Разочарованная: полюбила мужчину, а он оказался порядочным

Вину за свою, в прошлом грешную жизнь, Лара на мужчин перекидывала. Это из-за них, ветреных сластолюбцев, она берега перепутала и не к тем приставала. Всё началось с первой любви, обидной и горькой.

Лара закончила техникум с красным дипломом, и родители премировали её путёвкой на областную турбазу отдыха. Сказали:»Отдохни, доча, заслужила. А уж потом работу искать начнёшь.» Уговаривать девушку не пришлось: покидала в спортивную сумку летние сарафаны, купальник, косметичку и отправилась к месту отдыха.

Приехала. Ах, красота, какая — солнце, воздух, пляж. Её заселили в домик вместе со славными девушками Олей и Галей. Новые подруги не скрывали своего восхищения внешностью Лары, утверждая, что она очень похожа на известную итальянскую актрису, часто мелькавшую в фильмах рядом с Челентано.

 

Она даже загордилась собой, но вида не показала: в свои восемнадцать, Лара оставалась стеснительной, скромной девушкой. Вскоре девчонки познакомилась с троицей молодых парней, лет на пять их постарше и отдых принял романтическое направление.

Ларе, как и Ольге с Галей, в голову не приходило, что ребята никакие не холостяки. Купались, загорали, катались на лодке, а вечером ходили на танцы. Потом, в домике у парней, пили кисловатое, белое вино. Лара — впервые в жизни. Парни нервничали: их не устраивало отсутствие уединения по парам.

Девчонки их дразнили, посылая воздушные поцелуйчики. Гале и Оле это давалось легко, а Лара, нежданно — негаданно, влюбилась в красавчика по имени Игорь. И он интересовался именно ею.

В один из вечеров, при прощании, Игорь шепнул:»Завтра, после столовой, скажись больной и на пляж не ходи. Жди меня в домике — хоть побудем вдвоём, без посторонних глаз.» Лара согласилась.

Девушка предполагала поцелуи, объятия, а произошло «всё.» Игорь оказался горяч, нетерпелив и слово «нет,» слышать не хотел. Оля и Галя, узнав, что случилось, ахнули:»С ума ты сошла, Лара. Он даже не из твоего города!»

«Мы любим друга друга и непременно поженимся.» «Это он так сказал?»- уточнили подружки. Лара счастливо улыбнулась:»Нет, но разве может быть иначе, если любовь?»

Оставаясь с Игорем наедине, Лара не раз пыталась уточнить, что будет дальше. Наконец, накануне окончания срока отдыха, парень раскололся: «Ничего не будет, Ларочка. Ты вернёшься к папе и маме, а я — к жене и дочке.»

Но всё оказалось гораздо ужаснее. Случайная любовь принесла Ларе не только душевное горе, но и беременность с каким-то неприятным заболеванием. Девушка пережила невероятное унижение, получив от гинеколога два направления — на лечение в КВД и на аборт.

Вместе со слезами, Лара выплакала наивность. В ней, вместо ожидаемой депрессии, включился холодный цинизм. Она сказала своему красивому отражению в зеркале:»Если мужики — козлы похотливые, буду и я той же картой бить.»

Вместо завода (её техническая профессия именно это предполагала), закончила курсы секретарей и украсила собой приёмную одного большого начальника. С него и началась «месть» Лары «этим козлам.» Про разбитые сердца жён «козлов,» она, не думала.

Одного за другим, Лара сменила пять выгодных любовников. Всех их она «потрошила» без всякого стесненья. Уже в то время, которое принято называть «советским,» девушка стала обладательницей однокомнатной квартиры и множества золотых украшений.

Ей были доступны черноморские курорты, дорогие рестораны и модные шмотки. Выбранные Ларой мужчины, с деньгами и связями, могли себе позволить баловать юную любовницу.

В 90-е, уже не «юная фея,» но яркая, знающая себе цену молодая женщина, Лара сошлась с богатым, крутым мужчиной приличного возраста. Пожалуй. это был единственный любовник, к которому Лара испытывала благодарную симпатию.

Он, в прямом смысле, показал ей мир, подарил автомобиль импортного производства и обеспечил приличную часть будущего Лары, положив кругленькую (не рублёвую) сумму на счёт.

Но, как положено «козлу,» и он предал: свалил заграницу на ПМЖ, наспех попрощавшись с Ларой. Она, пройдя курс массаж и процедуры косметического салона, решила, что пора становиться самодостаточной, а не зависеть от мужиков.

Поразмыслив, открыла частный детский сад. Обеспеченность ей это позволила сделать с широким и дорогим для родителей деток размахом.

 

Каждый в свой день недели, в детище Лары приходили специалисты — профессионалы: детский психолог, преподаватель английского языка, логопед и художник, имевший в городе постоянные выставки.

Последний был нанят для престижа Лариного заведения с тем, чтобы проводить у детей занятия по рисованию. Музыкальный руководитель имелся в учреждении на постоянной основе, поскольку утренники в детском саду — событие чуть ли не ежемесячное.

Кроме частного детского сада, у Лары имелся магазинчик детской одежды, в котором, естественно, одевались практически все воспитанники. Это к тому, что после разрушительных девяностых годов, Лара обрела возможность ни от кого не зависеть материально.

Красивая и вполне молодая, замуж она не хотела. Льдинка вместо сердца не позволяла любить, а от мысли о «волшебном» романе, Лару начинало подташнивать.

Жила, балуя себя и родителей, но не роскошествовала, по прежнему обходясь однокомнатной квартирой, преобразованной в современную студию. Поступила на заочный в юридический институт и самостоятельно изучала детскую психологию.

Словом, Лара представляла собой образчик интересной, утончённой и деловой женщины, независимой от мужчин. Это заслуживает аплодисментов. Или нет, и имеет значение, каким путём такое положение достигнуто?

Ларе не очень везло с логопедами. То декрет, то часто болеющий ребёнок. Расчётливость подсказала, что выгоднее пригласить мужчину. Не через объявление, разумеется! Ценя рекомендации и «сарафанное радио,» Лара вышла на некого Роберта Львовича.

Про него утверждали:»Немого научит разговаривать!» При этом, чудо-специалист, на постоянной основе, трудился в лечебно-учебном санатории для детей с ДЦП. Энергозатратно, материально не выгодно, да и перспектива успеха сомнительна.

Лара лично прибыла в кабинет Роберта Львовича, чтоб предложить ему подработку в своём учреждении. График, который он мог потянуть, не был удобен для Лары: пришлось бы передвинуть «клетки» всех остальных специалистов. Но она оказалась готова на всё. И не только потому, что Роберт считался профи.

При виде мужчины, при звуках его голоса, Лара ощутила, что в ней ожила самая обычная женщина, желающая понравиться мужчине. Конкретному. Роберту Львовичу до сорока не хватало двух лет, как и ей. В меру худощавый, черноволосый и кареглазый, он был интеллигентно красив.

Лара таких встречала, но именно он вызвал у неё пошлое ощущение «бабочек в животе.» Предложение подработать за хорошие деньги (неожиданно для самой себя, Лара повысила ставку), Роберт Львович встретил без рукоплесканья. Но признал, что подумывал о такой возможности.

«Старший сын поступил в дорогой институт и образовались некоторые затруднения,»- произнёс он особенным, манким голосом. Сговорились. Лара вышла из кабинета с наполненным сердцем и пустой головой. Женщина поняла, что попалась в те сети, которых всегда избегала, не смотря на немалое количество любовников в прошлом.

Теперь, по средам, Роберт Львович занимался с детским народом в частном детском саду, принадлежащем Ларисе Ильиничне. Именно так он её называл, хотя Лара прививала сотрудникам, в обращении между собой, европейскую привычку, обходиться без отчества. Это ей не мешало быть строгой и требовательной, не теряя имидж лояльной руководительницы.

Первое чувство, вызванное в Ларе Робертом, усиливалось. Женщина вспомнила, что такое бессонница. Она старалась выглядеть не просто ухоженной и красивой, а ослепительной.

Роберт не слеп. Выкладываясь по полной, отрабатывал положенные часы и преспокойно уходил, отказываясь от чашечки кофе в кабинете начальницы.

Не придумав ничего лучшего, Лара предложила Роберту перейти к ней работать на полную ставку, и назвала зарплату, которая ей была совершенно невыгодна. Роберт Львович усмехнулся:

«У ваших воспитанников родители с возможностями, да и разговаривают они, в основном, без изъяна. А у моих (так и сказала:»моих»), полный швах с этим делом. Нет, благодарствую, Лариса Ильинична.»

 

Благородство Роберта Лару бесило. Она давно навела справки и знала про его «унылую» жизнь всё. Жена работает терапевтом в городской поликлинике. Двое детей. Со старшим, студентом, всё хорошо, а младшая девочка учится в том самом санатории, где Роберт Львович, впустую, добивается чистой речи.

«Он не может быть доволен жизнью такой. Его держит совесть, как кандалы. Отцовская любовь, толика жалости к жене. Глупая порядочность не позволяет ему увидеть мою привлекательность и любовь,»- размышляла Лариса Ильинична.

Ей безумно желалось стать женой Роберта. Пусть бы он занимался, чем угодно: ставил произношение обиженным судьбой деткам или писал книгу (Роберт Львович публиковался в специальных журналах) под рабочим названием «Детская цена Печали.»

А уж Лара бы позаботилась о комфорте, изучив все его привычки. И, может быть, ребёночка бы родила. Впервые, она рассматривала себя, в качестве матери. И это оказалось, невероятно сладко.

Измучившись, Лара повторила ошибку Татьяны Лариной, написав письмо равнодушному к ней мужчине. Белый конвертик подсунула в карман его недорогой куртки (а рядом с Ларой, Роберт Львович мог бы носить качественный, кожаный плащ) и стала ждать реакции любимого.

Роберт Львович не стал переводить бумагу. Он пришёл в кабинет Ларисы Ильиничны без капли смущения, но слова подбирал осторожно, словно жалея эту красивую, успешную женщину с глазами больной собаки.

«Вы не поверите, Лариса Ильинична, но я доволен каждым днём своей жизни. Я занимаюсь любимым делом, женился на девушке, любимой с юношества, у меня двое любимых детей. Так что не уныние, а Любовь основа жизни моей. Да, у доченьки есть проблемы, но ещё у неё есть мама, папа и старший брат. Мы семья, мы сила. Если бы я поддался слабости, упав в ваши, без сомнения, прекрасные объятия, я стал бы несчастным уже через час. Так, что предпочту остаться верным жене, без вариантов.»

Закончив монолог, Роберт Львович положил на стол заявление на увольнение и вышел. Лара слышала, как он здоровается с детьми из старшей группы и требует скороговорки. Хор голосов, с готовностью, выдал: «Королева Клара не украла кораллы — Карл их спрятал в кларнет!»

«Я не Клара, которой нужны кларнет и кораллы, а Лара, на которую Карлу плевать,»- подписывая заявление, выговорила в пустоту Лариса Ильинична и, давно бросившая покуривать, достала из ящика стола нетронутую пачку тонких сигарет. Держала её так, для проверки силы воли.

Приоткрыв окно, закурила нервно и торопливо. Не полегчало, но чуть отвлекло. Ларе вновь предстояло научиться жить без любви и, на этот раз, она была к этому не готова.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,317sec