Отношения в никуда… Рассказ

С Каримом мы встретились на свадьбе. Туда я приехала с подругой Надей. Ее муж неожиданно слег с простудой, а одной на такое мероприятие ей идти не хотелось.

Свадьба была веселой, шумной. Я перезнакомилась с соседями по столу, наслаждалась атмосферой. С Каримом у нас нашлось много интересных тем для разговора. У меня были некоторые предубеждения против людей восточных национальностей. Но Карим продемонстрировал такт и оказался приятным собеседником.

 

Пару недель я не могла понять, почему меня преследует чувство грусти. Периодически вспоминалось лицо Карима. И тут звонит Надя:
— Светик, мне запрос на твой номер телефона поступил. От Карима.

Дальше были цветы, конфеты, украшения. Карим красиво ухаживал. Оказалось, что у него своя фирма. Небольшая, но доход стабильный, позволяющий себя не ограничивать. Перспективный жених. Но были две вещи, которые меня напрягали. Во-первых, Карим младше меня на 8 лет. И, во-вторых, его родители жили в другой стране.

Карим был серьезным, обстоятельным, решительным и… ревнивым. Скандалов не устраивал, но, если видел меня с мужчиной, одного взгляда хватало, чтобы понять, как он к этому относится. Мы не обсуждали наши отношения. Просто встречались. Я не решалась поднять вопрос о своем месте в его жизни. А между тем время шло…

С нашей первой встречи прошло уже 3 года. Мне стукнуло 35 лет, родители начали намекать, что пора бы замуж. Я и сама понимала, что время уходит. Пришлось завести разговор с любимым. Начала издалека. Что, мол, родители волынку завели: замуж, дети. Карим сказал:

— Я должен был давно начать этот разговор, но у меня есть сомнения в том, что у нас все получится.

Оказалось, что родители Карима без предрассудков, но считают, что основные традиции ради окружения должны быть соблюдены. Он пояснил какие. И пока перечислял, я постепенно приходила в ужас. То, что предстояло соблюсти, было для меня, выросшей в современной России, не до конца понятным. Карим и сам прекрасно понимал, насколько это все идет вразрез с привычным для меня поведением и вообще образом жизни. Но он сказал, что это только на то время, пока мы будем у него на родине. Жениться здесь он не может из уважения к родителям. А жить мы все равно будем в России. Ну, может, будем навещать родственников раз в год и тогда придется вести себя соответственно.

Я выросла в другой обстановке, привыкла к другим правилам. Обращаться к Кариму на «вы» для меня было странно. Мне также предстояло вставать каждый раз, когда он войдет в комнату и не оставаться наедине с другим мужчиной, кем бы он ни был. Я все-таки рассчитывала, что ко мне, как к представителю другой национальности, отнесутся с пониманием и снисхождением.

Когда мы приехали к нему домой, мама Карима посмотрела на меня подозрительно, даже с неприязнью. Все остальные — две сестры и отец, — как я и ожидала, просто оценивали. Сложно чувствовать себя объектом именно расчетливой оценки и при этом не пытаться объяснить, что у меня престижная работа, хорошая семья, собственная квартира. Мама Карима заявила, что я вряд ли произведу должное впечатление на их родственников. Но раз Карим выбрал меня, надо сделать так, чтобы хоть позора избежать.

 

У меня было две недели на «курс невесты». Ясное дело, спали мы с Каримом в разных комнатах и вообще делали вид, что у нас букетно-конфетный период еще ни во что другое не перерос. Все шло неплохо, но потом случилось кое-что, заставившее меня пересмотреть взгляд на происходящее.

Старшая сестра Карима пришла домой с подругой. Они сидели за столом, все время поглядывали на меня и хихикали. Я как раз пыталась понять разницу между некоторыми местными блюдами, чтобы хоть в теории представлять, из чего они состоят. Потом мама Карима извинилась и вышла. Девушки, до этого щебетавшие в своем углу, перестали тихо перешептываться. Сестра Карима посмотрела на меня с вызовом и сказала:

— Тебе здесь не рады. Ты только опозоришь и семью, и Карима.

А ее подруга зло посмотрела на меня и заявила:

— Если бы не ты, мы бы стали сестрами.

Теперь я поняла, почему эту девушку мать Карима так радостно встретила. Да, она, в отличие от меня, соответствовала представлениям семьи о хорошей невесте. Она была моложе меня, соответствующим образом воспитана, своя. И, как приятный бонус, на ней было много украшений, чтобы понять: семья не из бедных. Я, привыкшая не навешивать на себя весь золотой запас, смотрелась рядом с ней нищенкой по местным понятиям.

Я решила поговорить с Каримом. Он подтвердил, что родители и правда прочили подругу сестры ему в жены, она из уважаемой семьи, хорошая партия. Если бы в этот момент он сказал, что любит меня, а не эту «хорошую партию», я бы успокоилась и продолжила начатое. Ну, вытерпела бы еще неделю это представление всей родне, сидела бы, как учили, говорила бы, как надо. Мне нужна была его поддержка, а не банальная констатация факта…

Когда я сказала, что уезжаю, он ответил просто:

— Это, твое решение.

 

Тогда я поняла, что оно правильное. Я вспомнила его слова относительно того, что у нас вряд ли что-то получится и уехала в тот же день.

Карим позвонил через неделю. Я не взяла трубку. Потом звонил еще несколько раз, но переливать из пустого в порожнее мне не хотелось. Я уже поняла, насколько он был прав, подозревая, что ничего у нас не получится. Осталось только перестать считать эти годы потерянными. Ведь я была какое-то время очень счастлива рядом с Каримом. Только обидно, что он уже тогда не верил в наши отношения.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,359sec