Слепая

Она родилась совершенно здоровой. Хотя это было скорее чудом, чем нормой. Ведь мамаша Юленьки всю беременность вела совсем не здоровый образ жизни, как, впрочем, было и в предыдущие беременности. Двадцатитрёхлетняя мать не собиралась менять что-то из-за плода, портящего ей фигуру.

К своим годам она родила уже троих. Юленька была младшей. С первых дней жизни она вдыхала зловонные испарения от непригодного жилища и самих жильцов. Раньше Юля думала, что все эти чумазые и плохо пахнущие люди – родственники. Но чем старше она становилась, тем отчётливее понимала, что они просто живут в бараке вместе с бомжами.

В шесть лет Юля уже не хотела возвращаться домой. Вместе со старшими сёстрами она гуляла допоздна. Улица была лучше родного дома, где и туалета-то нормального не было. Дома же девочкам часто попадало, и не только от мамы. Страшные дядьки всякий раз норовили задеть Юлю. Особенно она боялась одного толстяка, который больно щипался, при этом громко гогоча. Юля ненавидела этот дом.

 

А когда пришло время идти в школу, то выяснилось, что Юля плохо видит. Причём зрение у неё стало пропадать внезапно, и ухудшалось довольно быстрыми темпами. Местные врачи не видели явных причин для этого. Внешних повреждений нет, головой Юля не ударялась, наследственность по зрению хорошая.

Однако уже через несколько месяцев зрение пропало полностью. Юля видела перед собой темноту. И впервые в жизни она испытала не страх, а радость. Ей больше не нужно смотреть на эти сальные рожи и треснувшие стены, она не увидит толстого дядьку и маму, которая снимает с двери ремень.

Юля была счастлива. Она не хотела возвращаться к прежней жизни. И её маму, похоже, устраивала эта ситуация. Ведь за инвалидку давали дополнительные деньги. Девочка довольно быстро приноровилась к новой жизни, и ловко передвигалась, управлялась с одеждой и посудой. Даже помогала сёстрам с уборкой, которая, впрочем, была лишней тратой времени, ведь к вечеру по всей квартире уже валялись бутылки и собутыльники.

Но Юле всё равно нравилось её новое состояние. Теперь она могла придумать себе какой угодно мир и верить, что реальность другая. Например, что толстый дядька — это злой дракон, который охраняет сокровища. А бомжи – это тролли, которые ищут это самое сокровище каждый день в доме.

Но Юлино счастье продлилось недолго. Через несколько месяцев после слепоты, мамина подружка сказала.

 

— Смотри-ка, Юлька твоя так шустро управляется, будто зрячая. Не притворяется ли она?

— Нет. Всё подтверждено врачами, — ответила мама.

— Значит у девки твоей дар. Не может слепая так ходить. Сама попробуй закрой глаза и пройди до лестницы. Видишь? У неё точно дар есть. Этот, третий глаз.

— Да, брось, ерунда это, — усмехнулась мама.

— Сама подумай. Она же новая Ванга. Знаешь сколько денег можно срубить? И заживёшь, наконец-то, по-человечески.

Мама всерьёз задумалась над этим. А через несколько дней с Юлей провели разговор.

— Юля, ты маму любишь? – Строго спросил женский голос.

— Да.

— Тогда ты должна кое-что для мамы сделать. Это как игра. Будут приходить разные люди, просить у тебя помощи. Но ты не бойся. Перед приходом каждого я буду заходить к тебе, и рассказывать о человеке. Я научу тебя, что нужно говорить, — пообещала мамина подруга.

Сначала Юле было невыносимо скучно. На неё нацепили какой-то пахучий наряд, и зачем-то завязали глаза, хотя в этом не было необходимости. Потом тётя Марина велела говорить тихим голосом, и водить в воздухе руками.

Первому пришедшему Юля сказала, что у того инсульт был недавно, и что пить надо меньше. Слово в слово передавала фразу тёти Марины.

А дальше Юля уже плохо помнила, что и кому говорила. Всё было как во сне. Теперь Юле не нравилась её жизнь. Она даже попыталась воспротивиться, но мама её одёрнула.

— Мала ещё, чтобы характер свой проявлять. Чего тебя не устраивает? Сидишь в тепле и ничего не делаешь, зато денежки капают. Поди пожрать-то хочешь чего повкусней!

Так Юля и провела несколько лет в четырёх стенах. В школу её не пускали. Мать сказала, что к чему учиться, когда можно работать. Официально девочка числилась на домашнем обучении.

К старенькому бараку стали выстраиваться очереди. Юля иногда назло тёте Марине говорила не то, что ей велели, и за это получала потом оплеух. Единственным утешением для Юли были сестры. Они очень жалели девочку, говорили ласковые слова, но также они упросили Юлю не прекращать эти сеансы.

— Теперь-то мы хорошо живём. Еды полно, одежда есть красивая, мама сказала, что скоро на хорошую квартиру накопим.

 

И Юля терпела. И неизвестно, сколько бы лет это всё длилось, если бы не случай. Как-то ночью барак загорелся. Юлина мать и ещё несколько человек погибли. Детей распределили в детские дома. Юля попала в спец.интернат для особенных детей. Там-то она и начала нормальную жизнь. Школа, друзья, врачи.

Несколько лет спустя Юля познакомилась с одним врачом, который объяснил, что бывает психологическая слепота. Это когда мозг выключает зрение, потому что психика просто не может выносить то, что происходит в жизни человека. Это своего рода защитная реакция. И зрение может запросто вернуться, только нужно убедить мозг, что реальность безопасна и прекрасна. Чем и займётся Юля в ближайшее время.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:70 | 0,417sec