Зачем мне жить?

Яркое закатное солнце освещало лицо моего сына. Влад улыбался и протягивал мне навстречу свою маленькую ладошку. «Посмотри, какой красивый камушек я нашел! Синий как море!» — прозвучали его слова, и сразу после этого прозвенел будильник. Я давно привыкла к таким снам и уже не ревела всякий раз, когда видела во сне своего сына. Напротив, сейчас я радовалась тому, что Влад живет! Живет хотя бы в моей памяти. И пускай только во сне я могу видеть его живой взгляд, но и это для меня уже большое счастье!

 

***

— Долго ты еще лежать планируешь? — прозвучал над ухом недовольный голос мужа.

С тех пор как мы пoxo*poнили нашего единственного сына, прошло всего три недели. За это время я вставала с кровати только для того, чтобы сходить в туалет. Жизнедеятельность моего организма поддерживала свекровь, Светлана Анатольевна приходила каждый день. Приносила обед и прибирала квартиру. Меня она кормила фактически насильно, и по началу она очень пугалась, когда меня начинало рвать.

Муж стол рядом с кроватью и ждал ответа.

— Я не знаю, — с трудом вымолвила я.

— Вера, я понимаю, тебе больно. Но ты не должна сдаваться. Попробуй взять себя в руки. Я же как-то справляюсь?

— Как?

— Откуда я знаю, как? Возможно, потому, что я, в отличие от тебя, не забыл, что помимо горя у меня есть еще определенные обязанности. Мне нужно работать, к примеру.

— Для чего?

— Чтобы жить! Что за глупые вопросы ты задаешь?!

— Я не хочу жить…

Я натянула на голову одеяло, чтобы не видеть ни лучи закатного солнца, ни когда-то любимые глаза мужа, ни вообще ничего!

Наш сын умер от лейкемии. Сгорел за один год. В течение этого времени я ни разу не опустила руки. До самого конца я на что-то надеялась, даже когда состояние Влада ухудшилось настолько, что он перестал узнавать меня.

Я всегда старалась быть с сыном веселой и жить так, будто ничего особенного не происходит. Но это потому, что до самого конца я продолжала верить в то, что наш сын поправится и все будет хорошо!

Недавно Владу исполнилось семь лет, и этой осенью он должен был пойти в школу. В шкафу до сих пор лежал ранец, который я купила для сына. Помню, как принесла рюкзак в больницу и показывала его Владу, рассказывая при этом, как буду гордиться своим первоклассником.

Сережа, мой муж, как мне казалось, сложнее переносил болезнь нашего сына. Он старался реже бывать дома, случалось, по два дня пропадал где-то. Муж был не в силах наблюдать за тем, как угасает наш ребенок, и мой оптимизм вызывал в нем раздражение.

— А мне что прикажешь теперь делать? — спросил Сергей, нависая над моим неподвижным телом. — С одной стороны, я семейный человек, а с другой стороны, у меня теперь ни сына, ни жены. Мать готовит для меня и убирает жилище. В чем смысл такого брака?

Сережа вышел из комнаты и хлопнул дверью. После этого я впервые с момента похорон заплакала. Тихо, почти беззвучно. Подушка быстро промокла от слез, и отчего-то мне была приятна прохлада исходящая от этой сырости. Я так и заснула, уткнувшись носом в лужицу из слез, и тогда мне впервые приснился этот сон, где мы с Владом вдвоем наблюдали за тем, как садится над морем солнце.

После того как Сережа вышел тогда из спальни, он ушел куда-то и не ночевал дома. Я обнаружила это утром. К моему ужасу, сей факт принес мне облегчение. Я прошлась по квартире, раздвинула везде шторы и, войдя на кухню, включила чайник. Кофе показался каким-то странным, возможно, за то время, пока я не вставала с постели, я успела отвыкнуть от вкуса этого напитка.

Я увидела пыль на полках в гостиной и машинально взяла в руки тряпку. Через два часа квартира просто блестела, а я стояла под струями воды и смывала с себя остатки липкой паутины, что окутала меня в последнее время.

— Верочка! Как же я рада, что ты встала! — всплеснула руками Светлана Анатольевна, увидев меня выходящей из душа. В ноздри ударил аромат жареного мяса, и я судорожно вздохнула, обняв свекровь.

— Спасибо вам! За все спасибо!

 

Мы долго плакали вдвоем, сидя на кухне. Почти ни о чем не говорили, потому что любая тема для разговора неизбежно возвращала нас мыслями к Владу. Оказывается, один маленький человечек способен заполнить абсолютно все стороны твоей жизни! Возможно, так бывает не у всех. Но точно было у меня. Ничего в моей жизни не могло увлечь меня настолько, чтобы я не думала о сыне. Даже когда он был здоров. Я жила только его заботами, его нуждами. Я жила своим сыном…

С того дня, как я встала с постели, я снова начала… Не жить. Нет. Существовать на этой планете. Я была как бы живым существом, но с мертвой душей. И меня совершенно не заботило то, что мой муж часто не ночует дома. Я просто продолжала дышать, ходить на работу и выполнять работу по дому.

Коллеги мои были крайне озабочены моим состоянием, и, как я догадалась, кто-то из них похлопотал насчет того, чтобы отправить меня в санаторий. Путевку оплачивало предприятие, и сколько бы я не отказывалась от этой глупой затеи, мне все равно пришлось поехать.

Путевка была горящей, и на сборы у меня оставалось всего три дня. Я не помнила, сказала ли о своем отъезде мужу. Но накануне Сергей снова не пришел домой, поэтому я всего лишь оставила для него записку на кухне, которая гласила: «Не теряй. Директор наградил путевкой в Адлер. Вернусь через три недели».

Не знаю, как я так собирала чемодан, но в нем не оказалось элементарно купальника. Зато были шерстяные носки. Самая нужная вещь, когда на улице плюс тридцать. Первые дней пять своего пребывания в южном городе я вела себя так же, как в последнее время дома. То есть как зомби. Ела, спала, ходила на процедуры. На море не была ни разу. У меня не было купальника.

Но вскоре рядом со мной появилась Настя. Она жила этажом выше и была такая приставучая, что я не понимала, как отвязаться от нее.

— Вера, пойдем в бассейн? — сразу после завтрака пристала ко мне эта черноволосая девушка со стрижкой каре.

— Нет, спасибо.

— Вера! Погоди! Понимаешь, мне надоело общество местных старушек. Это только в первые дни выглядит прикольно. Когда ты можешь рассказывать им разные небылицы, а они смотрят на тебя как на чудо природы. Я один раз сказала им, что у меня был секс с негром, так они просто очумели. Причем половина из них явно мне завидовала.

— И что, это правда?

— Что?

— У тебя были отношения с чернокожим мужчиной?

— Нет, конечно! Ты чего?! Это я так, чтобы старушки на отдыхе не заскучали. Так что, пойдем на море или хотя бы у бассейна позагораем?

— Извини, я не взяла с собой купальник.

— Хм. Приехала на море, а купальника нет?

Я развела руками.

— Тогда самое время утроить шопинг! Я как раз собиралась обойти местные магазинчики, чтобы купить подарки своим знакомым.

— Подарки?

— Ну да. Есть такая традиция. Дурацкая, конечно. Но в чем-то даже довольно милая.

 

Я задумалась над ее словами. Мне отчего-то тоже захотелось купить подарок хотя бы для Светланы Анатольевны. Я вспомнила, как свекровь, пока я лежала в кровати, не в силах подняться и снова начать дышать и ходить, каждый день пыталась силой накормить меня. От этого воспоминания глаза мои наполнились слезами.

— Что такое? Не любишь дарить подарки? — спросила Настя.

— Люблю.

— Тогда договорились! После обеда встречаемся в холле и устраиваем шопинг!

Девушка удалилась, словно вихрь, не став дожидаться моего ответа. Глядя ей в след, я недоверчиво покачала головой. Обычно у меня возникали сложности при общении с подобными ей людьми. Настя казалась через чур энергичной и даже бесшабашной. А для меня в моем теперешнем состоянии эта девушка была слишком живой. Не может мертвый изнутри человек вроде меня контактировать с подобным жизнерадостным созданием. Или все же может? Случается же, что жизнь побеждает смерть? И, вероятно, именно поэтому я, даже не осознавая, что делаю, всем существом потянулась к этой девушке. Как дерево после зимнего сна тянется к солнцу, как увядший цветок распускается под струйками дождя.

— Вера, зря ты не послушала меня и не купила то синее платье! В соседний со мной номер заселились два брата. Такие милые! Предлагаю сегодня поужинать вместе с ними. Вот только жаль, что у тебя нет того платья.

— Настя, если ты забыла, я в некотором роде замужем, — отмахнулась я от своей новой знакомой, с которой мы теперь расставались, только когда шли спать.

— Да? И отчего это твой муж даже не звонит тебе? Чем он так занят без тебя?

— Я не знаю. Работой, наверное.

— Работой, — передразнила Настя, скривив лицо. — Вообще-то я говорила только про ужин, а в этом нет ничего зазорного. Мы же не планируем заводить романы с новыми постояльцами! Хотя с тем, что повыше, я бы не отказалась познакомиться поближе, он такой милашка!

— Настя! — одернула я подругу, заметив, что на нас уже смотрят две пожилые дамы, что загорали рядом.

За ужином, ни слова не говоря, Настя направилась к столику, за котором на самом деле сидели двое мужчин.

— Можно к вам? — спросила Настя, устанавливая свой поднос рядом с их тарелками.

— Конечно, присаживайтесь, — расплылся в улыбке один из них.

Второй парень лишь безучастно кивнул и немного подвинул свой стул. Я уже хотела пройти мимо, сделав вид, что мы с Настей не вместе. Но подруга тут же окликнула меня.

— Вера, иди сюда! Мужчины любезно позволили нам поужинать за их столом. Только с этого места открывается такой чудесный вид.

Настя указала на пальмы, растущие неподалеку. Как будто они чем-то отличались от соседних с ними деревьев. Три пары глаз смотрели на меня, и мне ничего не оставалось делать, как занять четвертый стул.

Одного из них звали Виктор. Он был старшим братом, и именно его персона вызвала такой восторг у Насти. Второй мужчина по имени Роман был менее разговорчив, чем свой брат. Пока Настя и Виктор без умолку болтали, мы с Романом в основном выполняли роль слушателей, изредка для приличия вставляя в разговор свои короткие реплики.

 

Фактически сразу после ужина я сбежала в свою комнату. Все же мне было тяжело находиться в обществе незнакомых людей. Среди ночи в дверь моего номера настойчиво постучали. «Пожар, что ли?» — подумала я, распахивая дверь. В коридоре стояла Настя. Девушка бесцеремонно отодвинула меня в сторону и вошла внутрь.

— Вот как можно спать в такую ночь?! — глядя на мою сонную физиономию, заявила Настя.

— Какую такую?

— Звездную! — категорично заявила Настя и скомандовала, — собирайся! Мы едем кататься на яхте. Встречать рассвет в открытом море!

— Ты в своем уме? Сейчас ночь!

— Вера! Поспать ты и у себя в городе успеешь, а вот увидеть рассвет с палубы быстроходного судна вряд ли!

Девушка открыла мой шкаф и принялась доставать мои вещи, бесцеремонно отправив меня в ванную умываться.

Когда мы вышли из здания, я увидела такого же заспанного, как и я, Романа. Виктор, стоящий рядом с ним, выглядел вполне бодрым. Он был настроен не менее оптимистично, чем Настя. По всему выходило, что эта парочка сегодня еще не ложилась спать.

Не знаю, как им удалось среди ночи договориться с хозяином яхты, но через несколько минут мы на самом деле отчалили от берега. Настроение мое тут же начало стремительно улучшаться. Соленые брызги и легкий ветерок унесли остатки сна, и я поняла, что улыбаюсь.

— Ну вот! А то спать, спать! — прокомментировала мою улыбку Настя.

— Признаюсь, ты была права, неприлично спать в такую ночь, — рассмеялась я и, посмотрев на наших провожатых, заметила, что оба брата весело наблюдают за нами.

С того дня мы стали много времени проводить в компании Романа и Виктора. Невозможно противиться тому, что задумала Настя. Поэтому мы вместе ходили на море, вместе плавали в бассейне и за столиком в столовой тоже всегда сидели все вместе. А потом Настя выдумала поехать в горы. Она сказала, что мы не будем брать экскурсию, а самостоятельно отправимся на эту прогулку. Виктор и Роман прибыли сюда на собственном автомобиле, вот его-то Настя и решила использовать в качестве транспортного средства.

Маршрут Настя и Виктор выбирали сами, мы с Романом лишь наблюдали, как автомобиль поднимается по серпантину все выше и выше. Затем мы свернули на проселочную дорогу и двигались в соответствии с указаниями навигатора.

Где-то посреди леса наша машина резко встала и заводиться вновь отказывалась. Мужчины вышли из автомобиля и, открыв капот, искали причину поломки.

— Минут двадцать провозимся, — вскоре, заглянув в салон, сказал Виктор.

Тогда Настя предложила пока прогуляться по лесу. Аргументом выступало вновь то, что и такого приключения дома у меня не будет!

— Я всегда мечтала побродить по лесу в горах! На мой взгляд, это особенная прогулка, — приговаривала Настя, пока мы с ней шли вперед.

— Пора возвращаться, — запыхавшись, проговорила я спустя минут десять.

— Еще немного. Давай дойдем вон до того большого дерева. И как такие великаны вырастают в горах? Просто удивительно.

Мы еще некоторое время побродили среди деревьев и отправились назад. Мы шли уже довольно долго, и мне показалось, что по времени мы давно уже должны были выйти на дорогу.

 

— Настя, что-то не то. Мы часом не заблудились?

— Вот и я думаю о том же.

Девушка начала оглядываться по сторонам, пытаясь сообразить, где мы находимся. Я достала телефон посмотреть, сколько времени мы уже гуляем по лесу. Оказалось, полчаса. Сигнал связи полностью отсутствовал.

— Вот тебе и приключение! — хихикнула я, наблюдая за растерянным видом подруги.

— Настоящее приключение! — вместо того, чтобы испугаться, обрадовалась Настя.

Мы бродили по лесу еще примерно минут двадцать. Пытались поймать сигнал, пробовали кричать и звать на помощь. Под конец уже совершенно не понимали, в какую сторону нам идти.

— А если нам придется ночевать в лесу, ты все равно будешь рада такому приключению? — спросила я подругу, у которой это самое удовольствие, несмотря на обстоятельства, прямо-таки было написано на лице.

— А как ты считаешь, Вера, что именно человек помнит дольше, то, как он провел время возле телевизора, или то, как заблудился в лесу? Да еще и в горах!

— Конечно, второе, — рассмеялась я.

— Так вот, я стремлюсь получить от жизни как можно больше воспоминаний.

Глаза Насти отчего-то стали грустными, и я подумала, что на самом деле она наверняка боится, просто не подает вида.

Рядом послышались шаги. Я уже хотела пошутить, сообщив Насте, что если нас сожрет какой-нибудь горный волк, приключение будет еще более запоминающимся.

— С вами все в порядке? — послышался голос Романа.

— Да. Но мы заблудились, — невпопад ответила я.

Оказалось, мужчины уже давно починили машину и уже минут тридцать как бегали по лесу, разыскивая нас. Весь обратный путь мы обсуждали эту ситуацию. Много шутили, и, пожалуй, именно тогда я неожиданно для себя перестала ощущать боль в груди.

Оставшиеся дни отдыха мы все так же провели в компании двух братьев. Странно, но мне даже не хотелось уезжать и расставаться со всеми ними. Мне было страшно от того, что как только моих новых знакомых не будет рядом, все вернется вновь. Я снова перестану быть живой и радоваться солнечным дням.

Прощаясь с Настей, мы обменялись не только номерами телефонов, но и адресами, и клятвенно пообещали как-нибудь побывать друг у друга в гостях.

Вернувшись домой, я, чтобы как-то отвлечься от грустных мыслей, уже на следующий день затеяла генеральную уборку. С некоторых пор чистота в доме стала для меня чем-то вроде залога собственного душевного спокойствия. Возможно, это было связано с тем, что именно уборка дома помогла мне в прошлый раз встать на ноги.

Прибираясь в спальне, я решила выдвинуть кровать, и едва я сдвинула ее с места, как из-за передней спинки выпали кружевные женские трусики. Такие узенькие, что я даже не сразу догадалась, что именно передо мной.

Более всего меня удивила собственная реакция. Мне было безразлично, как эта вещь попала сюда. Я просто прошла на кухню и выбросила свою находку в мусорное ведро. А потом спокойно продолжила уборку помещения.

В тот же вечер мы встретились со Светланой Анатольевной. Мне не терпелось передать ей мой подарок, привезенный с юга. Прежде чем я сама поехала на квартиру свекрови, я звала ее заехать к нам в гости, но Светлана Анатольевна почему-то отказалась.

Во время нашей встречи свекровь старательно отводила глаза, и я никак не могла понять, в чем причина этого. Наверное, ей было непривычно наблюдать за тем, что я начинаю отходить от собственного горя. А тем более видеть мое загорелое лицо и слушать рассказы о море.

 

Домой я вернулась немного удрученной. Неужели я на самом деле вызываю у окружающих подобные мысли? Раз я начала ходить, дышать и даже иногда улыбаться, то это значит, что я позабыла о своем горе? Но это было вовсе не так! И секунды не проходило, чтобы я не думала о Владе! Разница была только в том, что теперь эти мысли окрашивались в более светлые тона. Я чаще стала думать о том, как хорошо должно быть сейчас моему мальчику рядом с нашим Создателем! Раньше все это было для меня лишь пустым звуком, но теперь казалось самой правдой. Единственным настоящим смыслом для всего сущего на земле.

— Виделась с матерью? — спросил Сережа, едва я вошла в квартиру.

Я кивнула, все еще продолжая думать о своем.

— И что теперь?

— Что? — я подняла глаза на мужа, пытаясь сообразить, что я пропустила.

— Уйдешь от меня?

Я нахмурилась. Затем вспомнила о той моей находке в изголовье кровати и тяжело вздохнула.

— Ты про мусорное ведро?

— Какое ведро? Что мать тебе сказала?

— А что она должна была сказать?

— Вера, ты можешь говорить нормально? Что ты собираешься делать теперь?

Мой мозг активно заработал, и я начала догадываться, чем именно вызвано беспокойство мужа.

— Значит, стринги, что я нашла за спинкой кровати в нашей спальне, принадлежали женщине, которую ты приводил в дом, пока меня не было? — я начала рассуждать вслух. — А Светлана Анатольевна, обеспокоившись тем, что ты наверняка голоден или живешь в неубранном помещении, пришла сюда и застала вас с этой женщиной?

Сергей молчал. Я снова вздохнула. В голову закралась неприятная мысль. Я подумала о том, что отсутствие дома Сережи во время болезни Влада и после смерти сына связано вовсе не с внутренней болью мужа, от которой он прятался. Тогда я задала единственный вопрос, который по настоящему был важен для меня:

— Скажи, Сережа, эта женщина, она помогла тебе пережить потерю сына или ваша связь никак не была связана с тем, что наш сын заболел?

Муж ничего не ответил мне. Думаю, он просто не сумел соврать, растоптав память о своем ребенке.

Настя позвонила как раз в то время, когда мы с Сергеем подали заявление о разводе. Я ужасно обрадовалась ее звонку. Этот яркий светлячок — единственная, кто был способен поднять мое настроение. Но голос Насти дрожал, когда она говорила слова приветствия.

— Что случилось? — тут же спросила я.

— Вера, я не ожидала, что так будет! Нужно было послушать тебя и не заводить южных романов.

— Когда это я тебе такое советовала? — рассмеялась я, успокоившись. Слезы Насти наверняка были связаны с Виктором.

— Вера, я влюбилась в него! Никогда еще со мной подобного не было!

— Так ведь это прекрасно!

— Вовсе нет! Ты не понимаешь!

— Виктор не отвечает тебе взаимностью?

— Он звонит по сто раз на дню! И это самое ужасное!

— Почему? Он наврал о том, что свободен? У него есть жена?

— Нет.

— Тогда что? Ты замужем и утаила от меня это?

— Да нет же! Вера, у меня онкология! Я не имела права влюбляться, а тем более позволить ему влюбиться в меня!

 

«Онкология! Онкология!», — зазвучало в моей голове. Перед глазами поплыли картинки: больничные стены, капельницы, бледное лицо Влада. Пальцы мои дрожали, и голос немного охрип, когда я произнесла следующие слова:

— Настя, прекрати! Твоя болезнь не приговор! Жизнь никто не отменял, и ты лучше других чувствуешь, насколько она прекрасна!

Я вспомнила все ее слова. И о том, что нужно радоваться всему, что нас окружает. Вспомнила о том, как Настя стремилась прожить как можно больше ярких моментов в жизни. Про лес тот дурацкий вспомнила.

Я много чего тогда сказала Насте. Буквально встряхнула ее, заставив поверить, что для нее все впереди, а любовь, что с ней случилась, способна творить и не такие чудеса.

Через год мы снова отдыхали все вместе на южном побережье. Только на этот раз уже в отеле города Анапа. Настя и Виктор выглядели очень счастливыми, поговаривали о свадьбе. И Роман тоже на этот раз был более веселым. Оказалось, в прошлом году его жена, забрав маленькую дочь, ушла к другому. Рома очень переживал по этому поводу, и брат почти силой заставил его поехать на отдых.

Сначала мы с Ромой просто много времени проводили вместе, так как наша влюбленная парочка часто желала уединения. А потом мы оба поняли, что, находясь друг возле друга, словно начинаем новую жизнь, забывая о прошлом.

***

Мне часто снится мой сын. Иногда я даже мысленно разговариваю с ним, прошу совета или делюсь своими новостями. Недавно я рассказала Владу о том, что скоро у него будет маленькая сестра, и, мне показалось, сын очень обрадовался.

Автор Светлана Юферева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,406sec