Предательство

Павел Петрович Ружников пришел на работу, включил компьютер и приступил к своим неотложным расчетам. Почти уже углубившись в них по самую макушку, он услышал голос в дверях своего офиса:

— Зайдите, пожалуйста, к Игорю Даниловичу. Срочно.

 

Это была секретарь директора Тамара Васильевна, дама средних лет, строгая и серьезная. Пришлось оторваться от работы в самом, пожалуй, затруднительном моменте.

Павел Петрович отложил папку в сторону, выполнил на компьютере операцию «сохранить» и, нехотя, поднялся со своего места.

Войдя в кабинет директора, он обнаружил там и начальницу отдела снабжения Маргариту Сергеевну, даму такой приятной наружности, что даже несмотря на ее скверный характер к ней все относились с деланным уважением.

Она сидела напротив директора в такой позе, что было ясно: у нее проблемы, но решить их должен именно он, Игорь Данилович. Она сама не справляется.

Поэтому дама восседала на стуле нога на ногу, демонстрируя свои женские прелести так, что юбка задралась до неприличный длины, и из-под нее вот-вот покажется ажурная резинка её тончайших чулок.

Директор не реагировал на эту уловку, или делал вид, что не реагирует. Сам он стал руководить их фирмой совсем недавно, года два назад, а Ружников тут уже с момента ее основания. Специалистом он был первоклассным.

А вот из положительных качеств директора можно было отметить, что он неплохо разбирался в кадровой политике, был обаятельным и очень современным. Но что касается специфики работы, тут он проигрывал и Ружникову, и даже Маргарите Сергеевне.

— Павел Петрович, у нас проблемы, — начал он беседу прямо в лоб. — Сырье от поставщиков идет второсортное. Нужно их менять.

Ружников оторопело посмотрел на директора. Какое это к нему имеет отношение? Его дело финансы, расчеты, подведение итогов, прогнозы, экономические выкладки ну и тому подобная сторона бизнеса. Поэтому он, многозначительно глянув на Маргариту Сергеевну, сказал:

— А я-то тут при чем? Вон какие у вас кадры-снабженцы. Одной улыбкой и взмахом руки любого поставщика привлекут.

Дама улыбнулась по-светски и ответила:

— Ну зачем же из меня такую волшебницу делать? Улыбками я покоряю другие вершины. А здесь нужен мужской подход.

 

— Вот именно, — подхватил директор. — Вы же в Московском политехническом учились? А в столице как раз есть предприятие с интересующим нас сырьем. Владелец – выпускник того же института, что и вы, причем в тот же год. Нам нужно, чтобы вы поехали и пообщались с ним на предмет заключения договора о поставках.

— А сами почему не можете? – продолжал недоумевать Ружников.

— Послушайте, если бы могли, то вас бы не просили. Мы провинциалы для них и мелкие сошки. Они работают по-крупному. Езжайте, поговорите. Вдруг он окажется вашим знакомым? Нужна любая зацепка. Хорошее сырье означает хорошее качество, рост продаж, прибыли. Вы же высококлассный специалист, понимаете такие вещи.

Ну вот и он добился похвалы. И вынужден был согласиться.

Московская фирма занимала целый этаж в роскошном бизнес-центре. Охранник на входе долго проверял его документы, занес что-то в компьютер и наконец пропустил.

Ему сообщили, что беседовать с ним будет коммерческий директор Зыков Владимир Анатольевич, и к нему он попал примерно через полчаса.

Но разговор не задался сразу. Лет Зыкову было не больше двадцати пяти, понятно, что чей-то сынок на этой должности восседает. Он ходил вокруг да около, не вникая в суть проблемы. И всем своим видом показывал, что от его решения зависит итог переговоров.

Но прежде, чем отказать этим провинциалам, он помучает их просителя, чтобы больше на пороге не появлялся. Но довести свой замысел до конца ему помешал вошедший в кабинет мужчина. В глазах Зыкова мелькнул легкий испуг, когда тот подошел к нему и попросил выйти.

Коммерческий директор выбежал чуть ли не трусцой. Вошедший был примерно того же возраста, что и Ружников. Представился директором фирмы. Безукоризненный внешний вид, идеальный костюм, галстук. Гладкая стрижка очень темных волос с тонкими серебристыми прядями.

Он уселся напротив, а Ружников вглядывался в его лицо и угадывал что-то смутно знакомое, едва уловимое. И вдруг тот улыбнулся и спросил:

— Ну что, узнал наконец?

— Сашка! Смирнов! – воскликнул Павел. – Никак не думал, что тебя тут встречу! Ты ведь не остался в Москве после учебы, в Питер уехал работать. Вернулся? Давно?

 

Лицо его давнего знакомого приняло какое-то странное выражение. Но он быстро взял себя в руки и приступил к делу: что Павла Ружникова привело к ним?

Разговаривать стало намного легче, Смирнов сразу понял, в чем дело: нужно их высококачественное сырье, а точнее, полимеры, которое они успешно реализуют за границу.

В общих чертах вопрос был решен, чему Ружников был очень рад. А тон его давнего знакомого все же настораживал. Звучали в нем ледяные ноты, причем к бизнесу это не относилось. Это было что-то личное.

После работы Александр пригласил друга в гости, но сначала они заехали в очень приличное заведение, чтобы поговорить в спокойной обстановке, а потом уж к нему на ужин. Позвонил жене, предупредил, что будет гость.

— Ну, рассказывай. Как вновь в столице оказался? Семья, дети? – спросил наконец Павел своего давнего институтского приятеля.

— А у тебя? – задал встречный вопрос Александр.

— Да все норм. Работа хорошая, заведую финансовым отделом, фирма небольшая, но на плаву. Женат, сын студент. Не на что пожаловаться. А ты чего такой холодный, как айсберг в океане? Столичная жизнь или должность приучили?

— Я не холодный, Пашка. Просто… ладно. Давай по кофейку и поедем. Жена ждет.

Квартира у Смирнова была в хорошем районе и в элитном доме. Зеленый двор, пруд, отдельная парковка, небольшой супермаркет. Все новенькое, как на картинке.

Услужливая консьержка, беззвучный лифт на двадцатый этаж, дверь в квартиру из дуба. Прихожая – целый холл с двумя креслами, огромным трюмо и пальмой в углу.

— Проходи, — сказал Александр и провел его в гостиную.

И тут настал момент, когда Ружников потерял дар речи. Ее, Асю Березину, он узнал сразу, как только она вошла в комнату и поздоровалась. Просто не сразу сообразил, какая связь и в чем подвох.

Ася Березина – его подруга юности. Последний год учебы, любовь вскружила головы обоим. Были они с Павлом из разных городов. И уже вставал вопрос о том, где будут жить, когда свадьба?

 

Дело шло к защите диплома. И тут случается беда. То ли на почве перенапряжения, то ли по другой, более серьезной причине, Ася стала резко терять зрение.

Начались обследования, лечение, которое ни к чему не приводило. Какие-то непонятные медицинские термины: oтcлoeниe ceтчaтки, нeвpит зрительного нepвa. Но так или иначе, Асе стало не до диплома. А Павел продолжал упорно свою подготовку к защите, и ему стало… не до Аси.

Нет, он помогал, конечно, чем мог. Но потом приехала ее мама, и он полностью погрузился в свою защиту, мечтая о красном дипломе. А упусти он тщательную подготовку, не видать ему этой заветной корочки. И все пять лет учебы насмарку. Получит обычный диплом и будет, как все.

Ну а потом, как выяснилось, мама увезла Асю в Санкт-Петербург в клинику Фёдорова. И он окончательно потерял с ней связь. Защитился на отлично, уехал в свой город и начал строить свою карьеру.

С Александром Смирновым они не то, чтобы дружили, но были в хороших приятельских отношениях. Несколько раз общались все вместе, и как-то Сашка сказал ему:

— Тебе очень повезло с девчонкой. Классная она, эта Аська. Смотри, не упусти, а то я на подхвате.

Они тогда посмеялись, и Ружников заявил, что это уже вопрос почти решенный. Вот защитятся они и под венец. Ася, мол, ждет не дождется. Но их пути разошлись неожиданно и так трагично. Да, он упустил ее. А тот, кто был на подхвате, нет.

После защиты Александр тут же отправился в Питер и нашел Асю. Ей сделали операцию, зрение частично восстановилось, но она была все еще под наблюдением.

Бедная мама, на ней лица не было. Пришлось ему впрягаться, чтобы помочь этим двум женщинам. Асе, в которую был давно влюблен, и ее несчастной маме.

Нашел работу в торговом порту, тяжелую, но платили хорошо. Про диплом не думал, упрятав его подальше. Главное, поставить Асю на ноги. Нужны были средства. И немалые.

Он снял комнату недалеко от работы. Но все свободное время проводил с Асей и ее мамой. Они тоже снимали жилье, совсем убогое, на что хватало денег. Александр помогал.

Так прошел год, и наконец лечение закончилось. Врачи сделали все, что смогли. Пятьдесят процентов зрения удалось восстановить, но была надежда и на дельнейшее улучшение, если не напрягать глаза.

Они вернулись в Москву, и Александр нашел работу, сделал карьеру, хоть и не с красным дипломом отучился. Смог стать владельцем доходного бизнеса.

 

Они с Асей поженились сразу же по возвращении из Санкт-Петербурга. Своих детей нет, решили не рисковать Асиным здоровьем. Но они удочерили девочку Анечку, сейчас она в спортивном лагере.

— Вот так, Пашка, — закончил свой рассказ Смирнов.

А Ружникову было так стыдно, что хоть сквозь землю провалиться. Он сидел, опустив голову. Напротив него на диване расположилась Ася. Красивая, элегантная, молчаливая.

А что тут скажешь? Предательство никакими другими словами назвать нельзя и оправдать трудно.

— Ладно, спасибо за ужин. Пойду я.

Ася вышла проводить. А Смирнов сказал на прощание:

— Не беспокойся насчет поставок сырья. Скажи, что с заданием справился. Пусть твой директор со мной свяжется, с ним буду дальше решать этот вопрос.

И он протянул ему свою визитку.

***
Никогда Павлу Ружникову не было так плохо. Даже тогда, когда он оставил Асю в беде, и то находил оправдания. А сейчас понимал, что их просто нет и не было.

Он смалодушничал, но жизнь сама бросила его в это прошлое, чтобы он все вспомнил и назвал себя в душе «пoдлeцoм».

Есть поступки, которые нельзя исправить никогда. А теперь и забыть не получится.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:68 | 0,377sec