Я всегда буду рядом

Все столики на летней веранде кафе были заняты. Многие посетители отдыхали вместе с ребятишками, которым не сиделось на месте. Малыши с упоением носились между столиками, и не обращали никакого внимания на cтpoгие окрики родителей. Галина наблюдала за ними, а в ее сердце все переворачивалось от осознания своей вины. Много лет она прожила с тяжким грузом на душе, но пришло время освободиться от него. Женщина решила рассказать все без утайки своей лучшей подруге Валентине. Это она назначила ей встречу в этом кафе. И теперь подруга сидела напротив, и маленькими глотками пила апельсиновой сок, молча наблюдая за окружающей обстановкой. Заметив, что Галина не решается начать разговор, она ее подбодрила:

— Ты мне хотела открыть какую-то тайну? Я жду!

 

Галина нервно крутила свой стакан в руках.

— Мне кажется, здесь не совсем удачное место для откровенных бесед.

— Согласна. Но ты сама его выбрала.

— Не думала, что в такой ранний час здесь будет так шумно!

— Так воскресенье же! Выходной! Поэтому здесь так много мелкоты и мамок.

Валентина говорила о детях и их родительницах с нескрываемой любовью. Кому, как не ей, врачу-педиатру, знать, как дорого стоит и эта возня малышей, и их баловство.

— Не знаю, как тебе, но меня эта картина успокаивает! Здоровые дети просто обязаны ползать, орать, творить бардак. Плохо, когда ребенок молчит, сидя на одном месте.

Галина не ответила. Она безучастным взглядом наблюдала за большим семейством за соседним столиком. Молодые родители с удовольствием наблюдали, как двое их отпрысков уплетают торт. Лица мальчишек и одежда были перепачканы кремом, но отец с матерью не замечали этого. Только после того, как опустели детские тарелки, они, словно по сигналу, достали влажные салфетки, и стали очищать перепачканные мордашки детей.

— Але! Гараж!

Галина вздрогнула от окрика подруги. А Валентина тем временем стала проверять ее реакцию, щелкая пальцами у глаз.

— Очнись, белый лебедь!

Женщина стряхнула оцепенение.

— Прости, Валя! Задумалась немного.

— Какое задумалась?! Ты вообще вышла из зоны моего радиосигнала! Никогда раньше не видела, чтобы человек так отключался. Ты была, словно под гипнозом.

— Наверное, ты права! Последние несколько дней со мной творится что-то неладное! Хожу сама не своя.

— Может, ты опять …того?

Валентина выразительно показала на свой живот. Этот явный намек на возможную беременность заставил Галину покраснеть. Она замахала руками.

— Как тебе могло прийти такое в голову?!

— А что тут криминального? Бабе еще нет и сорока, так почему бы не родить? Поздние роды — это, как залп Авроры: громко и выразительно.

— Валь, эти твои профессиональные штучки меня смущают!

— А кому, как не мне, за демографию бороться?! Вот, и стою много лет на страже здоровья нашего подрастающего поколения, а у самой сынок…разгильдяй отъявленный. А ваш Егор, как? Ты, наверное, из-за него мне позвонила?

— Не только. Возникло еще одно обстоятельство, но это долгий разговор, а здесь как-то неудобно.

Галина тяжело вздохнула, провожая взглядом мальчика, который чуть не опрокинул ее со стула, когда проезжал мимо на игрушечном танке. Валентина шутливо пропела:

— Броня крепка и танки наши быстры!….Да, подруга, на месте боевых учений не совсем удобно вести разговор о жизни. Предлагаю сменить дислокацию. Пойдем в парк. Надеюсь, там найдется свободная скамейка.

Прогноз Валентины оправдался: женщины нашли уютное местечко в самом отдаленном уголке городского парка. Сюда не добирался шум городских улиц, только неугомонные птицы хлопотали на ветвях деревьев. Но их веселое щебетанье успокаивало, и настраивало на позитив. Валентина удовлетворенно отметила.

 

— Здесь сама обстановка настраивает на душевную беседу. Давай, подруга, колись! Ведь я считала, что все о тебе знаю. Но, оказывается, есть нераскрытые тайны. Что-то подруга ты мне не нравишься, у тебя такой вид, как будто ты человека прихлопнула, и прикопала. А теперь тебя совесть замучила.

Галя внутренне усмехнулась. А что, можно сказать и так. Разве поломанные судьбы, это не убийство? Причем не одного, а сразу нескольких людей, и теперь, еще и ее самой. Желая сделать лучше, она, можно сказать, прошлась по головам. А теперь сама попала в такую ситуацию, что стала самой первой жертвой. И как все разрешится, что будет дальше, Галя совершенно не представляла.

Галина слишком долго скрывала свой грех, если свершенный ею много лет назад поступок можно отнести к этой категории деяний. Теперь она, как на исповеди, все рассказала своей самой близкой подруге. Валентина слушала ее откровения, и не верила, что Галя оказалась способна на такой шаг ради сохранения семьи. Хотя они дружили практически с первого класса, но некоторое расстояние обе старательно сохраняли. Однажды острая на язык Валентина удачно пошутила по этому поводу:

— Даже самые лучшие подруги могут иметь свои маленькие секреты. Запретные зоны, как семейный альков, должны быть скрыты даже от дружественных взглядов. Это мое мнение.

Тот разговор состоялся вскоре после событий, о которых собралась поведать Галя подруге. Она тогда с радостью приняла предложенную Валентиной формулу. Но теперь, спустя много лет, очень жалеет об этом.

Галина начала рассказ издалека, с той знаковой встречи со своим будущим мужем Григорием. Хотя Валя сама являлась активным участником тех событий, она не перебивала подругу. Жизненная повесть Гали тесно переплеталась с ее личной судьбой. И сейчас женщина не стала отказываться от возможности вернуться ненадолго в свое прошлое. По мере того, как Галина рассказывала о своих давних переживаниях, память Валентины тоже оживляла яркие картинки из ее собственной жизни.

В школе подруг часто называли «сладкой парочкой», а иногда одним слитным словосочетанием «ВаляГаля». Девчонки не обращали никакого внимания на насмешки. Наоборот, им льстил сам факт, что их дружба является объектом обсуждений. Но этот дружеский симбиоз тихони Гали и хулиганки Вали после окончания школы чуть не распался. Несмотря на свой покладистый характер, Галина решительно отказывалась следовать примеру Валентины, которая всегда мечтала стать с врачом. У девочки были совсем другие планы на жизнь — она хотела стать биологом. На почве расхождения взглядов подруги немного поссорились. Почти все время учебы они не встречались, пока судьба их снова не свела вместе.

Родители Галины решили отдохнуть в Сочи, и предложили дочери составить им компанию. Отец это предложение сделал в оригинальной форме, перефразировав строчку из известной песни:

— Поедем с дочей в город Сочи, где много солнца и прибой-бой-бой! Имеет же право рабочий человек отдохнуть хоть раз в жизни в Сочи?! Да, и Галочке надо немного развеяться после университета. А вдруг она там, мать, встретит свою судьбу?

Мама Галины привыкла к фантазиям супруга, и только улыбнулась в ответ на очередное сказочное предположение.

— Вроде взрослый человек, а все в облаках летаешь! Принцы на белых конях появляются только в сериалах, а в жизни чаще встречаются неудачливые женихи на разбитом велосипеде.

Родители Гали часто спорили за жизнь, и в эти минуты между ними иногда искрило. Чтобы обмен мнениями не превратился в конфликт, Галя тогда сказала:

— Мама, папа! Не спорьте! Я согласна на жениха на белом подержанном Мерседесе. Ведь с поправкой на эпоху автомобиль тоже может считаться конем.

В тот день перед отъездом Галя не знала, что сама предсказала свою судьбу. Первый же день отпуска для нее чуть не закончился трагически: когда она переходила дорогу в неположенном месте, ее немного «боднул»автомобиль знаменитого немецкого бренда. Девушка отделалась испугом и синяками. Но кроме этого ей еще пришлось выслушать целую лекцию о правилах дорожного движения. Потом Григорий, а за рулем авто был он, чувствуя свой долг, ежедневно навещал пострадавшую. Перед самым отъездом молодой человек, как положено, попросил у родителей девушки «ее руки и сердца». Молодой человек явился прямо в гостиницу с огромным букетом цветов и шампанским.

 

Галя, в принципе, ожидала этого события. Отношения с Григорием развались стремительно. Он был именно таким, каким и должен быть мужчина. Таким, каким настоящий мужчина выглядел в воображении Гали. Ну, и конечно, тот самый мерседес, это же не может быть простым совпадением.

Галины родители были очарованы харизмой парня. Гриша был хорошо образован и воспитан, а потому смог убедить даже отца, что именно он является лучшей партией для их дочери. Последним шаром в «лузу» сомневающихся родителей стала информация о месте работы молодого человека. В те времена IT — технологии только набирали у нас обороты, а Гриша уже имел на этом поприще успехи и множество авторских сертификатов. Упустить такого жениха было бы катастрофической ошибкой. Поэтому родители Гали с радостью зачислили Григория в состав своей семьи. Знаменательное событие все участники решили отметить в ресторане, где и встретились вновь школьные подружки после долгих лет разлуки.

Свадьба Галины и Григория была шумной, а Валентина на этом торжестве была второй значимой фигурой. Подруга попросила быть ее свидетельницей, на что девушка с радостью согласилась. Когда свадебные страсти понемногу улеглись, Валя призналась:

— Завидую тебе, Галя, белой завистью! Все у тебя, как в сказке: красивый и богатый жених, а впереди счастливая жизнь. А мне бедной овечке еще искать, и искать свою судьбу по белу свету!

Но эта самая судьба неожиданно проявила милость к подруге, и Валя вскоре вышла замуж за Антона, который был свидетелем со стороны жениха. По поводу таких браков народная молва говорит, что одна из двух семей обречена на распад. Но это предсказание не сбылось, потому что обе подруги были окружены любовью и заботой своих молодых мужей.

Валентина смеялась, что даже тут они умудрились все сделать вместе. Раз одна подруга вышла замуж, то вторая никак не могла остаться в стороне.

Только Галино счастье на одном из поворотов все же споткнулось: никак у них с Гришей не получалось обзавестись потомством. Первые годы супружеской жизни они еще верили, что все получится. Но шло время, а ситуация оставалась на том же месте. Отчаявшиеся супруги стали подумывать об усыновлении малыша или искусственном зачатии. Второй вариант Григорий категорически отвергал.

— Я что, больной? Я нормальный мужчина, и хочу иметь здоровых собственных детей.

Галина пыталась его убедить, что для процедуры ЭКО используется материал будущих родителей. Только в безнадежных случаях на помощь приходят доноры. Но муж был непреклонен в этом вопросе.

— У меня все в порядке! Я уверен! Это по твоей вине мы не можем завести ребенка. Иди, и лечись!

Гриша и сам верил в то, что говорил. Он, конечно, понимал, что нужно бы тоже пройти обследование. Но все в нем противилось такой процедуре. И потом, если ему скажут, что проблема в нем, как он дальше-то жить будет?

Да, может быть это не честно и неправильно по отношению к Гале, но из-за этих всех переживаний, скандалов, постоянных ее слез, ему уже просто не хотелось бывать дома. Да и Галю, если честно, видеть не хотелось. Разлюбил ли он ее? Он не знал, но то, что рядом с ней он чувствовал себя некомфортно, это правда.

Женщина многократно проходила обследование, и врачи уверяли, что она здорова.

— Причины надо искать у вашего супруга. Вообще, всегда обследование проходят оба партнера.

Но муж категорически отказывался проходить неприятную процедуру. На этой почве в семье стали происходить скандалы, а потом и окончательно охладели отношения. Григорий начал приходить с работы почти ночью, несколько раз он вообще не ночевал. Эти признаки указывали на то, что у него есть любовница. Даже по прошествии многих лет Галина с содроганием вспоминала то время, когда она с замиранием сердца ожидала возвращения мужа. Но обычно поздно вечером раздавался звонок, и равнодушный голос супруга сообщал:

— Не жди меня. Вернусь поздно. У меня много работы.

 

Женщина не заметила, как муж перестал называть ее ласково «Галчонком», он избегал откровенных разговоров, а в последнее время спал в своем кабинете. Только однажды, впервые за много месяцев отчуждения, он осчастливил свою законную жену, когда ночью прокрался в ее постель. Тогда Галина поверила, что еще можно сохранить семью. Но утром она вновь увидела не близкого и родного Гришу, а совершенно чужого человека. Он смотрел на нее холодными пустыми глазами, а после завтрака постарался быстрей скрыться за ширмой повседневных забот.

После той ночи, когда чувства на мгновения вспыхнули с новой силой, Галина почувствовала что-то неладное. Ее стало мутить по утрам, появились какие-то странные гастрономические наклонности. Она отправилась на прием в уже знакомую клинику, где планировала сделать ЭКО. После осмотра врач весело заявила:

— Должна вас поздравить! Скоро вы станете мамочкой!

Галя как стояла, так и села. Как? Вот так просто-станете мамочкой? А как же десять лет переживаний? Что вообще происходит. Может быть доктор вообще, просто анализы перепутала?

Галина не могла прийти в себя. Внутри все пело и ликовало, но в то же время мучил вопрос, который она задала врачу:

— Ну почему мы столько лет не могли стать родителями? В чем причина? Не может же быть, что просто не получалось? Столько лет…

— Трудно сказать! Такие случаи, как ваш не редкость! Помню, у меня была пара, которая почти двадцать лет пыталась завести ребенка. Ничего у них не получалось. Тогда они решились на ЭКО. Но, когда перед назначенной процедурой женщина проходила осмотр, выяснилось, что она уже в положении. Есть такое понятие, как биологическая несовместимость. Не исключено, что именно этот фактор долгое время мешал вам стать счастливыми родителями.

Галина летела домой на невидимых крыльях. Она хотела обрадовать мужа радостной новостью. Но Григорий явился не один: он привел в дом молодую девушку, у которой явственно выпирал живот. Галина все поняла еще до того, как муж стал кратко объяснять сложившуюся ситуацию:

— Ты знаешь, Галина, что мое заветное желание — иметь полноценную семью. К сожалению, ты мне за десять лет так и не подарила ребенка. А Верочка носит под сердцем мою дочь…. Надеюсь, что ты сама понимаешь, что при таких обстоятельствах тебе придется съехать к своей маме….Ведь наш брак теперь не имеет смысла, а эта жилплощадь по закону принадлежит мне.

Я понимаю, как я выгляжу сейчас в твоих глазах. Только мы все равно придем к этому, поэтому я решил не ходить вокруг, да около. Лучше уж сразу все сказать, чем мучиться, и пытаться все объяснять намеками.

Пока Григорий распространялся о своих законных правах, мозг Галины работал в интенсивном режиме. В женщине проснулся древний инстинкт, знакомый каждой женщине: всеми силами защищать свой семейный очаг. Выслушав супруга, она спокойным, даже равнодушным голосом сказала.

— Гриша, это не твой ребенок. У тебя не может быть детей, потому что ты бесплоден!

Это откровение повергло в шок, и юную Веру, и самоуверенного Григория. Он растерянно смотрел на Галю, потом на ту, которую привел с собой. Галя с торжеством наблюдала, какой у него подавленный вид, растерянный взгляд. Мысленно шептала-так тебе и надо! Мужчина тихо спросил:

— С какого это перепуга ты такие выводы делаешь? Я тебе повторяю-Верочка носит мою дочь, ошибки быть просто не может!

— Прости, но я втайне от тебя сделала анализы. Ты же не хотел сам сдавать, а мне нужно было точно знать, в чем причина. Поэтому я решилась на такой шаг. Твой биоматериал …как сказал врач, не позволяет надеяться на потомство.

 

Галина до сих пор не может сама себе ответить, как она могла за считанные секунды придумать такую версию? Но ее слова звучали правдоподобно, что подтверждалось реакцией мужа и этой незнакомой Верочки. На некоторое время в прихожей, где происходила эта сцена, повисло гнетущее молчание. Несчастная Верочка оперлась о стену, отчего ее живот стал выпирать еще больше. Девушка была белее стены, а Григорий долго смотрел на нее. Потом он спросил железным голосом:

— Вера, я требую объяснений! Ты меня обманула? Это не мой ребенок?

Казалась, еще секунда, и девушка просто потеряет сознание. Но в какой-то миг взгляд ее прояснился. Она бросила долгий взгляд на Галю. Галя не отвела глаз, хотя ей было очень сложно.

Девушка ничего не сказала, и выбежала из квартиры. Издалека доносилась быстрая дробь ее каблучков. В тот момент Галина почему-то подумала:

— Зачем она так быстро бежит? В ее положении это опасно!

Женщина ожидала, что Григорий побежит за своей юной любовницей. Но неверный муж не сдвинулся с места. Обреченным голосом он промолвил:

— Теперь все встало на свои места. А ведь я считал тебя виноватой в том, что у нас…. Впрочем, сейчас не имеет смысла обсуждать это.

Григорий не просил прощения, он не каялся, что изменил жене. Но его ночные отсутствия прекратились. Хотя муж стал замкнутым, он больше не обижал свою половину невниманием и упреками. Только для Галины настали тяжелые времена, потому что она попала в собственную ловушку. Признаться в том, что она беременна от собственного мужа, женщина не могла. Но и скрывать беременность дольше она не могла. И Галина снова пошла на обман: она сказала мужу, что сделала ЭКО.

— Пойми меня, Гриша, правильно. Я видела, что наш семейный кораблик тонет, и поэтому решилась на этот отчаянный шаг. Ведь мое время уходит, я имею виду благоприятный период для материнства. Поэтому я без твоего согласия записалась на процедуру, и все прошло удачно. Ты не думай, я не хочу повесить на тебя нежеланного ребенка, тем более, ты всегда был против ЭКО….

Мужчина нетерпеливо перебил жену:

— Не оправдывайся, не надо. Наверное, ты поступила правильно. Пока я не знаю, что тебе ответить. Прошу, не напрягай меня! Со временем все станет так, как должно быть.

Галя прекрасно понимала, что переживает ее супруг после известия о его неспособности стать отцом. Изначально она думала, что ее умный и прагматичный муж сам отправится по врачам, чтобы сделать повторный тест. Но Григорий не отважился на этот шаг. Несколько недель он ходил мрачнее грозовой тучи, а потом заявил:

— Я ничего не имею против этого ребенка, если в нем есть частичка тебя. Что буду его любить, как родного, не обещаю, но обижать точно не буду. В голове Галины пронеслась мысль:

— Пронесло! Господи, спасибо.

Знала бы она, что самое интересное ждет ее впереди, спустя несколько лет.

Женщина стала с каким-то фанатизмом готовиться к материнству, муж только со стороны наблюдал за этими приготовлениями. Но было заметно, что он тоже ждал появления незнакомого малыша, которому суждено было стать его сыном. Он, конечно, старался не подавать виду, но Галя видела, как он иногда брал какую-нибудь, купленную ей вещицу, и долго разглядывал маленькие пинетки, или шапочки, удивленно подняв брови.

Все это время Валентина слушала подругу, не перебивая. На ее лице отражались разные эмоции: от искреннего гнева до неподдельного удивления. Но когда повесть Галины достигла кульминации, она не удержалась:

— Ты хоть сама себе отдаешь отчет, что ты натворила? Разве можно так играть судьбами близких людей?! Галка, ты дура несусветная и провокаторша! Я ведь тоже все эти годы верила, что Данька — плод современных технологий. Ты же меня именно так проинформировала! Ну, я-то не Гриша! Могла бы мне сказать? Вместе придумали бы, как ему сказать. А теперь! Столько лет прошло, и все года он думал, что это не его сын!

 

— Валя, подожди! Ты еще не все знаешь!

— То есть тебе мало двух жертв, ты еще кому-то жизнь покалечила?

— Валентина, это жестоко с твоей стороны!

— А с твоей? Интересно, как ты выкручиваться будешь? Обманула мужа, лишив его радости отцовства. По кому ты еще прошлась?

Галина заплакала навзрыд. Ее всхлипывания вскоре переросли в приступы удушья. Поэтому Валентина полезла в сою сумочку в поисках успокоительного средства.

— Возьми себя в руки! Твои слезы ничто по сравнению с поломанными судьбами.

Наконец, она нашла какую-то блестящую упаковку.

— На валидол, под язык положи, скоро все пройдет.

Женщина послушно взяла таблетку. Лекарство действительно помогло, потому что через несколько минут она успокоилась.

— Валя, ты права, я сильно напортачила со своим враньем. Но у меня есть оправдание — я спасала свою семью!

— Продолжай. Ведь ты не все мне выложила?

— Угадала….Вчера, когда Гриша был на работе, явилась та самая Верочка.

Слезы опять ручьями побежали по щекам Галины. Она уткнулась в плечо подруги, и та едва разобрала ее сумбурную речь.

— Валечка, эта женщина неизлечимо больна! Рак, 4 стадия!…Ничего ей не помогло, потому что поздно обратилась!

Валентина решила помочь подруге.

— Она тебя о чем-то попросила?

— Да. У нее девочка, дочка. Миланой зовут. Она на полгода старше нашего Даника.

— Получается, что у твоего Григория есть еще и дочка.

— Вот именно! Но же ничего не знает! А как мне теперь, после стольких лет, рассказать ему обо всем? Меня эта Вера попросила не бросать Милану, она не хочет, чтобы девочка оказалась в детском доме.

— Лично я прекрасно понимаю эту несчастную женщину.

Галина опять зарыдала в голос.

— Валечка, что мне делать?! Как мне теперь жить с этим?

— Что я тебе могу сказать? Грехи нужно искупать молитвой и добрыми деяниями! Так верующие люди говорят! А начать нужно с признания. Мой тебе совет: прямо сегодня все расскажи мужу.

— Я боюсь, Валя! Как мне признаться, что я его обманывала столько лет?!

— Обыкновенно! Сумела кашу заварить, теперь сама и расхлебывай! Никто кроме тебя не сделает этого.

Валентина хотела уже уходить, но неожиданно спросила:

— А где сейчас эта женщина?

— Ты о чем? Ах, да! Вера сказала, что она в хосписе. Ее не отпускали, но она отпросилась проведать дочь. Она мне оставила телефон.

— Дай мне! Я завтра наведу справки, может еще что-то можно сделать.

 

Весь вечер Галина искала удобную минутку, чтобы поговорить с мужем. Тревога и настороженность ощущалась в поведении женщины. Григорий некоторое время наблюдал за ней, а потом спросил:

— Ты мне что-то хочешь сказать? Не прячь глаза, говори прямо! Что-то случилось? Я же вижу, как ты мечешься по квартире! Даже Даня заметил, что с тобой не все в порядке.

— Да, Гриша! Мне надо тебе сказать что-то очень важное.

Мужчина на удивление спокойно воспринял известие о том, что Даниил его родной сын.

— Я понял это сразу, как мы его привезли из роддома. Данька — вылитый я в детстве! А его повадки, и жесты, как у меня.

Галина воскликнула:

— И все это время ты молчал?

— А что я должен был сказать? Если честно, я ждал, когда ты сама раскроешь свой собственный заговор. Можешь, расслабиться и успокоиться! И не вздумай ляпнуть сыну обо всей этой истории.

— Гриша, но это не все….

— О, Господи! Что еще ты натворила?

— Ничего. Но я обязана сказать тебе, что вчера приходила Вера. Мне же не надо тебе напоминать, кто она?

— Нет. Что она хочет?

По лицу мужчины было видно, что упоминание имени бывшей любовницы ему неприятно. Он повторил вопрос.

— Зачем она приходила? Наверное, ей нужны деньги?

— Нет, Гриша, ей не нужны деньги. Она неизлечимо больна, и просила только об одном — чтобы я позаботилась о ее дочери. У тебя, Гриша есть дочь Милана.

— Значит, Вера меня тоже обманула. После того случая я пытался с ней связаться, выяснить, как ее здоровье, как ребенок…, но она мне сказала….Короче, Вера сказала, что девочка родилась нежизнеспособной, и умерла через несколько часов.

Галина без сил опустилась на стул. Она обхватила голову руками.

— Боже, какой кошмар! Какой-то клубок лжи!

— Ты права. Твой обман стал только первым звеном в цепи, а пострадали от этого все. Если бы я знал, что дочь жива, я бы, конечно, принял участие в ее жизни. Ведь дети не должны страдать из-за ошибок взрослых.

— Все верно, Гриша.

— Галя, как нам теперь быть?

Женщина внимательно посмотрела на мужа. Впервые за долгие годы она снова узнала своего доброго Гришу.

— Сегодня я встречалась с Валентиной. Я ей все рассказала….Она посоветовала позаботиться о девочке и ее матери. Может, мы сумеем немного скрасить последние дни несчастной женщины.

— Ты умница.

Григорий нежно обнял жену за плечи, и, как у маленького ребенка, поцеловал ее затылок.

На следующее утро позвонила Валентина. Она без вступления изложила суть сложившейся ситуации.

 

— Беседовала я с коллегами из онкодиспансера. Все очень плохо у вашей знакомой Веры. Удивляюсь, как она еще до тебя добралась! Лечащий врач сказал, что все решают дни и даже часы. Девочка пока у соседки. Они живут в пригороде, километров 50 отсюда. Я еще вчера поговорила с Верой, она очень обрадовалась. Хотела съездить, забрать Милану к себе, но потом подумала, что лучше вам отправиться за девочкой. Но сначала пусть Григорий проведает Веру. Этот акт милосердия облегчит участь несчастной. Мне кажется, он должен обязательно это сделать. И чем скорее, тем лучше.

Галина вместе с мужем отправилась в хоспис. Они шли по длинному коридору, а за ними следовал стойкий запас лекарств. По обе стороны мелькали белые двери, за которыми увядали чьи-то жизни. Галина почувствовала, как по спине пробежал холодок.

— Здесь из каждой щели веет смертью!

— Это ты так себя настроила! Поверь, не все умирают, многие вылечиваются.

— Не успокаивай меня! Я прекрасно знаю, что хоспис — это последний жизненный причал для тяжелых больных.

Кроме Веры в палате лежали еще три женщины. Они с любопытством посмотрели на посетителей.

— Гриша, ты?

Это возглас донесся из дальнего угла палаты. Галина сразу узнала в худенькой женщине вчерашнюю посетительницу. Она подтолкнула мужа.

— Иди, поговори с ней. Скажи, что мы будем заботиться о Милане!

Галина вышла, и тихонько прикрыла за собой дверь. Она стояла и смотрела в окно, за которым пестрело яркими красками лето. А совсем рядом, за той белой дверью была смерть. И этот контраст красок и бытия сводил с ума женщину. Ей хотелось бежать туда, к свету и теплу, но она не могла, потому что была обязана исполнить свой долг.

Галина вздрогнула от неожиданности, когда Григорий легко коснулся ее плеча.

— Пошли. Я обещал Вере, что мы завтра ее проведаем вместе с Миланой. Если ты устала, я могу один съездить за девочкой.

— Нет, нет! Я совсем не устала! И Вере я обещала….

Примерно через час они уже были на пороге дома, где временно проживала дочь Веры. Хозяйка, увидев гостей, кинулась на кухню. Но Галина остановила ее.

— Не утруждайте себя. Мы ненадолго.

Женщина посмотрела на Григория.

— Вы за Миланой? Я сразу догадалась. Вера мне еще вчера позвонила. Как она там?

Женщина говорила без остановки, словно торопилась высказать все, что накопилось на душе.

— Все так неожиданно: и болезнь Верочки, а теперь еще и квартиру хотят отнять. Начальство говорит: раз не работает, нечего жилплощадь занимать! А ребенку, сироте куда деться, спрашиваю у них. А он, жеребец стойловый ржет. Говорит, что государство о ней позаботится! Ведь Верочка сутками пропадала в этой проклятой теплице! Агроном она по специальности! Видно, от химикатов рак и случился!

Супруги внимательно слушали эту умудренную жизнью женщину. Было удивительно, что всего за каких-то пять минут она рассказала все о жизни своей соседки.

— А вы кем Милане приходитесь? Если не желаете, можете не отвечать. Но то, что вы родственники, это заметно.

Хозяйка кивнула на Григория.

— Девчонка очень на вас похожа. Мила! Иди скорей сюда!

 

Из приоткрытой двери показалась худощавая фигурка подростка. Галина вздрогнула, потому что девочка действительно была похожа на Гришу. Она спокойно, без радости в голосе спросила:

— Вы мой папа?

Мужчина тихо ответил:

— Да. Мы приехали за тобой.

— Хорошо. Я уже собрала свои вещи. Только вы скажите, пожалуйста, вашему сыну, чтобы он меня не обижал.

Галина удивилась, что девочка знает о том, что у нее есть брат. Всезнающая соседка опять дала пояснения:

— Верочка рассказывала дочери о вашей семье. Она говорила, что у нее есть братик. Еще талдычила все время, что когда умрет, Милану заберет к себе отец. Вот и накликала сама беду!

Женщина вытерла белоснежным платочком две скромные слезинки.

— Передайте Вере привет от меня, если…

Все поняли смысл этого недосказанного «если».

Выполнить просьбу доброй соседки не удалось. На следующий день, когда они собирались в хоспис к матери Миланы, раздался звонок. Грустный голос дежурной сообщил, что Вера скончалась ночью.

Григорий не смог удержать спокойное выражение лица. Милана внимательно следила за ним. Когда раздался звонок, она сразу же встала. Галина видела, что девочка все сразу поняла. Она снова села и уставилась в одну точку. Галя подошла к ней.

— Она просила передать записку. Может, кто-нибудь зайдет забрать последнее послание?

Григорий ответил:

— Да, я скоро заеду.

Мужчина положил трубку, Милана посмотрела на него.

-Моей мамы больше нет?

Галя положила руки ей на плечи. Григорий не знал, как сказать..

-Милана..

-Я поняла. Можно я побуду одна?

Девочка встала и ушла в комнату. Галя провожала ее полными слез глазами.

-Господи, как она перенесет все это? Я даже не знаю, что тяжелее, жить, зная, что мама вот-вот умрет, или узнать, что это случилось.

Григорий обнял жену.

-Мы будем рядом, мы поможем. Галя, я поеду, а ты подожди немного и попробуй Милану хоть немного отвлечь.

-Хорошо.

Григорий уехал, а Галина пошла в комнату к Милане. Та не плакала, просто сидела, и смотрела в окно. Женщина обняла ее.

-Ты поплачь.. Немножко, и тебе станет легче.

Милана упрямо мотнула головой.

-Мама говорила, чтобы я не плакала, плакс никто не любит.

-Милана, ты переживаешь, потому что думаешь, что тебе у нас плохо будет?

 

Девочка кивнула и, наконец, заплакала.

Галя села рядом с ней, прижала ее к себе.

-Ничего не бойся. Я обещала твоей маме, что мы с тобой будем жить хорошо. Ведь правда же?

Она неуверенно кивнула.

Галя гладила ее по волосам.

-Скажите, а маме.. Ей было очень плохо?

Галя решила, что врать не будет.

-Плохо, Милана, зато сейчас все хорошо, у нее ничего не болит, ей хорошо. И она всегда будет наблюдать за тобой и помогать тебе.

Через полчаса вернулся Григорий.

— Милана, это мама передала тебе.

Мужчина протянул девочке листок бумаги, на котором был изображен улыбающийся ангел со сложенными вместе ладонями рук. Внизу была надпись.

— Я всегда буду рядом, милая!

Даня наблюдал за всем как бы со стороны. Он был хорошим мальчишкой, но Галина все равно переживала, как он встретит свою сестру, о существовании которой не знал до вчерашнего дня. Когда Галя и Гриша рассказали ему все, Даня был, мягко говоря, в шоке.

-У меня есть сестра? И она такого же возраста?

Галя просто кивнула. Она очень боялась вопросов, как это все получилось, но Даню интересовало другое. Все-таки, хоть и довольно большой, но ребенок:

-А мы будем ходить в одну школу?

-И даже в один класс.

-Здорово. Мы будем вместе.. Я ее со всеми познакомлю. Лишь бы она нормальной была. Не занудой.

Галя невольно улыбнулась. В этом весь Даня, уже настроил себе в голове кучу планов.

-Мам, может мне перебраться в маленькую комнату? У девчонок много всяких финтифлюшек, им больше места надо.

После этих слов Галя и Гриша поняли, что Даню можно не переживать. Все у них будет хорошо. Хотя, Григорий и до этого разговора в этом не сомневался.

Девочка целый вечер не выпускал из рук это последнее послание матери. Заметив это, Даниил принес из своей комнаты рамку, в которой раньше красовался норвежский футболист Эрлинг Холанд.

— Давай, сюда. В рамке он лучше сохранится. Будешь смотреть, и вспоминать свою маму.

Даня мастерски закрепил картинку с ангелом, а Милана с восхищением наблюдала за его уверенными движениями. Потом она решительно спросила.

— А ты меня не прогонишь?

Даня удивленно на нее посмотрел. Даже не сразу понял, почему он должен ее прогонять.

— Ты же моя сестра! Я теперь обязан защищать тебя! Хочешь, я покажу тебе свою коллекцию магнитов? У меня уже 134 штуки!

— Здорово! Я пробовала собирать монстриков, но терпения не хватает.

Галина со стороны наблюдала за детьми. В какой-то миг ей показалась, что рядом с Миланой стоит Вера. Она махнула рукой, пытаясь избавиться от наваждения, но тут же услышала тихий голос:

— Спасибо тебе за дочку! Я всегда буду рядом!

Автор Кристинка

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,372sec