В поисках отца

В супермаркете на входе стоял старик и раздавал детям мандарины. Сначала я подумала, что это такая акция от магазина, для привлечения клиентов, а пожилой мужчина с седой щетиной, как бы должен ассоциироваться с Дедом Морозом. Вот только вид у Дедушки был весьма неухоженный и от этого многие мамашки шарахались в сторону и не позволяли своим детям принять угощение.

— Узнала? — спросил муж, когда мы остановились возле отдела фруктов.

— Кого?

— Мужика на входе.

Я отрицательно покачала головой.

— Дворник наш, — пояснил Денис, — каждый день с ним здороваешься, вроде бы.

 

Муж любит размышлять о моей рассеянности. Не исключено, что и сейчас это был своеобразный тест на внимательность, который я, естественно, с треском провалила. Я действительно не признала в человеке на входе, нашего дворника. Не знаю, отчего люди, занимающие таким важным и полезным трудом, как уборка любых территорий, всегда выглядят незаметными?

— Интересный у него метод создать себе праздничное настроение, — хмыкнул Денис.

— А что такое? — заинтересовалась я.

— А то, что он вроде бы как никому не нужен. А под новый год одиночество ощущается острее, на мой взгляд.

— Он что, совсем одинокий?

— Ну, почему, есть у него дети, да только он давно с ними не живет. Все равно, что чужой теперь. И ведь, в сущности, заслужил, а почему-то все равно жалко.

— Почему, заслужил?

Денис многозначительно посмотрел на меня.

— Ничего в этом мире не происходит просто так, нам ли этого не знать, Лена.

Муж намекал на то, что я и сама толком не ведала, где сейчас мой папа, как собственно и мой муж Денис, который попросту ненавидел своего отца и никогда даже не упоминал о нем.

Когда мы покидали предновогоднего суету супермаркета, дворника на входе уже не было. Зато на следующее утро он был на своем посту. За прошедшую ночь не выпало ни снежинки, но он все равно что-то там скреп своей лопатой, наводя для нас идеальную красоту. На этот раз я поздоровалась с ним намного более душевно, чем всегда. И вот, пожалуй, с этого самого момента в моей голове засела одна мысль.

— Представляешь, Дениска, а если и мой отец так же где-то раздает мандарины, чтобы только не чувствовать себя одиноким и хотя бы немного окунуться во всеобщее веселье.

— Люди сами создают свою жизнь, — изрек Денис. — Им только кажется, что вина того положения, в котором они оказались, лежит на других, или, что еще более нелепо, на нашем Создателе. На самом деле, у каждого человека всегда есть выбор и, если он выбирает для себя что-то, что приводит его, в конце концов, к одинокому существованию, что ж, поделом.

Денис еще долго разглагольствовал на данную тему, но я его уже не слушала. Выбор, да! Он есть у каждого, но никто, абсолютно никто не застрахован от ошибок. Вот я в прошлом месяце, купила платье, которое мне вначале страшно понравилось, а потом я поняла, что выгляжу в нем, точно пугало огородное! Ошиблась, что же поделаешь?

Не спорю, ошибки бывают разные и от некоторых людских действий, страдают другие. Например, мой родной отец. Когда он бросил маму, она очень долго приходила в себя. Даже жить не хотела. Молодая была, думала, что на этом ее счастье закончилось. Я не запомнила тех событий, но в очень скором времени, мама встретила Павла и до сих пор очень счастлива с ним. Значит, все к лучшему? Купила же я взамен того платья другое, которое сидит на мне так безупречно, будто мы созданы друг для друга!

— А я бы хотела узнать, как сейчас живет мой отец! — мечтательно изрекла я, вызвав неодобрительное недоумение на лице своего мужа. Мы с Денисом буквально несколько дней назад узнали, что скоро станем родителями и возможно мое положение сделало меня несколько сентиментальной. — Думаешь, моему отцу безразлично, что он скоро станет дедушкой?

— Даже не знаю, — не раздумывая, произнес Денис, — если его столько лет не волновала твоя судьба, то и известие о внуке его тоже вряд ли заинтересует.

— О внучке, — поправила я.

 

Это был наш излюбленный спор в последнее время. Мы еще не знали пол ребенка, но Денис грезил о сыне и говорил о малыше применительно в мужском роде, а я же мечтала о девочке.

— Твоему отцу, скорее всего, без разницы, внук это или внучка. Ни о том, ни о другом он слышать не желает.

— С чего ты взял? Мы же не знаем, где он и что с ним?

— Захотел бы видеться с тобой, нашел бы способ. Это же логично, Лена.

Денис заметил, что я огорчилась, после его слов и постарался исправить положение при помощи нежных объятий, но я все равно не перестала думать обо всем этом.

Буквально на следующий день я остановилась возле консьержки и, дожидаясь пока та выдаст мне пакет, который утром привез для меня курьер, прислушалась. В каморке громко вещал телевизор, шла программа «Жди меня», и как раз показывали сцену воссоединения сына с отцом. Я все стояла и слушала, какие слова герои передачи говорили друг другу, как просили прощения и как радовались встрече.

— Денис, а ты никогда не хотел встретиться со своим отцом? — вечером спросила я у мужа и, помня об обстоятельствах, при которых развелись родители Дениса, поспешила добавить, — А, вдруг, он изменился?

Денис даже не ответил, ушел в ванную и торчал там целых полчаса. Я прекрасно знала, что Денис люто ненавидит своего отца. Хотя, в отличие от меня, он прекрасно помнил папу и, судя по фотографиям, хранящимся в семейном альбоме, до развода у них была довольно счастливая семья.

А вот сам момент расставания родителей Дениса был по истине отвратителен. Его отец, перед тем, как уйти навсегда сильно избил мать Дениса, так что она даже отлежала в больнице. Денис еще в самом начале нашего знакомства признался, что никогда в жизни ему не было так страшно и горько, как в то время. Но мне кажется, до того случая мой муж любил своего отца, и, наверняка, поэтому так сильно возненавидел его. Отец Дениса после случившегося провел некоторое время в следственном изоляторе, но жена отказалась заявлять на него и его отпустили. После этого отец моего мужа канул в лета, хотя и исправно присылал деньги на содержание сына.

Когда через месяц после нового года свекровь ошарашила нас своим сообщением, я сразу вспомнила эти свои розовые мечты о воссоединении родственных связей. Отчего-то мне стало казаться, будто я предвидела все это.

В общем-то, мы узнали, что отец Дениса скончался. Он оставил сыну немалое наследство и одну единственную просьбу — похоронить его прах на родной земле.

— Что он о себе возомнил? — воскликнул Денис, как только мы собрались в доме свекрови, чтобы обсудить все детали. — Мне не нужны его деньги и хоронить я его не собираюсь! Пусть катится в тартарары, туда, где ему и место!

Я впервые видела, чтобы муж разговаривал таким тоном в присутствии своей матери, да и об отце он никогда настолько жестко не отзывался, чаще просто отмалчивался.

Алла Николаевна тоже повела себя очень странно. Она заплакала. При виде ее слез, Денис совершенно растерялся, а я попыталась утешить свекровь, бросая в сторону мужа гневные взгляды.

— Алла Николаевна, пожалуйста, не плачьте, мы все сделаем как нужно.

— Ничего, Леночка, сейчас пройдет, — свекровь вытерла слезы и решительно посмотрела на сына. — Я знаю, Дениска, ты меня очень любишь и всегда был моим защитником, но я должна сказать тебе одну вещь. Возможно после моего признания, ты изменишь свое отношение ко мне, но по-другому нельзя. К тому же нужно было давно рассказать тебе обо всем, но сначала ты был слишком мал для этого, а потом мне уже не хотелось ворошить прошлое. Да и, чего греха таить, я боялась. Ты так категоричен в своих суждениях о людях, что мне было страшно потерять твою любовь и уважение.

 

Я поняла, что сейчас здесь будет обсуждаться некий семейный секрет, и хотела выйти из комнаты, чтобы никого не смущать, но Алла Николаевна остановила меня:

— Лена, пожалуйста, побудь со мной! — при этом, она буквально вцепилась в мою руку.

Я снова присела рядом и Алла Николаевна, переведя дыхание, заговорила:

— В том, что твой отец тогда так вышел из себя, была виновата я сама. Николай очень любил меня, да и я его тоже, но…, не знаю, как это объяснить, когда нравятся двое? В общем, муж в тот день узнал, что я ему изменяю и не с кем-нибудь, а с его лучшим другом. Это продолжалось всего два месяца, и было сущей пыткой для меня, но я никак не могла остановиться, даже ходила к какой-то гадалке, думала на мне приворот.

Слушая свекровь, я старалась сохранять безучастный вид, но в глубине умирала от жалости к ней. Признаваться в таком своему сыну — это самое тяжелое испытание для женщины. Тем более сыну, который боготворит свою мать, а та в свою очередь всегда являла собой образец безупречного поведения.

— Ты врешь, чтобы оправдать его? — предположил Денис.

— Конечно, нет! Я лишь должна восстановить справедливость. Негоже это Коле всю ненависть, а мне всю любовь. Да, он тогда не сдержался, но у него были все основания для этого.

Алла Николаевна снова заплакала, и я обняла ее. Было понятно, женщина всю жизнь прожила с этой болью, а возможно она и сейчас постоянно гложет ее.

От Дениса не было слышно ни слова, и мы обе вздрогнули, когда он резко встал, подошел к нам и обнял сразу обеих. Так мы и сидели, обнявшись, и молчали. А потом, не сговариваясь, отправились на кухню пить чай.

 

С того дня мой муж очень изменился. Он стал еще более внимательным в отношении ко мне. Всегда казался очень сдержанным и спокойным, но при этом часто выглядел задумчивым. Что за мыслительные процессы его терзали, я не ведаю, но как-то раз, уже после похорон его отца, Денис задал мне один вопрос:

— Лена, а ты не хочешь разыскать своего отца? Я бы тебе помог в этом.

Я буквально открыла рот от удивления.

— Надо подумать, — проронила я. С некоторых пор мне было немного страшно ворошить пепел прошедших лет, а вдруг и в нашей семье всплывет какая-нибудь неприятная история?

После похорон прошло уже девять дней и в ближайшие выходные мы все поехали на кладбище на могилу Николая Аркадьевича, моего свекра, с которым мне так и не удалось познакомиться лично. Чтобы не мешать Денису, побыть с отцом, мы с Аллой Николаевной решили пройтись. И вот, блуждая среди запорошенных снегом могилок, мой взгляд остановился на одном надгробии. Там было написано Матюшин Александр Львович, и я тяжело задышала.

— Лена, что с тобой? Что такое? — забеспокоилась свекровь.

— Это, это мой отец? — то ли спросила, то просто сказала я.

Алла Николаевна проследила за моим взглядом и поспешила ответить:

— Нет, Леночка, совершенно точно не твой отец. Посмотри, этот человек умер еще до твоего рождения.

Я вгляделась в цифры, обозначающие годы жизни усопшего и растерянно посмотрела на свекровь.

— Лена, ну что ты? Не плачь! — свекровь обняла меня, а я спешно вытерла мокрые глаза.

— Как думаете, Алла Николаевна, стоит ли мне поискать своего отца?

— Стоит, Леночка! Стоит! Будете вы с ним после общаться, или нет, дело десятое, но познакомиться нужно обязательно.

«Пока не поздно?», — хотела спросить я, но промолчала. Я уже поняла, что Алла Николаевна тяжело переживает смерть бывшего мужа, тяжелее, чем можно было себе представить.

Итак, Денис, предварительно выпытав всю возможную информацию о моем отце, у моей же матери, приступил к поиску. Муж, конечно же, надеялся на всемогущий интернет, но у него ничего не выходило. Не значился мой папа среди поклонников социальных сетей, да и вообще будто бы его не существовало. Только Денис не сдавался и однажды, среди прочего мусора из сети, ему попалось объявление о розыске человека. Написано оно было одной девушкой Матюшиной Елизаветой Александровной.

Отчего-то, приступая к поиску отца, я совершенно не брала в расчет того факта, что у меня могут быть братья, или сестры. И, честно, разглядывая фотографии этой девушки, внутри меня разлилось такое невероятное тепло! Я вспомнила, как в детстве мечтала о младшей сестре, как мысленно рисовала ее облик и даже иногда разговаривала с ней.

Мы с Денисом сразу же сочинили послание той девушке, и она моментально откликнулась, даже выразив желание встретиться. Лиза жила в небольшом городке по соседству от нас и как только у Дениса появилось свободное время, мы отправились к ней в гости.

Высокая красивая блондинка встретила нас буквально на пороге и сразу начала щебетать:

— Как я рада, что отыскала сестру! Как я счастлива! К тому же так вовремя! Вчера объявилась одна женщина, которая утверждает, что знает нашего отца. Она, якобы была замужем за ним, вот только цель у нее обратная.

— Как это? — я с умилением разглядывала Лизу. По фото я представляла ее несколько иной. Красивой и стильной, это, безусловно, но мне казалось она несколько «ледяная», а тут такая непосредственность и открытость, что диву даешься.

 

— Представляешь, эта женщина советует отказаться от поисков отца.

— Почему? — опешила я.

Лиза пожала плечами.

— А вот это мы с тобой постараемся выяснить.

Затем она критично осмотрела мою округлившуюся фигуру и спросила, обращаясь уже к Денису:

— Не опасно Лене отправиться в путешествие длиною в четыреста километров?

Денис посмотрел на меня, я отрицательно помотала головой, и он изрек:

— Лена теперь не отступит, я ее знаю.

Так мы втроем отправились в город, где проживала Соня. Софья Стреколовская, еще одна супруга нашего отца, мать моей второй сестры Евы. Примечательно, что полные имена всех его дочерей начинались на букву «Е».

Еве было всего семнадцать лет и она, так же как и мы вдохновилась встречей с отцом, а вот Соня рассуждала иначе.

— Боюсь вас разочаровать, девчонки! И хотя я пятнадцать лет не видела этого человека, но, подозреваю, что он не сильно изменился.

— Да, что не так с ним? — не выдержала, Лиза. — Он что пьет?

— Не думаю, к спиртному Саша был равнодушен.

— Тогда что?

— Судя по количеству браков, наш папочка не равнодушен к женщинам, — предположила я, а Соня довольно улыбнулась, покивав в знак согласия.

Софья единственная кто получал от отца хоть какие-то деньги на содержание ребенка. Ни моя мать, ни мама Лизы о его существовании даже не вспоминали, они обе были счастливы в браке и не нуждались в том, что добровольно не предлагалось. Соня же не привыкла спускать кому-то его долги, и она постоянно боролась за права своего ребенка. Бедные приставы уже стонали от ее напора и поэтому, Соня прекрасно знала, где сейчас проживает ее бывший муж.

Жил отец в том же самом городе, и мы решили не откладывать визит в долгий ящик.

— А можно я с вами? — спросила Ева, и умоляюще посмотрела на мать, — Хоть одним глазком посмотрю на него, интересно же!

Соня думала примерно минуту, а потом махнула рукой.

— А, что! Полезно даже! Последующая жизнь миловать не станет, нужно быть начеку! А тут такой замечательный пример!

Матюшин Александр Львович проживал в пригороде, в доме похожем на барак, такой с двумя входами. Половина здания была отделана сайдингом, а вторую часть украшала лишь облупившаяся местами зеленая краска.

Внутри меня пробежал непонятный холодок и я, даже не понятно почему, попросила Дениса остаться в машине.

— Мы быстренько с девочками вернемся. Одним глазком только на него посмотрим, — я подмигнула Еве.

Муж попытался сопротивляться, но Лиза меня поддержала.

— Не стоит пугать отца, а то еще подумает, что мы примчались за невыплаченными алиментами и охрану с собой привезли.

 

Мы немного нервно рассмеялись, у каждой из нас на тот момент на сердце лежало по камню.

Дверной звонок не работал и мы несколько раз постучали в дверь, прежде, чем она отворилась. Он все еще был красив. Голубые глаза и мягкие черты лица, как у ангелочка. Вот только неопрятный внешний вид и немытые волосы совершенно портили картину. Увидев нас, мужчина широко улыбнулся, обнажив отсутствующие парочку передних зубов. Видимо, спохватившись об этом своем дефекте, он тут же прикрыл рот ладонью и проговорил:

— Чего хотят молодые леди?

— Познакомиться! — тут же выпалила Лиза, — Вы наш отец, полагаю.

С лица Александра Львовича моментально спала улыбка, и он даже зашикал на нас.

— Тише вы, Татьяна услышит, — он схватил куртку и вывел нас на улицу. — Чего вам нужно? — спросил отец, глядя куда-то в сторону. На нас он почти не смотрел, все оглядывался на окна ободранной половины дома.

— Тебе что, не интересно познакомиться с нами? Узнать, кто из нас кто? — накинулась на отца Лиза.

— Да, тише ты, Татьяна услышит! — снова забеспокоился он.

— А, что у Татьяны тоже есть дети от тебя? — мне начала казаться забавной вся эта ситуация, какой бы противной она не была. Ну как можно обижаться на этого странного человека? Он же скакал по жизни как кузнечик и в результате загнал себя до того, что теперь трясется от каждого шороха. У него нет ни кола, ни двора. Когда ему было этим заниматься? Одного только не учел этот человек — наступления собственной старости. Вот теперь и вынужден опасаться того, что его выгонят на мороз как шелудивого пса, каким он, в сущности, и являлся.

— Нет у нас никаких детей! Чего вам нужно? — в очередной раз повторил он, вперив в меня взгляд. Глаза его были пусты. И во мне поселилась уверенность в том, что этот мужчина в точности даже не помнит, сколько у него всего детей и когда и от кого они рождались. Да и неинтересно ему это и на то, что он скоро станет дедушкой, ему плевать. И что мы тут забыли, непонятно?

— Так! — твердо проговорила я, на правах старшей сестры, начав командовать, — Посмотрели одним глазком и достаточно! Не на что тут смотреть, все и без того ясно! Поехали!

«Соня была абсолютно права!», — подумала я, садясь в машину и зачем-то поцеловав Дениса в щеку. Хотелось ощутить свою реальность, а не ту, в которой я только что побывала.

На следующий день я написала своим незамужним сестрам: «Чтобы смотрели у меня в оба, когда будете выбирать себе мужей!». Все же я не зря искала своего отца, теперь у меня есть две сестры! И за них я ему благодарна.

Автор Светлана Юферева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,487sec