Все очень просто «разрулилось»

Пока Максим одевался, Светлана собирала ему продукты в дорогу. Как всегда — все по контейнерам, по пакетам, цыпленок в фольге, вареные яйца вкрутую, зелень с дачного огорода.

— Тебе компот налить в баночку?

— Не надо, в машине теплым станет, я на заправках холодные напитки куплю.

Максим собирался в рейс. Он работал дальнобойщиком уже больше двадцати лет и эта процедура со сборами была привычной.

 

— Куда ты бутерброд хватаешь, это отцу, — послышалось из кухни. – Иди сначала умойся, я тебе завтрак сейчас сделаю.

Из кухни в ванную проскользнула сонная дочь Ксюша. Ей 18 и уже замуж собралась.

— Все, готово! – в прихожей Света протянула мужу увесистую сумку.

— И чего ты туда положила? Я же за рулем, а не в поезде жрать собираюсь.

Дежурный поцелуй в дорогу. Именно – дежурный, как мысленно его называл Максим. Просто клюнули друг друга губами и все. Совсем не похож на супружеский поцелуй, и слова в дорогу банальные: «Ну, бывай!».

Когда Максим сел за руль он заглянул в сумку. Все же баночку компота Светка положила. Непонятно почему – то ли заботливая такая, то ли невнимательная. Скорее второе – жизнь у них с супругой как между соседями. Пять лет назад стала какой-то странной, равнодушной что ли?! В постели ей все равно, в быту тоже – будто не слышит она Максима. На общих праздниках с родней и друзьями она делает вид влюблённой в мужа женщины, но стоит гостям разойтись, то опять как деревянная становится. Нет, она не ворчит, не скандалит, просто отворачивается к раковине и молча моет посуду. А потом молча ложиться спать. Максим положит ей руку на плечо, а она говорит, что устала или голова болит.

Мысли об измене жены Максим сразу откидывал – женщины, имеющие любовников, становятся какими-то другими, загадочными, начинают за собой тщательно ухаживать. Но Максим не замечал, чтобы Света менялась – из дома выходит без косметики, волосы в пучок, обувь без каблуков. Ну так, обыкновенная женщина, таких множество в серой толпе города. Лишь на работу она немного подкашивает ресницы и губы, просто так привыкла, а коллектив у нее женский, так что Максим не допускал мысли об ее измене.

Но, тем не менее, как мужчине ему это неприятно. Ну ничего страшного, сегодня у него любимый рейс – маршрут проходит через поселок Каменка, а там «живет его отрада, в высоком терему»! Высокого терема у нее нет, но зато свой дом, где уютно, светло, тепло и всегда его с нетерпением ждут. У Маришки тоже есть дочь от первого брака – Юле одиннадцать лет, и она тоже рада визиту дяди Максима.

— Дядя Максим, а что вы мне купили? – с любопытством спрашивает Юля.

Максим достает нехитрые гостинцы – конфеты, зефир, мармелад, и девочка этому очень рада. Неизбалованный ребенок, не то что Ксюша – ей все новомодные гаджеты и шмотки подавай, да еще и капризничать будет: нравится — не нравится.

Познакомился Максим с Маришкой лет пять назад, вот примерно с тех пор как Света стала к мужу равнодушной, ну может чуть раньше на полгода. Тогда он ходил в далекие рейсы с напарником Васей – веселым парнем, шустрым и разговорчивым. Они любили после рейса расслабиться, пропустить по рюмочке у Максима дома, потому что Васина жена была очень строгая и таких вольностей у себя дома не допускала. И вот застряли они как-то в этой Каменке, машина сломалась. Жара была еще тогда невозможная.

— Хозяйка, холодной воды у вас не найдется? – спросил Максим через забор у какой-то молодой женщины.

— Зайдите во двор, наберите из колодца, там холодная.

Максим набрал воды, попил из ведра и спросил:

— Это что, вы до сих пор воду из колодца в дом ведрами носите?

— Почему, дома есть водопровод, но в колодце холоднее, — женщина глянула как-то лукаво с милой улыбкой, Максима это немного завело, он стал нахальничать.

— А может мне так есть хочется, аж переночевать негде!

— Ну и ночуйте! У меня вон баня есть, там на полках можно разложиться, даже для вашего напарника место там будет.

 

— А у вас дома нельзя? Муж выгонит?

— Это я мужа выгнала уже давно. Но все равно нельзя! Знаю я вашего брата – еще приставать начнете.

— Конечно начну! Как можно устоять перед такой красоткой? Я же мужчина!

В это время из дома выбежала маленькая девочка.

— Как тебя зовут? – Максим присел на корточки. – Юля? Будешь конфетки? На вот тебе леденцы. А тебя как звать, красивая?

— Марина, — засмущалась женщина.

Ночевать не остались – машину починили, поужинали у Марины во дворе с Васей и дальше отправились. Вася спал, а Максим крутил баранку. Максим все время думал о Марине – вроде бы и не особая красотка, но что-то в ней есть очень привлекательное, что любого мужчину потянет к ней как магнитом. Взгляд, улыбка, голос, ямочки на щечках, светлые волосы, развивающиеся на ветру. Что-то мимолетное, но очень цепляющее!

Во второй раз остановились у Марины уже намеренно: вечерок скоротать. Вася улыбался и подмигивал своему напарнику – мол, все понимает. В третий раз оставались почти до утра – Вася ночевал в машине, Максим – у Маришки.

— Ну как ночь прошла? – спросил потом Вася. – И что ты в ней нашел? Простенькая такая деревенская женщина.

— Не знаю, — вздохнул Максим. – Что-то тянет меня к ней, она мне как отдушина, что ли… Хотя «отдушина» слово какое-то незвучное, как труба для вентиляции помещения. Скорее – отрада. Да, она моя отрада – мне с ней легко и приятно. Светку я люблю, конечно, но по-другому, по привычке, что ли.

— Светка у тебя хорошая, не то что моя циркулярная пила.

А потом уже рейсы были без напарника, Максим ездил один. Маршруты были разные, но его все же тянуло в Каменку. И как это все сошлось? Привычная жизнь со Светой стала рутинной, но они даже о разводе не заговаривали – жили и все. Она даже не интересовалась, когда Максим вернется, где он находится, просто верила на слово и спрашивала — когда его ждать домой. Это было очень удобно, оправдываться не приходилось.

А Маришка тем временем привыкала к Максиму, хотя понимала – он чужой мужчина. Однако со временем она становилась все грустнее.

— Макс, я чувствую, что схожу с ума, постоянно думаю о тебе. Сколько это может продолжаться? С одной стороны, я счастливая женщина, что любима и люблю, с другой стороны я несчастная: мой статус – всего лишь любовница женатого мужчины. А я хочу, чтобы мы всегда были вместе. Ты же шофер – «разрули» как-то эту ситуацию.

— Ну, понимаешь, у меня там Ксюша, она еще не выросла, — пытался оправдаться Максим.

 

На самом деле у него было много причин остаться в семье. Во-первых, он так привык – была любимая работа, заботливая жена, хоть и равнодушная, он ничего не хотел менять. Во-вторых, он очень боялся, что Маришка станет для него обыденностью, а не отрадой, и тогда он будет жалеть о своём решении уйти из семьи. Было ли ему совестно перед Светланой? Да, сначала он переживал муки совести, ведь любовниц до Маришки у него никогда не было, а потом привык, совесть его уже не грызла, да и Максиму казалось, что он уже разлюбил жену. Жалел ли он Маришку? Да, жалел, но эгоизм ему подсказывал не сдаваться.

Вот и сейчас он ехал в полной уверенности, что Маришка его ждет. Но подъехав к забору свой отрады, он увидел, что Марина его не встречает у калитки, хоть Максим ее предупреждал, что уже подъезжает. Он встретил ее в огороде, окликнул, но она даже не обернулась.

— Маришка, в чем дело? – спросил Максим, подойдя к ней вплотную, Марина плакала.

— Макс, я так больше не могу! Пять лет ты меня мучаешь, пять лет я никто для тебя, просто любовница. У меня нет никого, кроме тебя, но лучше уже жить одной, чем в таком позорном статусе. Юлька растет, все понимает, мне уже стыдно перед ней, какой пример я ей подаю? Ты сам говоришь, что ты с женой живешь будто по-соседски, и Ксюша у тебя подросла, замуж выходит, так что тебя держит?

— Мариш, может мы зайдем в дом?

— Зачем? Ради постели? Я чувствую себя знаешь кем, после получаса кувырканий? И ты дальше поедешь?

— Почему, я могу остаться подольше, на столько, на сколько ты скажешь.

— Оставайся на всю жизнь! Что – слабо? То-то же!

Разговор был долгий, Мариша плакала, но потом как-то успокоилась, но решение она все же приняла – если Максим не «разрулит» всю ситуацию, то пора уже заканчивать отношения.

— Я подумаю над этим, — пообещал Максим.

На протяжении всего рейса он рассуждал над ситуацией. Ну ладно, приедет он и скажет жене, что от нее уходит. Она, конечно, проявит свои эмоции, разрыдается, попросит остаться, но он ей скажет: «Сама виновата, что была так равнодушна со мной!». Ксюше так будет все равно, наверное, она в родителях видит лишь источник дохода, а скоро выйдет замуж и уедет со своим супругом. Они с женихом даже свадьбу играть не собираются, просто расписываются и едут на море. Ну а что – Свете достанется квартира, она порыдает, а потом успокоится, кого-нибудь себе найдет. Страх потерять Маришку стал высоким, Максим понимал, что уже полностью влюблен в нее. А что – хороший дом, жить можно, руку туда он свою приложит, а работа найдется – шоферы везде нужны! Юльку вырастит, она ему уже как дочь стала. Хватит уже жить во лжи.

— Я все решил, я разведусь и приеду к тебе, — сказал он Марине на обратном пути. – Ты рада?

— Я рада, — как-то грустно сказала Маришка. – Только не уверена, что ты действительно это сделаешь.

 

Да и Максим был не уверен. Вот сейчас он приедет домой, все станет на свои места. Въезжая в город, пришлось немного постоять в пробке — что-то там дорожники копали. От скуки Максим стал смотреть по сторонам и его внимание привлекла парочка, сидящая в летнем кафе: сидят, обнимаются, о чем-то болтают. Сарафан как у Светки. Ба, да это же и есть Светка! Волосы распустила! Максим ей даже забыл позвонить. Он тут же схватил телефон и набрал номер жены. Он видел, как Света достала свой телефон и ответила.

— Я еду домой! – металлическим голосом сказал Максим. – Ты где?

— Я в городе, — спокойно ответила Света. – Сейчас тоже еду домой.

Она встала, поцеловала своего собеседника и ушла на остановку. Максим съездил на свою базу, поставил машину и отправился домой. Жена стояла у плиты, спокойно жарила котлеты. Уже и волосы в хвостик убрала.

— Где ты была? – раздраженно спросил Максим.

— В кафе, — невозмутимо ответила Света.

— Я знаю! И не одна ты была, а с каким-то мужиком, с которым целовалась и обнималась! Я все видел стоя в пробке, кабина высокая. Это кто – твой любовник?

Максим ожидал, что Света испугается, начнет юлить и оправдываться, но она спокойно повернулась к мужу и сказала:

— Может и любовник, а тебе не все ли равно? Не одному же тебе уже пять лет меня за нос водить, имея любовницу Марину в Каменке. Как ты ее называешь? Отрада?

— Чего? Какая отрада, какая Каменка?

Светлана улыбнулась, села и сказала:

— Сядь и ты, поговорить надо! Думаешь я ничего не знаю и не понимаю? Вы с Васей однажды приехали и напились так, что даже шептаться стали почти криком про эту Марину. Потом ты спать ушел, а я твоего напарника к стенке прижала – мол, рассказывай все. Он мне и рассказал, что ты часто заезжаешь к своей отраде, да еще и успокаивать начал – мол, не переживай, Максим тебя не бросит, для него Маринка так – просто отдушина. Не знаю, помнит ли он этот разговор, но это неважно. Он уехал на такси, а я почти всю ночь рыдала, хотела срочно с тобой развестись. А потом подумала – ведь я многое потеряю! У тебя заработок хороший, у Ксюши много требований, да и у меня тоже. К утру мне действительно стало все равно, думаю – он гуляет, и я стану свободной. Пять лет мы друг перед другом Ваньку валяли, только я все знала, а ты нет! Ты даже со своей любовницей не стесняешься по телефону при мне говорить, хоть и на балкон выходишь.

 

— Так я же мужик, а ты даже от любви в постели отказывалась.

— Это было уже позже, если ты это заметил, — Света с отвращением скривилась. – Как представлю, что ты там с этой девицей вытворял, так в дрожь бросало. Давай уже закончим этот цирк, Ксюша выросла, скоро уедет, я действительно люблю другого, в принципе – как и ты другую. Я тебя давно уже не люблю, осталась просто привычка, не более, да и деньги мне теперь твои не нужны. Пора разводиться.

Максим молча кивнул. Было ощущение, будто Света переиграла его, но все равно как-то легко все «разрулилось». Собрал свои вещи, уволился с работы и на следующий день был уже у Марины.

— Примешь меня, бездомного и безработного? — спросил он, поставив сумки с вещами на порог дома.

— Решился все-таки, — улыбнулась Марина. – Жена не плакала?

— Ну так, немного разве что. Но я ей все объяснил, сказал, что люблю только тебя и она поняла.

Максиму было стыдно рассказывать, как хитро жена его водила за нос пять лет. Ну да ладно, надо начинать новую жизнь, все равно уже все случилось так, как должно было случиться.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,407sec