Я продала игрушки внуков и лишнюю одежду

— Не по средствам живете, Настя, — вынесла суровый вердикт невестке Лидия Захаровна. — Это что за Диснейленд вы здесь устроили?
Она указала на вместительную коробку, доверху набитую игрушками близняшек. На самом верху, как на горе сокровищ, возлежал большой плюшевый мишка и улыбался нарисованным ртом прямо Лидии Захаровне в лицо, как ей казалось, с некоторой издевкой.

Анастасия вздохнула

 

Свекровь совсем недавно переехала к ним, а уже начала донимать ее старыми нападками, от которых не было никакого покоя. Снова приходилось начинать этот бесконечный спор.

— Лидия Захаровна, нам на все хватает. И за рамки запланированных трат мы никогда не выходим.

— Пусть так, но уж на игрушках-то можно было бы сэкономить!

— Мы на детях не экономим, — сухо сказала Анастасия.

— Зачем им столько игрушек, не понимаю! — не слушала ее свекровь. — Они же поиграют неделю и забудут, или еще хуже — сломают! Сплошное расточительство! Можно по две игрушки покупать — бережнее относиться к ним будут! Или вообще одну на двоих. Они же близнецы, им и так друг с другом интересно.

Анастасия с силой потерла виски.

— Лидия Захаровна, мы уже сто раз об этом говорили. Различные игрушки лучше развивают творческое мышление, воображение, чем, извините, одна погремушка на двоих. Пусть у них будет выбор. И вовсе они их не ломают и не забывают.

Лидия Захаровна многозначительным взглядом дала понять, что разговор об игрушках на этом не закончен,и переключилась на шкафчик с одеждой.

— А одежду почему не покупаешь на полтора-два размера больше? Дети же в этом возрасте ужас как быстро растут, не успеешь опомниться — и пора покупать новую. Это же какие траты!

— Лидия Захаровна, — Анастасия постаралась взять себя в руки, — я не хочу, чтобы мои дети выглядели как огородные пугала в одежде на два размера больше. Я хочу, чтобы им было максимально комфортно в ней сейчас, а не через месяц, два или полгода. И Петя со мной абсолютно согласен. И давайте больше не будем об этом, хорошо?

Свекровь возмущенно фыркнула и вышла из комнаты.

Лидия Захаровна даже осанкой и походкой умудрялась сообщить, что именно она думает об Анастасии и ее способах ведения семейного бюджета.

Анастасия прикрыла дверцу шкафчика с детской одеждой и устало привалилась к ней спиной. Конфликты со свекровью всегда выматывали ее. А теперь еще и в собственном доме. Анастасия решила поговорить с мужем, когда тот вернется с работы.

Но Лидия Захаровна в течение дня больше не возвращалась к этой теме, и у Анастасии появилась надежда, что она смогла все-таки достучаться до свекрови. Поэтому, когда вечером пришел Петр, она не стала ему ничего говорить.

Лидия Захаровна была женщиной старой закалки и сурового нрава.

У них с мужем было пять детей, семья была небогатой, денег вечно не хватало. Поэтому Лидия Захаровна приучилась к жесткой экономии, которая с возрастом деградировала в скупость. Когда в ней был смысл, твердая, прагматичная экономия помогала семье. Но когда смысл отпал, она никуда не делась и осталась с Лидией Захаровной как вредная привычка, которая лишь усугублялась с каждым годом.
Из пяти детей в семье Петр был самым младшим, самым поздним, а потому — самым любимым. Старшие сыновья и дочь обзавелись собственными семьями и разъехались кто куда по принципу «чем дальше — тем роднее», один холостой Петр остался с родителями. В глубине души Лидия Захаровна надеялась, что насовсем.

Поэтому для нее было ударом, когда сын сообщил, что собирается жениться.

Первое знакомство прошло натянуто. Лидия Захаровна сразу невзлюбила Анастасию, не по каким-то объективным причинам, а просто та уводила из семьи ее Петра. Она сама не до конца осознавала этот мотив, и поэтому смогла придумать для сына (и для себя) целую кучу причин не жениться на Анастасии.

Петр вежливо, не перебивая, выслушал мать, а потом поставил ее перед фактом: женится — и точка.

— Она беременна от меня, мама, — сказал он с тихим счастьем в голосе. — И тут уж, прости, не тебе решать.

Против такого факта Лидия Захаровна была бессильна, и она отступила до поры.

***

Сыграли свадьбу. Вскоре у Петра и Анастасии родились две очаровательные девочки-близняшки. Жена ушла в декрет, чтобы ухаживать за детьми, и сидела с ними дома.

Петр трудился на двух работах («На каждую девочку у меня по работе», — шутил он обычно), только бы его семья не знала ни в чем недостатка. Лидия Захаровна, со свойственным ей прагматизмом, предложила свою помощь в уходе за детьми, чтобы Анастасия смогла выйти на работу. Петр категорически отверг это предложение.

— Я справлюсь, не волнуйся, — сказал он матери. — Все у нас будет в порядке.

Шло время, близняшки росли. Петр и Анастасия в них души не чаяли. Мать покупала им самые красивые, самые разные игрушки и не могла сдержать радости, когда видела, с каким первооткрывательским интересом те их изучают. Она покупала им красивые, стильные, одинаковые наряды, чтобы маленькие модницы выглядели так, как того заслуживали.

Петр, приходя с работы, был безмерно счастлив, когда видел, какая у него красавица-жена, какие красавицы-дочки в таких красивых платьях. На них он денег никогда не жалел. Со смутным содроганием он вспоминал свое детство, как им тяжело жилось и приходилось на всем экономить. Как ему приходилось донашивать вещи братьев, иногда латаные-перелатаные, и над ним смеялись из-за этого в школе.

Как ему приходилось играть в старые, поцарапанные игрушки, в которые уже никто давно не играл. И он клялся себе, что в его семье такого никогда не будет.

Лидия Захаровна, конечно же, таких идиллических настроений семейной пары не разделяла.

Она постоянно выговаривала невестке, что та денег считать не умеет, что транжира, что слишком легкомысленная.

— Петя, бедняга, и так на двух работах зашивается, а тебе все мало! — ворчала Лидия Захаровна.

Анастасия спорила со свекровью, утверждала, что ее траты вовсе не так чудовищны, как считает Лидия Захаровна, а на своих дочках она экономить не намерена.

— Не свои-то деньги зачем экономить, правильно? — ехидничала свекровь.

— Вы прекрасно знаете, что я слежу за бюджетом и все траты обсуждаю с мужем, — ледяным голосом отвечала ей невестка.

 

В итоге каждая оставалась при своем мнении, чтобы через несколько недель или месяцев снова продолжить этот спор.

Видя, что ситуация не меняется, Лидия Захаровна решила, что пришла пора решительных действий.

Однажды она поговорила с сыном, выразив альтруистическое желание помогать невестке по уходу за детьми.

— Ей же тяжело, сынок, одной-то, — сказала Лидия Захаровна. — Ты на работе целыми днями, а у нее, бедняжки, дел целая уйма, ты и не догадываешься сколько!

Петр мысленно ужаснулся тому, что не замечал, не доглядел.

— Я бы переехала к вам, Настеньке в разы легче станет. Хоть время у нее свободное появится.

Петр согласился. Анастасия была неприятно удивлена, но перечить мужу не стала.

Так Лидия Захаровна перебралась жить в семью сына.

Сначала все шло хорошо, свекровь действительно помогала по хозяйству, хоть и не без мелких колких замечаний по поводу или без него, но их-то Анастасия могла с легкостью пережить. За время общения со свекровью она уже успела нарастить толстую антистрессовую броню, и поэтому на такие мелочи просто не обращала внимания.

Главное, Лидия Захаровна не лезла в их финансы, как это она любила делать раньше.

Как оказалось, свекровь просто выжидала удобного случая. Анастасия поняла это, когда застала ее, подсчитывающую игрушки в комнате девочек.

Но после короткого, на удивление, спора, свекровь вроде бы успокоилась. Успокоилась и Анастасия.

Но она плохо знала свою свекровь.

На самом деле у Лидии Захаровны был план, как самой, вопреки транжире-невестке, поправить материальное положение семьи сына.

***

На следующий день Петр, как всегда, ушел на работу, Анастасия возилась с близняшками в детской.

Лидия Захаровна зашла в комнату.

— Давай я приберусь здесь, а ты отдохни, — сказала она. — А то вон как все раскидано.

Анастасия решила, что это своеобразный жест примирения со стороны свекрови, и пошла ей навстречу.

— Да, конечно, Лидия Захаровна, спасибо большое. А мы пока, чтобы вам не мешать, на улице погуляем. Правда, девочки?

Анастасия одела детей и пошла с ними гулять. День был такой солнечный, погода стояла такая хорошая, что они гуляли не менее трех часов. Майское солнце пронизывало лучами необыкновенно прозрачный воздух, девочки весело играли в своих одинаковых курточках, и на душе у Анастасии стало как-то мирно и тепло.

 

Это настроение испарилось без следа, как только они вернулись домой.

Комната близняшек опустела почти наполовину. Самой первой и самой нелепой мыслью Анастасии было: «Ничего себе Лидия Захаровна умеет прибираться!»

Потом она увидела большие черные мешки для мусора, которые деловито увязывала свекровь. Сравнила эту картину с опустевшей коробкой для игрушек (почему-то ей в первую очередь бросилось в глаза отсутствие любимого мишки девочек, а потом только всего остального), с распахнутым и полупустым шкафчиком для одежды.

— Что вы делаете? — задохнулась Анастасия.

Лидия Захаровна разогнулась и раздраженно посмотрела на невестку.

— От барахла ненужного избавляюсь. Я продала игрушки внуков и лишнюю одежду, вместо барахла можно приобрести что-нибудь полезное. Я тут с несколькими знакомыми договорилась, они купят детское.

Взгляд свекрови был вызывающим.

— Что-о-о? — Анастасия едва не села на пол. Все происходящее не укладывалось в ее голове.

— Да хватит «чтокать», я тебе сколько раз говорила: не надо им столько всего. Сама разберусь, не лезь теперь. Сейчас бы хоть половину из того, что ты потратила, вернуть.

— Да как вы можете? Да вы права не имеете! — Анастасия начала осознавать глупость и кошмарность ситуации. — Немедленно доставайте все обратно!

Она внезапно поняла, что впервые повысила голос на свекровь.

Лидия Захаровна в долгу не осталась.

— А ты какое право имеешь деньгами разбрасываться, а? Не ты заработала, не тебе тратить! Надо хоть какую-то совесть иметь! — закричала она, лицо ее исказилось и покраснело от гнева.

— Это вы мне про совесть рассказывать будете? — ахнула Анастасия. — Да что вы… Да вы… Воровка! Разбойница с черными мешками…

— Не смей мне тут! Я пятерых вырастила! И только из-за того, что деньгами не разбрасывалась! А какая-то нахлебница меня тут будет воровкой обзывать! Не доросла еще!

Близняшки разревелись. Анастасию трясло. Она попыталась взять себя в руки и увела детей в другую комнату, чтобы успокоить.
Но Лидия Захаровна только начала свой крестовый поход против расточительства в целом и против своей невестки в частности, поэтому не собиралась останавливаться. Она пошла за Анастасией, не прекращая ругаться.

— Да какая ты вообще мать, если таких элементарных вещей не понимаешь? Ничего не скажешь, повезло Пете с женушкой! Совсем стыд потеряла! Мой сын только и делает, что на двух работах горбатится, а тебе все мало, подавай еще, еще, еще!

— Скопидомка! — крикнула Анастасия первое, что пришло в голову, лишь бы свекровь отстала. Она чувствовала,что вот-вот присоединится к дочерям и заревет вместе с ними.

— Знаешь что? — Лидия Захаровна вдруг сбавила тон, в ее голосе появились нотки злорадства. — А ведь это ты воровка.

 

— Что?

— Снова «чтокаешь», прекращай. Я тебе объясню. Пригрелась здесь под боком Пети, сосешь из него деньги, а дети от кого? Нагуляла где-то и пользуешься моим сыном, как хочешь. Так что воровка, а еще и распутница, кстати, здесь ты.

— Да что вы несете?! — в Анастасии снова проснулась ярость. — Не смейте…

— А я посмею! — голос Лидии Захаровны взлетел на несколько октав выше. — Еще как посмею! Я вас, нахлебников, из этой квартиры вышвырну! Я…

— Мама, замолчи.

В дверях стоял Петр. Выглядел он усталым и очень-очень злым.

— Сынок! Я ведь как лучше… Вещи тут лишние собрала, договорилась…

— Мама, прекращай. И собери, пожалуйста, все свои вещи. Я отвезу тебя к папе. Достаточно ты здесь пожила.

— Что?

— Не «чтокай», будь добра, — Петр горько улыбнулся. — Я же все слышал. Не хотел сначала верить, что такое в моем доме происходит, но ты, мама, все предельно ясно высказала. Давай, собирай вещи и поехали. Настя?

— Все хорошо. Сейчас я их уложу.

***

Когда Петр с матерью уехали, Анастасия наконец смогла успокоить близняшек. Она накормила их и уложила спать. Но они никак не засыпали, и тогда она вспомнила про их любимую игрушку.

Плюшевый мишка оказался в самом низу третьего от двери, последнего мешка. То есть свекровь начала свою «уборку» именно с него. Оттого что он лежал сверху коробки или по другой причине?

Мишка задорно улыбался Анастасии. Она улыбнулась в ответ и даже дружески пихнула его в бок.

Потом положила мишку в кровать к близняшкам, и они, обняв его пушистые бока, очень быстро заснули.

Анна Медь

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,439sec