Замечательная дочка

Галина Сергеевна переживала ужасно! Сегодня у нее важный день, от которого зависело будущее ее семьи, хотя в семье всего два человека: она и дочь Маняша, славная тринадцатилетняя девчушка, еще не вошедшая в переходный возраст. Ну так Галине казалось.

А день был особенный потому, что отмечали конец учебного года Маши и официальное объявление о том, что они с «дядей Геной» хотят пожениться. Да этого дядя Гена, бывший товарищ ее погибшего мужа, был просто другом семьи.
Он часто приходил в гости, решали их семейные проблемы типа ЖКХ, мелкого ремонта в доме. Иногда водил в кино, театр или кафе. Маняша была привязана к нему с раннего детства, а того, что у них с мамой любовь, она, конечно не понимала.
И вот сегодня это предстоит обнародовать. Как девочка все воспримет? Как отнесется к этому известию? Галина переживала не на шутку. Ее успокаивала Лида, тоже подруга. Она была счастливо замужем и желала Галине такой же судьбы. Это и понятно.
— Не переживай ты так! Не с улицы дядьку привела. Маняша знает его с детского сада, можно сказать. Чего ты трясешься? Все будет нормально.
Они испекли торт, затушили курочку, наделали салатов. Стол накрыли праздничный, красивый, с букетом сирени посредине.
— Жаль, что Юрка в командировке, — пожалела Лидия. – Такое застолье пропустит.
Юрка – это ее муж. Снабженец, поэтому часто в разъездах. А по возвращении его всегда ждет обильное застолье, на которое Лидия мастерица.
Наконец час пробил. Маняша в розовом платьице в горошек и с такими же розовыми щечками светилась радостью. А Галина дрожала, как осиновый лист. Но вот звонок в дверь, и на пороге появился Геннадий.
Модный, элегантный, с радостной улыбкой на лице. Он поздравил Машу с прекрасным окончанием очередного учебного года и подарил ей планшет. Девочка так обрадовалась, что кинулась ему на шею и отблагодарила, пообещав и впредь учиться хорошо.
Уселись за стол, начали вести неспешную беседу о делах насущных. Геннадий спросил, когда вернется Юрий, чтобы на рыбалку съездить. Да и говорил в основном он. Мама Маши молчала, а Лидия подбадривала ее взглядами.
Тут Геннадий достал из своего пакета бутылку шампанского, до этого пили только сок. Попросил у Галины фужеры, наполнил до краев себе и дамам, поднялся во весь свой внушительный рост и произнес:
— Дорогие и близкие мне дамы, Галочка, Маняша и подруга Лида. Сегодня для меня очень особенный день…
Лида сидела спокойно, Маша смотрела на своего любимчика во все глаза, а у Галины на щеках зарделся густой румянец, а глаза были опущены.
— А особенный он потому, — продолжил Геннадий с улыбкой, — что я хочу объявить о том, что очень люблю Галю и прошу ее стать моей женой.
Повисло тягостное молчание. Галина смотрела на дочь и увидела, как искры в ее глазах погасли, и они превратились в колючие щелки.
— Вы же папин друг…, — прошептала она. – Как вы можете? Это же предательство! Мама, скажи ему!
Тишина стала напряженной, Галина попыталась что-то сказать в оправдание, но Маша слушать не стала, выскочила из-за стола и убежала в свою комнату, плотно закрыв дверь. Дорогую игрушку она с собой не взяла.
Все растерялись, Геннадий прокашлялся, а Лидия сказала:
— Не обращайте внимания. Маша девочка не глупая, подумает хорошо и извинится. Не портите себе праздник.
Но праздник не получился. Лидия принесла торт, они наскоро попили чай, и она ушла домой, оставив подругу с Геннадием наедине. На прощание только шепнула Галине:
— Да пройдет все это, дурь детская. Сейчас откажешься от своей судьбы, а через несколько лет встретит Маша какого-нибудь Вову, и упорхнет к нему. Останешься одна. Подумай об этом, не глупи …
Галина с дядей Геной постучались в комнату Маши, хотели поговорить, но услышали гневное:
— Дверь закройте! Я не хочу ничего обсуждать.
Геннадий направился к порогу, где у них с Галиной состоялся нелегкий разговор. Она гладила его по рукаву и грустно говорила:
— Наверно, не судьба нам, Гена. Ты уже все понял, не могу я наперекор дочери пойти…
Мужчина лишь горестно покачал головой и ушел.
После этого жизнь у Маши с мамой потекла по-прежнему. Вот только мама улыбаться стала реже, и глаза всегда были грустными. Но Маша этого не замечала, она радовалась, что у них дома ничего не изменилось, им с мамой очень хорошо вдвоем. Не замечала до поры до времени.
Однажды ночью она проснулась от странного приглушенного звука, даже не поняв, откуда он. Девочка встала и прошла на кухню, чтобы попить воды и тут поняла: это плакала ее мама.
Ей стало страшно. Вдруг она заболела или еще что-то случилось. Но зайти к ней побоялась. На следующий день долго вглядывалась в ее лицо и поняла, что мама переживает.
Как только мама ушла на работу, она тут же позвонила тете Лиде и рассказала, что случилось.
— Зайди ко мне вечерком, поговорить надо, — строго ответила та.
И Маша с бьющимся сердцем пришла к соседке. Разговор был тяжелым для детских ушей. Домой Маша вернулась задумчивой и грустной. Обняла маму, вдохнула ее родной запах. Ей так много хотелось ей сказать, но она не решилась. Не было подходящих слов.
В следующее воскресенье они должны были идти в театр. Мама заранее купила билеты, и они с Машей готовились к этому выходу. Выбирали наряды, платья, туфельки, как две подружки. И мама заметно повеселела.
Но в воскресенье днем Маша вдруг замялась, не решаясь что-то сказать. Наконец произнесла:
— Мам, ты только не обижайся, но может, ты одна сходишь? Меня мальчик на день рождения пригласил, Саша Ромов, ты его знаешь. Я не смогла отказать, там все наши собираются…
Девочка выжидающе смотрела на мать, и та торопливо ответила:
— Да, Машенька, иди, конечно. А билет я продам на входе, что же делать теперь… У тети Лиды муж вернулся из командировки, она не пойдет.
Маше было очень жаль видеть мамино расстроенное лицо. Она расцеловала ее и отправила, пожелав хорошего вечера.
Слезы так и норовили покатиться из глаз, когда Галина ехала в такси. Водитель даже спросил, не случилось ли чего?
— Нет, все в порядке. А вы не хотите в театр сходить? У меня есть лишний билет, — сама от себя не ожидая, ответила она.
— Ах, вот оно что. Кавалер не смог сопровождать даму. Нет, спасибо, я только на смену заступил.
Галина вышла у театра. У входа было довольно много народу, красиво одетая публика, все парами… И тут она услышала его голос:
— Галочка, я знаю, у тебя есть лишний билетик.
Она оглянулась и увидела рядом с собой Геннадия. Он лукаво улыбался, и она все поняла.
— Машкина проделка? – спросила она.
— Да. У тебя, точнее, у нас, замечательная дочь! — ответил он и крепко обнял Галину.
Поздно вечером они втроем сидели за столом, радостные, счастливые и обсуждали предстоящую свадьбу. Решили, что она будет скромной, в кругу близких и друзей.
— Только мы должны успеть в августе, чтобы еще на море съездить всей семьей, — сказала счастливый жених и раскланялся, расцеловав своих любимых женщин на прощание.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,376sec