Островок счастья

— Сынок, под какое настроение ты выбирал себе жену? Может быть поторопился, все-таки был вдали от дома и подсказать некому было, — спросила мать, поджав губы Захара.

— Ма, люблю я Веру, готовьте свадьбу, она останется с нами жить, нет у неё никого, детдомовская она.

Захар привез Верочку домой в деревню, когда вернулся из apмuu. Односельчане все переполошились, приехал с чужой девкой. Сам — первый парень на деревне, видный и красивый, своих девчонок в дерене пруд пруди, одна лучше другой, хозяйственные, не то, что городская. Она наверное, и коров-то никогда не видела, как она будет жить в деревне.

 

Разговоры велись в каждом доме, у колодца, в магазине, деревня бурлила, не могли успокоиться односельчане. Свадьбу сыграли по-тихому, веселья на всю деревню не было. Обидел Захар местных девчонок, а особенно Иру, которая вроде как ждала его из армии, правда он ничего ей не обещал.

Жили в доме у родителей Захара. Свекровь не приняла невестку, словно она была пустым местом, да и местные все сторонились Веру, даже сестра мужа не принимала её. Вера старалась угодить родственникам, не перечила, была тихой и скромной, выполняла всю работу.

Захар видел, что жене живется тяжело, но она и ему не жаловалась. Решил он отделиться от родителей, построить свой небольшой дом. Посоветовался с отцом:

— Батя, жалко мне Веру, мать её заклевала, буду строить свой дом.

— Сын, я тебя поддержу, тоже хотел тебе предложить, но боялся, что неправильно поймешь, подумаешь, что со двора гоню тебя, — как ни странно поддержал отец.

Вскоре при помощи отца и друзей небольшой дом был готов – кухня, комната и небольшие сенцы. А что еще нужно молодым. Вера от счастья ног под собой не чуяла, летала по деревне, как на крыльях. Был теперь у них с Захаром свой островок счастья. Хозяйством заниматься научилась, да и муж помогал. Устроилась на работу в пекарню в соседнем селе за два километра от дома, ходила пешком туда и обратно, трудней было зимой, когда мороз и метель, а так ничего, привыкла. Единственная проблема у них с Захаром – не давал Бог детей. Но они надежды не теряли. Жили дружно.

Прошло несколько лет и настала жизнь такая, что работы не стало, деревня разваливалась. Захар остался без работы, ладно хоть Вера еще работала, хлеб он всегда нужен, пекарня пока не закрывалась.

Узнал как-то Захар от односельчанина, что можно поехать на вахту, работать там месяц, а потом приехать на длинные выходные домой, платят там хорошие деньги.

— Ну жена, собирай мне сумку, поеду на вахту. Как без денег, без работы. Я молодой мужик, не могу так просто сидеть, — сообщил Захар жене.

Уехал. Приехал через месяц и действительно, привез денег. Такие деньги здесь в деревне и не снились. Вера так и работала в пекарне, ждала мужа. Потом вновь собирала и отправляла.

Прошло уже несколько лет, ничего не изменилось, ребенка у них так и не было, муж вахтовик, жена на пекарне. Как-то глубокой осень возвращалась Вера по темноте из села домой, вдруг споткнулась о что-то мягкое, испугалась и вскрикнула. Тут же услышала мужской голос слабо доносившийся:

— Помогите…

Вера наклонилась и увидела лежащего мужчину, подала руку, тот протянул свою. В другой руке держал палку, она сообразила, видимо опирался на неё.

— Что с вами? – испуганно спрашивала Вера, вы кто и откуда?

— Ногааа, — протяжно проговорил мужчина, Тихон я, а где я – не знаю.

Вера помогла подняться мужчине, он одной рукой обнял её за плечи, а другой опирался на палку, так и доковыляли до её дома.

Захар был на вахте, она усадила его на стул и осмотрела ногу. Нога была сильно распухшая.

— Надо бы в больницу. Она побежала к соседу, у того старый мотоцикл с коляской, до района километров семь.

— Николай, слушай, мужик один мне на дороге попался, нога у него повреждена, давай увезем его в район, — попросила Вера.

— Вер, такая темнота, дорога плохая, а вдруг куда заедем, да перевернемся, давай до утра.

— Ну давай до утра, — согласилась Вера.

— Она накормила Тихона, спрашивала откуда он, а он не мог ответить. Сказал, что его из поезда выкинули, он сильно ударился головой, шел через лес и вышел на какую-то дорогу. Тут и нашла его Вера.

— Ну ладно, переночуешь, а завтра с Николаем отвезем тебя в район в больницу, как бы тебе без ноги не остаться, вон как разбарабанило…

 

Наутро поехали в больницу, усадили Тихона в коляску мотоцикла. Врач осмотрел его, сделали рентген, оказался перелом ноги и оставили его в больнице. Хорошо хоть паспорт при нем оказался и немного денег. По паспорту зарегистрирован в соседней области. Вера пообещала навестить его в больнице.

Через три дня поехала в больницу, Тихон уже сидел на кровати, нога в гипсе и был довольно-таки бодрый, рядом стояли костыли.

— Слушай, Тихон, надо как-то твоим родным сообщить, что ты здесь, — проговорила она и глянула ему в глаза, а он их опустил, молчал.

Потом проговорил:

— Нет у меня никого. С женой развелись, она меня выгнала из дома, может даже кого-то и подговорила, чтобы совсем от меня избавиться. Она у меня вторая, детей нет у нас. А я поехал куда глаза глядят, думал, выйду где-нибудь в небольшом поселке и начну жизнь заново. Но вот какие-то два привязались в поезде, слово за слово, вышли в тамбур, вот и выкинули меня на ходу поезда. У меня нет никого, я детдомовский.

Врач сказал Вере, что Тихона можно будет забрать через неделю, а потом привозить на прием. Она пообещала. Ехала домой и думала:

— А куда ему ехать? У меня жить тоже неудобно, да и Захар как раз через неделю должен приехать…

Но привезла к себе Тихона и стала поджидать мужа. Все рассказала Тихону, а тот сказал:

— Ну может твой Захар и пристроит меня на вахту, когда нога срастется…

В назначенный день Захар не приехал. Уже по подсчетам у него начались выходные, а его все нет. Известий от него не было, сотовой связи тогда еще не было. Вера решила, что он остался еще поработать, может кто попросил за него отработать.

Прошло два месяца, в деревне все переполошились, от Захара не было известий и поехала Вера к нему на вахту. Тихон так и прижился у неё во флигеле во дворе. Помогал по хозяйству, недавно сняли гипс, ходил с палкой прихрамывая. Снег чистил, корове сено давал, справлялся по хозяйству.

Односельчане сплетничали, уже слухи о них распускали. А Вера знала, что она честна перед мужем. Собралась, поехала Вера к мужу на вахту, он как-то рассказывал, как туда доехать и поселок назвал. Приехала Вера в поселок, спросила на вокзале:

— Скажите пожалуйста, а где здесь общежитие, в котором живут вахтовики. Как его найти?

— У нас две такие общаги, — ответила ей женщина и назвала улицы.

Все-таки нашла Вера одно общежитие, спросила у вахтера, пожилой женщины, не знала ли она Захара.

— Какой такой Захар, а вы кто ему будете? – строго спросила та.

— Я ему жена, приехала, что-то задержался он, уже третий месяц пошел, а он домой не приезжал еще…

Вахтерша смотрела нее немного с жалостью и выдала:

— А Захар твой с нашей медичкой уехали к ней домой. Она из небольшого городка, даже не знаю, как называется. Сказали, что уехали навсегда, сюда больше не вернутся, любовь промеж них тут закрутилась. Вся общага знает.

Вера вначале не поверила, что это её Захар, может быть попутала вахтерша, но все-таки это был он. Сгорбившись и развернувшись, вышла Вера из общежития и направилась на вокзал в обратный путь.

Переживала Вера, сообщила его родителям, что Захар уехал с другой женщиной, а её бросил. Тихон тоже притих, боялся лезть к ней в душу. Вера все переживала в себе. Он старался освободить её от всех хозяйских забот, даже она приходила с работы, а ужин всегда её ждал.

Прошел год, за ним второй, Тихон так и жил во флигеле у Веры. Устроился трактористом к фермеру, который в деревне развернулся, построил фермы, конюшню, развел коров и лошадей.

 

Прошло еще пять лет. Тихон с Верой жили в её доме, как муж и жена. Вера не испытывала угрызения совести, ведь Захар её бросил и уехал с другой. Односельчане поговорили, посплетничали, да и отступились. Кто-то Веру оправдывал, кто-то осуждал. Так и остались все при своем мнении.

Прошло восемь лет. Уже и со свекровью Вера нашла общий язык, та вспоминала своего сына.

— Ладно жену бросил, а нас-то с отцом за что, хоть бы какую весточку прислал, — говорила недовольно мать. — А вдруг что с ним случилось? Но мне мое сердце подсказывает, что вроде ничего, живой он.

Как-то летним днем появился Захар в деревне, рядом с ним шел мальчик лет семи. Шел, опираясь на костыль, шел на одной ноге, вторая штанина была завернута. Мальчик жался к отцу, когда они вошли во двор к Вере.

Вера вышла на крыльцо, Тихона не было.

— Знакомься Санька, это твоя мамка. – сказал Захар, не глядя в глаза Вере.

— Моя мамка умерла, — тихо проговорил мальчик, — а это чужая тетка, он мне не мамка.

В это время прибежала свекровь, ей уже донесли, что видели Захара с мальцом. Влетев во двор, она бросилась к сыну, заголосила, тот обнял её.
Все сидели во дворе на скамейке под навесом, Вера кормила Захара и Саньку, видно было, что мальчик проголодался. Через некоторое время пришел Тихон. Пришлось Вере объяснять бывшему мужу, что Тихон теперь ей муж.

— А я знал, что ты мне замену найдешь, — сказал ехидно Захар.

— А ты подумал, когда меня бросил, я тебя ездила там разыскивала. Не тебе меня обвинять, я пять лет ждала, Тихон подтвердит.

У Захара умерла жена-медичка, как выразилась тогда вахтерша. Сильно болела и умерла от неизлечимой болезни. Похоронил Захар её и решил вернуться домой, надеясь в душе, что Вера его простит и примет с сыном. А тут другой поворот. Вера живет с Тихоном и живет хорошо. Ногу Захар потерял в аварии на заводе, где раньше работал.

Ушел Захар с сыном к родителям, не стал выгонять из дома Веру с Тихоном. Вновь деревня гудела, что только не болтали злые языки. Захар жил у родителей, Вера иногда ходила к ним и приносила гостинцы Саньке. Привязался он к Вере и уже сам бегал к ней, или встречал после работы за деревней.

Прошло около двух лет и вдруг вновь новость в деревне, умер Захар. Похоронили Захара, прошла неделя и прибежал как-то Санька из школы к Вере:

— Теть Вер, можно я у вас жить буду. Ты, мне как мама, добрая и заботливая и руки у тебя теплые. И дядя Тихон мне нравится, разговаривает со мной, как со взрослым мужиком, вежливо, мне нравится.

— Конечно можно, вот Тихон придет и перенесем твои вещи к нам, он как чувствовал, пристрой сделал к дому, вот там и будет твоя комната.

— А он не будет против меня?

— Ну что ты, Санька, да он очень рад будет. Всегда говорит, что не хватает ему сына. Хочется ему научить чему-то, а меня чему он научит, — улыбалась довольная Вера.

Прошло десять лет. Вырос Санька красивый, высокий, на Захара похожий. Вера с Тихоном души не чаяли в сыне, и он тоже называл их мамой и батей. Уже и девчонки на него заглядываются деревенские. Но он собрался поступать в институт.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,315sec