Я давно люблю твоего отца, понимаешь? — сказала подруга

Оля и Лена впервые познакомились на первой в своей жизни линейке во дворе школы. Обе нарядные, с огромными белыми бантам в волосах. Только у Оли они украшали вьющиеся светлые хвостики над ушами, а у Лены завязаны на коротеньких тонких косичках. В руках обе держали одинаковые букеты. Родители купили у торговавшей на улице женщины на углу.

 

Девочек можно было принять за сестёр. В класс они вошли, взявшись за руки. Так до конца школы и сидели за одной партой, дружили. Ссорились, конечно, не без этого. Но жить друг без друга не могли, быстро мирились.

У Оли родители врачи, работали в Москве. Домой приезжали только на выходные. Оля оставалась на попечении худенькой интеллигентной бабушки.

Лена тянулась за подругой отличницей, хоть учёба и давалась ей нелегко. Родители ставили Олю в пример Лене, одобряли и поощряли их дружбу. Отец Лены на паях с другом открыл небольшое дело – ремонтировали и продавали подержанные компьютеры. Мама работала с ними же, в роли секретаря, диспетчера и бухгалтера одновременно.

После окончания школы Оля пошла по стопам бабушки и поступила в университет на филологический факультет. Звала с собой подругу. Но Лена оценивала реально свои силы, подала документы в педагогический институт, где конкурс меньше, а учиться легче.

Видеться подруги стали реже, но уж если встречались, засиживались до глубокой ночи. Иногда Лена оставалась ночевать у Оли, тогда подруги до самого рассвета делились девичьими секретами и новостями.

Одним субботним вечером родители Лены собрались в театр. Лена тут же воспользовалась ситуацией и отпросилась к подруге с ночёвкой. Тем более, они всю неделю только переписывались по телефону. Девчата устроились на кровати в комнате Оли. Лена рассказывала, что ей нравится Илья Горин с третьего курса, спрашивала, кто нравится Оле. Но та молчала как партизан, только качала головой, мол, занята учебой, не до любви. В первом часу ночи, когда обе устали зевать и собрались спать, завибрировал телефон Лены.

— Мы спать уже легли, пап, – сказала Лена беззаботно, но услышав ответ папы, изменилась в лице.

— Конечно, сейчас приду. – Лена вскочила с кровати и начала одеваться.

— Что случилось? – Встревоженная Оля тоже вылезла из-под одеяла.

— Родители в аварию попали… — Лена никак не могла попасть ногой в брючину джинсов.

— Я с тобой. – Оля быстро начала одеваться.

— Не надо. Я одна… — Лена, наконец, надела джинсы, выбежала в прихожую.
Вскоре за ней захлопнулась входная дверь.

Домой она неслась по тёмной пустынной улице. Жила через дом от Оли. Отец сидел на кухне с залепленным пластырем лбом.

— А мама где? – запыхавшаяся Лена обвела взглядом комнату.

— «Киа» на большой скорости выскочила на нас из проулка. Её занесло на повороте. У меня не было шанса уйти от удара. Машина врезалась в бок, как раз с маминой стороны. — Отец всхлипнул, закрыл лицо руками, плечи его затряслись.

 

Лена впервые видела отца таким.

— Мама в больнице? – Лена догадалась, что случилось непоправимое, но не могла сказать вслух свою догадку.

— Мамы больше нет. Она умерла. Ещё там… – Отец завыл, скривив губы как маленький ребёнок.

Лена стояла оглушённая, вспоминая, как несколько часов назад мама надевала нарядное платье перед зеркалом, подбирала к нему бусы. Она понимала слова, но не верила, не вмещала в себя услышанное.

Уснули они с отцом только под утро. Лена проснулась от звонка. С тяжёлой головой она открыла дверь и увидела на пороге встревоженную подругу. И тут вся страшная реальность случившегося вчера обрушилась на неё. Лена обняла Олю и расплакалась. Отец нашел их плачущих на кухне.

После похорон отец стал пить. Ни один ужин не обходился без бутылки. Лена застыла в своём горе, перестала ходить на занятия в институт. Сидела часами, забившись в угол дивана, не замечала ничего вокруг. Оля приходила каждый день. Именно она готовила ужин, заставляла их есть, ходила в магазин за продуктами.

Однажды Лена услышала громкие крики из кухни. Она нехотя встала с дивана, уронив с колен плед на пол. Перешагнула его и пошла на крик не из любопытства, а чтобы попросить не кричать громко.

На кухне раскрасневшаяся Оля отнимала у отца бутылку и отчитывала его:
— Мужчина не должен пить, оплакивая жену. Не имеет права. Он должен быть сильным. Должен думать о дочери, которая потеряла мать и не ходит в институт. Я не могу смотреть, как вы заливаете горе водкой, — кричала она на отца.

Они оба заметили Лену на пороге кухни. Голос Оли сорвался, она смущённо замолчала. Отец обмяк, виновато улыбнулся Лене.

— Всё. Довольно. Теперь сами. Слышите? Живите сам, – прошептала Оля и вышла из кухни.

С этого дня отец больше не пил. Лена вернулась в институт. Оля навещала их каждый день, напоминала, что нужно есть, потом вымыть посуду… Как маленьким детям, потерявшим память. Понемногу жизнь стала налаживаться. Совсем не так, как при маме. Но это была жизнь, хоть и другая.

Лена постепенно просыпалась, начинала многое замечать. Например, отец как-то спросил Олю, где лежат квитанции за квартиру, какой галстук подходит к джемперу, и нужно ли вообще его надевать.

Лену поразили не вопросы, а то, что отец задавал их не ей, дочери, а Оле. И стала присматриваться к ним обоим. Родители жили хорошо. Лена знала, что они действительно любили друг друга. Поэтому взгляд, каким отец провожал её подругу, когда та уходила от них, отозвался болью в сердце. На маму отец так не смотрел – с нежностью и тоской. А ещё Оля часто обращалась к отцу на «ты». Это уж совсем ни в какие ворота не лезло.

 

— И давно ты с отцом так фамильярничаешь? Я чего-то не знаю? — спросила она как-то подругу.

— Прости, вырвалось. Просто я всё время у вас. Дома реже бываю, – невнятно ответила Оля.

— Не темни, рассказывай, я не слепая. – Лена не собиралась отступать.

— Вот и хорошо, что не слепая. Что тут рассказывать? Мы с твоим отцом …

— Что? Это мой отец! Да как ты… Предательница! — Лена задохнулась от возмущения.

— Послушай. Так случилось. Он молодой мужчина. Рано или поздно у него всё равно появилась бы другая женщина. Тёти Марины нет. Ему всего тридцать девять. Я не собиралась занимать место твоей мамы, становится её тенью…

— Прекрати! Ты воспользовалась обстоятельствами, соблазнила отца. Это подло! Подруга, называется. – Лена с ненавистью смотрела на подругу, забыв о её помощи в трудную минуту.

— Думай, что говоришь. Ничем я не воспользовалась. – Оля сделала глубокий вдох. – Я люблю его, понимаешь? Давно.

Лена молчала, стараясь переварить услышанное, понять, как к этому относиться. А потом в истерике засмеялась.

— Выходит, ты теперь будешь моей мачехой?

— Нет. Никогда ею не буду. Никто не заметит тебе маму. Ты взрослая. Потом, твой отец не делал мне предложения. Попробуй понять своего отца, если меня не…

Лена не дослушала. Она выбежала из квартиры, хлопнув дверью. А куда идти? На улице весенняя слякоть, а она выбежала в тапках. Лена пошла к бабушке Оли. Всё рассказала ей, рыдая. Оказалось, бабушка всё знала, догадалась.

— Как не догадаться, если она у вас все вечера проводит? А приходит домой, то только и разговоров, что об отце твоём. А глаза так и сияют. Отец видный у тебя, верно. Любовь ведь не спрашивает разрешения, приходит и всё.
Лене казалось, что весь мир предал её. Все сговорились и обманули её.

Когда она вернулась домой, Оли уже не было. «Странно, по дороге домой не встретила её. В подъезде, наверное, спряталась, пережидала, когда я уйду», — поняла Лена. Отец сидел за столом на кухне. Перед ним снова стояла початая бутылка и стакан. Глянул на дочь угрюмо, исподлобья. Налил в стакан водки и выпил, не поморщившись.

— Пап, как ты мог? Ты так быстро забыл маму? – по щекам Лены текли горькие слёзы обиды.

— Быстро? Прошло полгода. А будто вчера… Понимаю, она твоя подруга. А если бы на её месте была другая женщина? Ты бы приняла её? Маму твою я очень любил. Но её нет. А я живой. Ты выйдешь замуж, я останусь совсем один. Если тебе неприятно, я уйду. Сниму квартиру и буду жить там с ней. Я не могу без неё, — сказал отец, виновато глядя на дочь.

Лена представила, что она останется здесь совершено одна, без мамы, отца и подруги. Она почему-то не сомневалась, что отец так и сделает, как сказал. Нет, она не сможет одна.

Оля не приходила несколько дней. Отец снова пил вечерами, они не разговаривали. Лена не выдержала и позвонила подруге.

 

Оля стала снова приходить к ним, но на ночь никогда не оставалась. Должно быть, бабушка сообщила родителям Оли о разыгравшихся страстях между семьями. Потому что они приехали и устроили Оле допрос с пристрастием. Состоялся длинный и жёсткий разговор с отцом Лены. Но, ни отец, ни Оля не отступили.

Когда Оля училась на последнем курсе, они расписались с отцом Лены. После госэкзаменов Лена уехала работать в Москву. Она смирилась с женитьбой отца. Мужчине одному плохо. Но не смирилась, что его женой стала её ровесница, подруга.

На выходные Лена иногда приезжала домой. Она видела, как преобразился отец, каким счастьем светилось его глаза. Оля при Лене старалась быть незаметной, не лезла с разговорами. Но именно их разговор Лене и не хватало.

Она интуитивно поняла, что Оля ждёт ребёнка, хотя внешних признаков ещё не было заметно. По острожным движениям, по тому, как часто рука Оли поглаживала живот, а взгляд при этом становился отстранённым, словно она прислушивалась к себе. Ревность наносила удары в самое сердце Лены.

Но со временем и она прошла. У отца родился сын. И Лена обожала своего брата.

Вот такая история. В жизни много всего разного. И только любовь одинаково непредсказуема.

«Нет секрета счастливого брака. Или же он звучит до крайности банально — любовь. Я просто люблю женщину, с которой делю свою жизнь»
Юэн Гордон Макгрегор

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:70 | 0,494sec