Сказка про девочку Машу

С улицы донёсся вопль.
Владлен Сергеевич выглянул в открытое окно и довольно крякнул:
— Вот и Марья прибыла. Нашу девочку ни с кем не спутаешь.
Виктория Павловна улыбнулась и поспешила в прихожую, встречать любимую внучку.

 

Первой влетела невестка Алла. Следом, плаксиво канюча, плелась Маша:
— Мама, я хочу с тобой. Пожалуйста!
— Кто пришёл, — обрадовалась бабушка. – Машуня, не реви, беги лучше в комнату, там тебя дед заждался. Он Соньку новому фокусу обучил.
Алла поставила на тумбу детский рюкзачок:
— Если что, пусть Маша ночует у вас. Занятия заканчиваются поздно, пока доеду…
— А Павлик где, до сих пор на работе?
Невестка поджала губы:
— Не знаю. Он передо мной не отчитывается.
— Понятно. А занятия по поводу чего? Решила-таки на работу вернуться?
— Не совсем. Записалась на группу «Как найти своё предназначение в жизни».
— Интересно, — неожиданно встрял в разговор подошедший Владлен Сергеевич. – Я всегда думал, что у женщины очень понятное предназначение. Быть хорошей женой и матерью.
Алла подняла бровь:
— Прошлый век. Для думающего человека самое главное это самореализация, раскрытие своей творческой индивидуальности. Мы приходим в этот мир с определённой миссией, и невыполнение её может привести к печальным последствиям.
— Если бы мне пришлось выбирать между наваристым борщом и миссией, я бы выбрал борщ, – подмигнул Владлен Сергеевич.
— Это ваш выбор. Хотите борщ, варите. Лично у меня есть более интересные занятия.
— По-моему, семья для того и существует, чтобы помогать друг другу, — осторожно заметила Виктория Павловна. – И если мужчина берёт на себя роль добытчика, то жене приходится быть хранительницей очага.
— Банальные стереотипы. Для современной женщины на первом месте стоит духовное развитие. Которое, кстати, гармонизирует семейное пространство и наполняет его вибрациями высших сфер.
— И всё-таки лучшая гармонизация пространства это борщ из рук любимой жены, — засмеялся Владлен Сергеевич. – И никто не убедит меня в обратном.

 

Маша с азартом дрессировала собаку. Сонька, радостно повизгивала, стучала хвостом, не сводила с девочки глаз.
— Чего ещё бабе надо, — негромко ворчал Владлен Сергеевич. – Не работает, спит до обеда. Зато Пашка вкалывает как папа Карло. В дочке души не чает. Хошь, садик платный, хошь, в Турцию слетать. Только шалишь, царице нашей это по барабану. Ни поесть мужику приготовить, ни в доме прибраться. Зато других учить, это мы могём.
Виктория Павловна вздохнула:
— Не начинай, и так сердце не на месте. Машуня, ты ужинать будешь?
— Не буду, мы с мамой в кафе заходили.
— Тогда в душ и спать.
— Бабуль, а сказку расскажешь?
— Обязательно.

Ночник уютно обволакивал комнату полумраком. Маша лежала на диванчике в своей любимой позе, положив руки под щёку. В ногах у неё чуть слышно посапывала Сонька.
— Бабуль, сказку!
— Ну, слушай. В одном царстве-государстве жила девочка. Звали её Маша.
— Как меня?
— Как тебя.
Но тут в прихожей раздался звонок, и бабушка вышла, плотно прикрыв за собой дверь.

Сын примостился на тумбе рядом с Машиным рюкзаком.
— Мам, я Машку не смогу сейчас забрать. Утром ты её собери к восьми, заеду, в садик заброшу.
— Почему ты, а не Алла?
Павел дёрнул плечом:
— Да мне нетрудно.
— Павлик, может, поешь? Есть вареники с картошкой. Твои любимые.
— Я в кафе заскочил по дороге, не голоден.
— Что у вас с Аллой происходит?
— Ничего. Всё нормально.
— Ты куда сейчас?
— Так, в одно место надо.
— На ночь глядя? Понятно.
— Ценю тебя за понятливость, — чмокнул мать в щёку. – Пока.

Маша сидела на диванчике, свесив ноги.
— Бабуль, это папа?
— Папа.
— Он за мной приехал?
— Видишь ли, — Виктория Павловна присела на диванчик, обняла внучку, — у папы есть неотложные дела. Поэтому он тебя заберёт завтра утром. Ложись. Сказку будешь слушать?
— Буду, — долгий вздох, возня под одеялом.
— На чём мы остановились? Так вот. Было девочке Маше шесть лет. Жила она на улице Корабельной, дом десять, квартира двадцать восемь.
Внучка вскочила, заблестев глазами:
— Это что, сказка про меня, да?
— Про тебя. Ложись. У Маши были папа и мама. Они очень любили свою дочку…
— Пусть ещё будет братик и щенок Пулька.
— А ещё у девочки Маши был маленький братик и непослушный щенок Пулька. Маша водила щенка гулять…
— Бабуль, а папа с мамой не разведутся?
Голос у Виктории Павловны едва заметно дрогнул:
— С чего ты это взяла?
Девочка глубоко вздохнула:
— Просто они вчера опять ссорились. Мама кричала на папу, а папа сказал, надо разводиться. А это как, разводиться?
Бабушка погладила внучку по голове:
— Понимаешь, Машуль, люди иногда ссорятся. Даже любящие. Так бывает. Мы с дедушкой тоже порой воюем.
— Правда?
— Правда.
— А потом?
— Потом миримся. Вот и папа с мамой помирятся. Не переживай. Слушай лучше сказку.

 

— …во дворе Машиного дома была зелёная лужайка, усыпанная одуванчиками. Там же стояли качели. Маша любила качать братика. Качели скрипуче напевали свою песенку, братик смеялся, а под ногами дурачился щенок Пулька. Усталый папа приходил с работы домой, целовал Машу и братика, а потом вся семья усаживалась за большим круглым столом под оранжевым абажуром. Мама кормила всех вкусным ужином. За весёлыми разговорами незаметно пролетал вечер. И не было дружнее и счастливее семьи в целом царстве-государстве.
Виктория Павловна замолчала, прислушалась.
Маша спала.
Марина Столбова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:70 | 0,419sec