Огонь и вода

Сестры в семье Сидоровых были совсем разные по характеру. Старшая, Вера, немногословная, серьёзная и рассудительная с детства, много читала, помогала матери по хозяйству. Нина Ивановна так и говорила:
— За Верочку я не беспокоюсь. Любой мужчина будет с ней счастлив. Она и приготовить обед мастерица, и связать, и сшить – руки золотые, и грубого слова никогда не скажет. Только бы не пил мужик. И любил её.

— Ага, всего-то: не пил и любил, — улыбалась Вера, — так это, мамочка, самое главное…

— Нет, моя милая, самое главное есть в тебе: ты и умница, и красавица, в остальном Господь поможет. Смотри, не ошибись.

 

— А вот с Анькой у нас беда, — засмеялся отец, глядя на свою младшенькую, — шустрая, на язык остра, непоседа и плясунья. Ни шить, ни пирогов испечь, разве что картошки наварит. Училась бы у сестры и матери, пока в родительском доме живёшь! Ну, кто такую замуж возьмёт? Они же в Верой, как вода и огонь. Разные!

— А, ну вас! Я ещё не нагулялась, не наплясалась, — смеялась Аня, убегая на танцы, — вот выйду замуж и буду дома сидеть и борщи варить…

Вскоре старшая Вера вышла замуж за обычного парня, ровесника, с которым училась в техникуме.

— Эх, Веруня, не погуляла, не повыбирала… — укоряла сестру Аня, — за первого встречного выскочила. А ещё говорят, что умная, рассудительная.

— Поживём-увидим, Анюта… — спокойно ответила сестра, — я ведь душой его выбрала. Чего мне всех перебирать? Мне только один он и нужен. Сразу видно, что парень добрый, заботливый, любит меня…

— Да, ладно тебе ей отчитываться, посмотрим какого она найдёт. Хоть бы взял кто занозу… — заступился за Веру отец.

— А я что? – сказала Аня, — я ей только добра желаю, потому что знаю, что моя сестрёнка самая лучшая!

— Да ты такая у нас шустрая, я уж выйду замуж, чтобы первой быть, поскольку я старшая, а то ты меня и опередишь! – засмеялась Верочка.

И она оказалась права. Не успели сыграть свадьбу старшей дочери, не прошло и полугода, как засобиралась замуж и Аня.

— Куда же вы сразу скопом все? Ох, девки! Не торопишься ли ты Аннушка? Небось глядя на сестрино счастье и тебе семьи захотелось?

Но Анна вышла замуж, не смотря на уговоры родителей проверить свои чувства, ведь она была знакома с Михаилом всего два месяца.

Ничего удивительного не было, что вскоре Аннушка стала ссориться с мужем. Она горячо отстаивала каждую мелочь в споре, доказывая мужу, что она права, ревновала его, караулила во сколько он возвращается с работы, стремилась во всём взять верх в семье.

Не прожив и года, они развелись, не заимев детей, и не нажив почти ничего совместного.

Мать и отец печалились. Они понимали, что с таким характером и подходом у Ани не получится нормальной семейной жизни. Муж Ани уехал в другую область, так был расстроен неудачным браком, что не хотел больше видеть свою бывшую.

Но Аннушка не была долго одна. Она начала снова подыскивать «нормального» мужа, и нашёлся парень, которому она очень понравилась. Недолго думая, пара сняла квартиру и стала жить без регистрации брака.

— И что же ты надумала в этот раз, доченька? – спросила Анну мать, — хорошо ли так будет сожительствовать? По христианству, это — блуд…

— Ах, мама. Мне не хочется второй раз наступать на те же грабли… Что толку, если мы распишемся, а потом так же начнём ругаться? Только зря время терять и свадьбы играть на увеселение людям, — ответила Анна.

— Кажется, наша дочь стала более рассудительной, — заступился за Анну отец,-однако,надо бы взвешенно подойти даже к сожительству такому. Это, считай, как брак. Не будешь же ты мужей менять каждый год и так позорить нас с матерью?

— Верно папа говорит, — поддержала мать, — ты уж теперь смиряйся, подчиняйся мужу. Уступай, договариваться сумей по-доброму, полюбовно. Да и что вам делить? Горя не знали, войны не видали…Эх, вы…

Мама вытерла слёзы платком. Анна подошла к ней и обняла.

— Мамочка, ну что ты? Волнуешься за меня опять? Ну, я постараюсь, чтобы всё у нас было хорошо с Валерой.

 

— Одного обещания мало! – строго сказал отец, — надо делом доказать, что ты созрела для семьи. Смотри мне, если и со вторым мужиком спорить да браниться будешь, то я сам возьму ремень и проучу тебя…

— Перестань, Ваня, поздно за ремень хвататься. Да и любишь ты её больше чем старшую, и она это знает, — улыбнулась мать, — можно подумать, что когда-то ты их ремнём лупил… Смешно.

— Ох, вот страсти накаляются… И всё-то вам за меня стыдно. Можно подумать другие на разводятся. И не дерутся, — ответила Аня и ушла к себе на квартиру.

Но прожили они с Валерой не больше трёх месяцев, и снова начались в их отношениях ссоры, разлад, недоверие и упрёки.

В этот раз мать вызвала старшую сестру из соседнего городка, где Верочка проживала с мужем и дочкой.

Вера приехала как раз в то время, когда Аня жила снова в своей комнате у родителей.

— Ну, сестричка, рассказывай. И только всю правду, — попросила Вера, когда они остались наедине. Родители в это время были на работе.

— Ах, что рассказывать? Не знаю… — заплакала Аня, — ссоримся. Не уступает он мне. Поначалу молчал, а теперь тоже, как и Мишка, стал выговариваться и спорить со мной до ругани.

— Так. Скажи, ты любишь его? – спросила вдруг Вера.

— Конечно, очень люблю! – горячо ответила Аня и посмотрела на сестру.

— Не верю… Ты любишь себя. И разрешаешь себя любить. А Человека в нём не видишь и видеть не желаешь. Эгоистка. Останешься не только без мужа, но и без ребёнка, глупая. Надеешься, что третий на тебя найдётся? Да люди будут пальцем на тебя показывать, как на плохой пример для девочек. Ты этого хочешь? – Вера была строгой и даже сердитой, — ты что творишь-то? Хоть бы отца с матерью пожалела!

— Вера, ты раньше никогда так не говорила со мной… — начала было Аня, но Вера перебила её:

— Молчи… пока. Говорю сейчас я. Потому что тебя знаю, как облупленную, с рождения. И характер твой, и натуру, и повадки все.

Хорошая ты девка и мы все любим тебя. И даже Валера очень любит тебя, потому что до сих пор не сбежал…

Верочка обняла сестру, и Аня, почувствовав её тепло, разревелась как ребёнок.

— Понимаешь, жизнь такая короткая, так быстро течёт, как в реке вода. Что вспомнишь потом? Как лаялись, что собаки, теряя нервы, силы и счастье? Эдак любой может. А вот ты будь мудрой. Будь Женщиной. Хранительницей очага. Что такое очаг? Не просто печь с дровами. Это семья, в которой всем тепло и сытно, и уютно. Место, где его любят, и всегда туда хочется прийти…

Сестры посидели молча. Верочка продолжила:

— Вот ты, именно ты и должна создать такое пространство своей семьи. Где бы вы ни жили с любимым… Хоть в маленькой однушке.

И потом: почему не рожаете? Надо обязательно родить малыша! Он прибавит тебе ума и терпения. Поверь, ты должна научиться любить своего мужчину не только как супруга, а как друга, как наставника, и в то же время, как сына… да-да, ты не ослышалась, как сына. Чуть-чуть будь ему и матерью. Тогда он будет ещё больше любить тебя.

— Как это, не совсем понимаю… Ведь он не сирота… У него хорошая мать, — ответила Анна.

— А ты возьми его детские фото. И посмотри, какой на них он мальчишка. Скоро будет у тебя такой же сынок. От него. И ты станешь понимать, что твой сынок – плоть от плоти твоего мужа. И будешь видеть и в муже такого же вихрастого мальчишку, какими они, наши мужчины, в сущности, и остаются всю жизнь, только становятся большими.

 

Мужа надо беречь… Он твой любимый. Не жди идеального, делай его таким сама. Согревай каждый день и увидишь, как изменится ваш мир… — Верочка говорила возвышенно, задумчиво глядя в окно, покачивая в объятиях Анну, как ребёнка.

— Ты рассказываешь мне сказки, чтобы успокоить? – тихо спросила Анна, вытирая лицо, — так говоришь, будто сама…

— Да, именно так мы и живём с мужем, и слава Богу, всё у нас нормально. Не хвастаю, что хорошо. Но тебе скажу, что это так и есть. Работает такой подход. Проверь и убедись. Я в тебя верю. Дураков в нашей семье не было и нет. И бездушных тоже. Я приеду на твою свадьбу. Скоро, потому что знаю, что всё у вас наладится.

— А почему ты решила, что у нас будет сын? А не дочка? – спросила Аня.

— Не знаю… просто мне так хочется, чтобы первым был мальчик. Ведь хорошо же, когда девочка младше… — мечтательно произнесла Вера.

— Ты у меня такая замечательная… — Анна поцеловала сестру, и они пошли пить чай.

Вечером семья проводила Веру на остановку автобуса. Ей надо было возвращаться к мужу и маленькой дочери домой.

Родители шли к дому, а Анна остановилась на перекрёстке и попрощалась с ними.

— Ты куда это на ночь глядя? – спросила мать встревоженно.

— Домой. Там, наверное, Валерка голодный. И хватит уже вас стеснять. Мне пора… — Аня повернулась и пошла к своему дому.

Родители стояли как вкопанные.

— Интересно, что она ей такое сказала? – спросил отец.

— Правду, скорее всего. Это же наша Верочка… Умница, — ответила мать. Они вернулись домой, мать подошла к иконе, а отец делал вид, что читает газету, а сам смотрел на печатный лист и слушал молитвенный шёпот жены.

Прошло три месяца. Однажды Анна пришла к матери счастливая. Она обняла её и сказала:

— У нас большие новости, мама! Мы с Валерой подали заявление.

— А что же он не пришёл с тобой к нам, чтобы сказать об этом? – спросила мать.

— Так уж живём вместе сколько. А теперь вот хотим оформить официально. Пора… Валера на смене. Пашет как вол, денег старается больше заработать, надо и своём жилье думать, — ответила Анна.

— Как я рада, доченька. Вы уверены, что всё у вас сложится? – спросила мать.

— Ну, надеемся. Уверенными в наше время ни в чём нельзя быть. А вот твоими молитвами и моей надеждой всё и устроится, мама, — радостно улыбнулась Анна, — но это ещё не всё… Отгадай, что нового ещё?

— Откуда я знаю? Может, что купили из мебели? – спросила мать.

— Скоро понадобится и новое из мебели… Например, детская кроватка! – засмеялась Анна.

Мать всплеснула руками и прослезилась.

— Неужели? Аннушка, доченька! Хорошо-то как, я рада! Только береги себя, теперь ты не одна ходишь…

Женщины сели пить чай, вошёл отец, и узнав новость, тоже не смог сдержать слёз.

На официальную регистрацию брака приезжала и Верочка с дочкой и мужем. Они поздравляли молодых и желали им счастья.

Родила Анна сына, как мечталось и старшей сестре, и самой Анне. Мальчик был копией Валеры.

Странно, но после разговора с Верочкой, Анна стала другими глазами смотреть на мужа, на свою роль в семье, а беременность сделала её более женственной, мягкой и спокойной.

 

Когда малыша привезли из роддома, вся семья собралась возле него. Говорили шёпотом, ходили на цыпочках, так как мальчик спал. Выпили шампанского, обняли Анну, и ушли, чтобы не мешать матери и малышу отдыхать.

— Спасибо тебе, Вера… — Анна обняла сестру у порога.

— За что, Анюта? – улыбнулась Вера, — ты такая молодчина, богатыря родила. Береги и себя, и сына, и всех своих…

— Ты знаешь, что я поняла? – Аня посмотрела в глаза Вере, — что ты для меня не только сестра. А ещё и самая лучшая подруга и немного мать… Спасибо, что ты у меня есть, Верка…

— Вот за это спасибо надо сказать нашим матери и бате… — ответила Вера, — а ты не стой, тут сквозняк, бегом в комнату. Я звонить тебе буду. Пока, умница наша…

Анна стояла у окна и махала сестре рукой. А муж подошёл к ней сзади и обнял за плечи.

— Как же я теперь счастлив, Аннушка… ты моя умница, — прошептал он, — наконец-то все дома. И нас трое!

Елена Шаламонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,400sec