Тёщин язык

Конфетно-букетного периода у ребят почти не было. Оба были из обыкновенных семей, студенты. Поэтому мысль расписаться, а свадьбу сыграть после, когда немного встанут на ноги, понравилась обоим.

Но тут восстала будущая тёща.

— У моей дочери должна быть свадьба! Она не на помойке себя нашла! — заявила она родителям будущего жениха.

— Мы понимаем, что не на помойке. Поэтому и не стали возражать, что наш Костя и ваша Полина распишутся. Хотя им сначала неплохо бы доучиться. Но это их решение, и мы его уважаем. Сейчас Костя не в состоянии оплатить торжество. Мы, конечно, готовы помочь в разумных пределах, и, если хотите поучаствовать, с удовольствием вас выслушаем, — одной рукой держа трубку, а второй помешивая детскую кашку, ответила будущая свекровь.

 

— Это неслыханно! Ну и свекровь ты себе выбрала! — положив трубку, откинулась в кресле Лилия, мама Полины.

— Я не её выбрала, мамусь, а Костика. Мы с ним любим друг друга и хотим быть вместе.

— А свадьба?! Голуби, роскошное платье, лимузин, ресторан? Ты у меня единственная дочь, и я много лет мечтала погулять на твоей свадьбе! — от чувств у Лилии выступили слёзы.

— Мамусь, ну ты что, мамусь… ну, мы придумаем что-нибудь, — пообещала Полина, и поцеловала хлюпающую носом мать в лоб.

— Дожить бы, ты же знаешь, что у меня больное сердце! — Лилия обняла дочку, и глубоко вздохнула. Шантаж удался. Мать растила Полину без отца, отдала ей лучшие годы жизни, и надеялась, что дочь выберет себе мужа посерьёзнее, чем бедный студент, подрабатывающий вечерами на заправке. Зато теперь, она была уверена, что свадьбе быть. А нет, так значит, не судьба.

Полина долго думала, как сказать Косте про то, что им нужна свадьба «как у людей», и не нашла ничего, кроме как рассказать, что мать мечтала об этой свадьбе чуть ли не с её рождения.

— Надо было сразу расписаться, — хмуро сказал Костя, выслушав Полину.

— Но как же… так не делают, надо взять благословение у родителей, показать им, что нам важно их мнение! — возразила Полина.

— Полин, но.. мы же прикидывали уже. Если ресторан ещё потянем, и то, в расчёте, что сможем покрыть расходы свадебными подарками, то лимузин и голубей.. никак.

— Ну и не надо лимузин, а платье можно в прокат взять! — радостно закивала Полина.

Костя глубоко вздохнул и пообещал поговорить с родителями. Полина позвонила вечером. Мать снова накрутила её, стала говорить, что Костя найдёт деньги, если он настоящий мужчина. В противном случае, она, Лилия, может усомниться в искренности его чувств к дочери. Он ничем не лучше отца Полины — поматросит и бросит! Все мужики одинаковы.

— Ну что, поговорил с родителями? — спросила Полина, расчёсываясь перед зеркалом. Она нравилась себе — длинные волосы, большие глаза, чувственные губы. Мать права, она может вскружить голову кому угодно.

— Поговорил, — ответил Костя.

— И?

— Мои согласились оплатить банкет на десять человек и лимузин.

— Правда? Здорово, Костик, отлично! А.. что у тебя голос такой не радостный?

Костя молчал.

— Ну? — Полина в нетерпении накручивала локон на палец.

 

— Мне неудобно, что родители будут оплачивать нашу свадьбу. Это как-то не по-взрослому. Мы же с тобой хотели устроить пир на годовщину, когда будет полегче с деньгами… я сам хотел…

— Мне всё ясно, — с горечью в голосе произнесла Полина, — собственная гордость тебе дороже! — она положила трубку, выдернув телефон из розетки. Пусть помучается, осознает, как он её обидел! Она снова посмотрела на своё отражение в зеркале. Поправила волосы. Хмыкнула и пошла рассказывать матери о разговоре. Она рассказывала ей почти всё, но когда осуждала Костю — благодарнее слушателя, чем Лилия Дмитриевна, ей было не найти.

— Правильно, пусть помаринуется, — довольно ухмыльнулась мать, — никуда он не денется, вон, ты у меня какая красавица!

— А вдруг денется? — внезапно испугалась Полина.

— А хоть бы и так! Невелика потеря! Ромео недоделанный! — вдруг прорвало Лилию, — я тебя не для того растила, чтобы какой-то нищеброд..

— Мама, ты.. ты зачем так? — дочь смотрела на неё полными ужаса глазами, и мать поняла, что зря дала волю чувствам, забыв о чувствах дочери.

— Ну, прости!

Она подошла и прижала дочь к себе:

— Просто стало так обидно за тебя! Вон, Алёнка Акимкина вышла замуж за француза, свадьба была в Провансе! Я видела фото, мне мама Алёнкина показывала.. недавно она вернулась из Франции — мечтательно протянула Лилия.

— Мамусь, но ведь муж Алёны не просто француз, он афрофранцуз! И вдвое старше! Такой жизни ты для меня хочешь?

— Ну что ты, Полинчик! Ты же не Алёнка, ты вон какая у меня! Загляденье!

Полина пошла в коридор и воткнула телефон в розетку. Но телефон молчал. Гордость не позволила ей позвонить любимому. А Костя устал слушать бесконечные отрывистые гудки и сдался.

Они встретились на улице, их вузы были рядом. Полина шла с однокурсниками, её поддерживал под локоток Пракаш из Непала. Увидев, что Костя смотрит на них, она хотела пойти к нему, но тут к Косте подскочила какая-то противная девчонка и потянула за собой, в сторону лавочек, где тусовались студенты. Тогда Полина покрепче взяла под руку Пракаша и пошла с ним, гордо подняв голову.

 

Прошло несколько недель. Поздним вечером в квартире Смирновых раздался звонок в дверь. Родители, уложив младшего Костиного брата уже собирались спать, Костя был в своей комнате. Он услышал тревожный голос, показавшийся ему знакомым, и вышел в коридор.

— Костенька, миленький, прости меня! — заголосила несостоявшаяся тёща, — ой, горе-то какое!

У Константина сердце рухнуло вниз:

— Что-то с Полиной?

— Да, да… Она сегодня ушла из дома! Я хотела её вернуть, но она.. к негру ушла, насовсем! Он из каких-то трущоб к нам, по квоте.. Она мне карточку показала, и сказала, что её Али ничем не хуже мужа Алёнки, даже моложе, только бедный! Костя! Верни её!

— Какой Алёнки? — не понял Костя.

— Да неважно какой! Верни Полину! — рыдала Лилия Дмитриевна.

— Если она сама ушла к нему, я сожалею, но не могу вам помочь, это её выбор, — сказал Костя.

— Как так-то? Жениться хотел, а теперь сожалеешь? — Лилия, перестав причитать, вцепилась в Костю, но он спокойно отцепил её руки от футболки.

— Так ведь не женился же. Благодаря вам!

Снова завыв белугой, Лилия медленно вышла из квартиры. Костя закрылся в своей комнате. Родители прислушались — тихо. Наверное, лёг спать. Нелегко ему, очень уж он Полину любил. Ни с кем после не встречался. Зато сосредоточился на учёбе, хоть какой-то плюс.

Родители уже спали, как вдруг их разбудил лязг замка. Мать постучав, открыла дверь комнаты сына. Кости там не было. Женщина не могла уснуть почти до рассвета, боялась, что с сыном что-то случится, он наверняка пошёл в общагу, где жили иностранные студенты. Утром Костя позвонил, и сказал, что всё в порядке, он едет в институт. На вопрос, где был, сказал, что вечером всё объяснит.

Вечером он пришёл не один, а с Полиной. Она была тиха и скромна, но её глаза сияли от счастья. Безымянные пальцы правых рук Кости и Полины украшали новенькие кольца.

— Мам, ну вот. Полина теперь твоя официальная невестка! Поздравь нас!

Не говоря ни слова, новоиспечённая свекровь обняла обоих. Вдвоём, свекровь и невестка соорудили вполне приличный праздничный стол. Костя сходил за шампанским.

Вернувшись с работы, отец семейства был приятно удивлён:

— По какому поводу праздник? — спросил он, целуя жену.

— А у нас скромное семейное торжество, свадьба! — она кивнула на молодых,— тебя ждём, чтобы начать.

— Так это… а мамаша невесты где ж? — шепнул отец на ухо жене, но Полина услышала.

— Я… я позвонила ей, она сейчас подойдёт, — Полина опустила глаза. Она боялась расстроить Костю, но тот был так счастлив, что ничто не могло испортить ему настроение.

 

Через полчаса явилась тёща. Сев за стол, она невесть откуда достала пухлый конверт.

— Дорогие… — она встала и прокашлялась, — вот, вам… на путешествие, — она протянула конверт Косте. Простите меня, ради бога! Я освободила для вас большую комнату, живите!

— Ну уж нет! — запротестовали свёкры, — жить молодые будут у нас!

Молодожёны сидели, держа друг друга за руки, и улыбались, глядя на этот спор. Когда раздался ещё один звонок, все удивились кроме них. Папа Кости пошёл открывать и вернулся с незнакомым мужчиной.

— Вот, — представил он гостя, — прошу любить и жаловать, это папа нашей невесты, Денис Андреевич!

Мужчина поклонился, а Лилия Дмитриевна подавилась, да так, что сватье пришлось стучать ей по спине. Откашлявшись и отдышавшись, она подняла на бывшего мужа злые глаза:

— Прискакал! Где ты был двадцать лет?

— Мамусь.. прости, это я нашла папу. Ты говорила, что он наркоман и пьяница, монстр… — мне стало жалко и я решила его разыскать! — Полина подошла и обняла отца.

— А я оказался не монстр! — улыбнулся тот, садясь на предложенный стул, — спасибо! — он поцеловал руку хозяйке, дружески кивнул хозяину.

— И давно? — положив локти на стол, и подперев щёки, — спросила Лилия.

— Что давно? — не понял вопроса пришедший.

— Давно она тебя нашла? — Лилия бросила на дочь недобрый взгляд.

— Года два назад. Я как раз алименты выплачивать закончил. Она ведь не знала про них, верно? Откуда у пьяницы и наркомана деньги?

— Да подавись! Вот они, твои алименты! Все здесь! — она стала ощупывать грудь, но вспомнив, что вручила конверт, поправилась: — это мой подарок на свадьбу дочери! А ты что подарил? — она обвела взглядом присутствующих, которым отчего-то стало стыдно быть свидетелями этой некрасивой сцены.

— Кофе, чай, никто не хочет? — спросила мама Кости, — у нас десерт припасён!

— Для кофе поздновато, для чая рановато, — Денис Андреевич встал, и поднял свой фужер шампанского: — Предлагаю выпить за здоровье молодых!

Все чокнулись шампанским. Лилия Дмитриевна не сводила с Дениса Андреевича подозрительного взгляда.

 

— Что-то шампанское горькое! — сморщился он, — ни разу ни «клико»!

— А ты, гад, как будто покупал его! Пей, что дают, и скажи спасибо, тем более, хватило наглости прийти без подарка! — зло прошептала Лилия Дмитриевна себе под нос.

— Горько! — закричали свёкры, и за ними Денис Андреевич, а тёща, осознав ошибку, смущенно погрузила губы в свой бокал.

Застолье продолжилось. Отец Полины всем очень понравился, он много и интересно рассказывал про свою работу на севере.

— Ладно. Мне пора! — посмотрев на часы, вдруг засобирался он, — самолет ждать не будет!

— Пап, ну ты чего… так мало, — загрустила Полина, у меня же свадьба!

— Извини, дорогая, но я действительно не могу остаться! Приезжайте ко мне, адрес я тебе оставил… там, — он обнял он дочь, и взяв её руку, положил в неё продолговатую коробочку. — От всей души поздравляю! Живите счастливо!

Он попрощался со сватами, хотел проститься и с бывшей женой, но та отвернулась, всем видом показывая свою неприязнь. Когда он ушёл, она непринуждённо заговорила о свадебном путешествии, рекомендуя молодым отправится в Абхазию.

Когда Полина открыла коробочку, она ахнула.

— Что там? Чупа-чупс? — нетерпеливо крикнула Лилия Дмитриевна.

В коробочке лежали ключи и записка от отца, что он дарит молодым свою квартиру. Она совсем небольшая, но нужно же с чего-то начинать.

— Ой, Лилия Дмитриевна, у вас кровь! — забеспокоилась мать Кости, протягивая сватье салфетку. Та взяла, и прижав ко рту, выбежала в ванную.

Вернувшись, остаток вечера она молчала, не ела и не пила — было больно. Потому, что прикусила язык.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,334sec