марина, просто посчитал правильным спросить. Ответ был коротким:

— Нормально.

За столом опять повисла неловкая пауза, и Сергей засобирался уходить.

* * *

Стриженый затылок Сергея маячил далеко впереди. Вячеслав шел следом. Он не понимал, зачем это делает, просто не хотелось отпускать сына. Он спустился за ним в метро, проехал три остановки в соседнем вагоне, не замеченным дошел до студенческого общежития и застыл на месте. Потому что впереди начиналась ссора.

Вячеслав не слышал, о чем спорили с Сергеем трое парней, но разговор шел на повышенных тонах. А когда Сергея толкнули, бросился на помощь. Распихал молодчиков, оттесняя подальше от упавшего на асфальт сына. И, закрывая его собой, крикнул:

— Что вам нужно от парня?

— А ты ему кто, что вписываешься?

— Отец.

— Хм… — хмыкнул один из парней, видимо, считавшийся у них главным.

Нападать они не собирались, но и не расходились, стояли поодаль, тихо переговариваясь.

Вячеслав сунул парням свою визитку: «Позвоните мне!» Помог подняться Сергею, довел его до комнаты, по пути выпросив у попавшейся навстречу студентки две таблетки успокоительного.

— Я в порядке, — бормотал Сергей, глотая таблетки. — Просто нервяк, не спал давно.

Сергей уснул. Вячеслав расположился рядом на стуле. Уходить он не спешил, сидел и думал о жизни — своей, Марины. Достал конверт с фотографиями. Двадцать лет уместились в двадцать снимков. На первом из них — Марина с кульком из одеяла в руках. Такая, какой он ее запомнил. На последнем — почти незнакомая женщина за сорок, рядом уже взрослый Сергей. Надо было тогда плюнуть на все зарубежные стажировки и остаться с ней. С ними. Карьера у Вячеслава сложилась, принесла достаток, но может ли он сказать, что был счастлив все эти двадцать лет? Детьми так и не обзавелся, оба брака закончились разводом.

Непривычный звонок чужого мобильного прервал его мысли.

— Да.

— Кто это? — удивился женский голос, такой знакомый. — А где Серёжа?

— Марина, с Сергеем все в порядке, он спит. Это Вячеслав. Двадцать лет назад… — он не знал, как закончить фразу и замолчал.

 

— Вячеслав? — еще больше удивилась Марина. — Но… Почему он спит у тебя? Что случилось? Как вы оказались вместе?

— Он не у меня, это я у него. Все в порядке. Просто наш сын сделал то, что давно должен был сделать я — нашел меня.

Трубка молчала.

— Почему ты тогда ушла? Сейчас-то ты можешь мне рассказать?

— Сейчас могу.

Услышанное оказалось для Вячеслава ударом под дых. Два потрясения за день — это уже перебор.

Вдруг стало очень душно, хотелось на воздух.

Те парни все еще отирались возле общежития, похоже, ждали его. Короткий разговор быстро прояснил ситуацию: Сергей должен денег. Слишком большую сумму по меркам студента и смешную для Вячеслава.

— Если я верну его долг, вы оставите парня в покое? — спросил он.

— Само собой.

— Где здесь ближайший банкомат?

* * *

Смеркалось. Вячеслав брел по улице. Мысли путались, старая обида не отпускала. Даже спустя двадцать лет не очень-то приятно узнать, что твоя девушка тебе изменила. А когда забеременела, то не знала, от кого. И не придумала ничего лучше, как сбежать.

Хотя… А что бы он сам сделал, если бы Марина призналась ему тогда? Какое бы решение принял тот Вячеслав? Сколько бы дров наломал? Марина избавила его от душевных терзаний. Она рассудила трезво: родить, сделать тест на отцовство и только потом «обрадовать» папашу. Вячеславу не повезло. Не повезло и Марине — настоящий отец Сергея не захотел ничего слышать о ребенке.

 

Мальчик так и рос без отца. Конечно, задавал вопросы. Конечно, Марина что-то придумывала. Что папа живет очень далеко, что не может приехать. Но однажды расспросы прекратились. Марина тогда не придала этому значения, да и некогда ей было размышлять — голова другим была занята. Как потом выяснилось, мальчик переключился с расспросами на бабушку. А та по доброте душевной и рассказала о Вячеславе. Про настоящего-то отца она была не в курсе. Сергей надолго затаил обиду, больше он ничего не спрашивал. Видимо, совсем туго сейчас пришлось парню, раз он, спустя столько лет, нашел «отца». Хотел попросить денег, да застеснялся.

Первой мыслью было все объяснить Сергею. Вячеслав уже даже достал телефон, чтобы позвонить Марине, пусть расскажет сыну правду, но рука опустилась.

Кому будет лучше от этой правды?

Нет, сейчас правда никому не нужна. Может быть когда-нибудь потом, когда они станут ближе, и нужно будет рассказать, но только не сейчас.

Вячеслав решительно набрал номер Марины.

— Ничего не говори ему. Завтра у меня выходной, поедем за город ралли смотреть.

Автор рассказа: Дмитрий Корсак

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.81MB | MySQL:68 | 0,422sec