Зефир в шоколаде

Алла Викторовна в задумчивости ходила по большому магазину.

Перед собой она катила тележку почти полностью заполненную продуктами. Взгляд Аллы Викторовны остановился на полке с зефиром, и внезапно её усталое лицо озарила улыбка.

Вспомнился Степан, сосед по даче, который, когда она приезжала на дачу, всегда угощал её зефиром в шоколаде.

 

Почему он решил, что Алла любит зефир непонятно, но факт оставался фактом и при каждом их совместном чаепитие на столе обязательно присутствовал зефир в шоколаде.

Кстати говоря, Алла этот десерт не очень-то и любила. Предпочитала что-то менее сладкое, но ради уважения всё же всегда съедала хотя-бы половинку зефирки. Ей было понятно, что Степан старается ради неё и привозит сладость с города, так как в маленьком деревенском магазинчике такой зефир спросом не пользовался и был там весьма редким гостем.

Вспомнив всё это Алла тяжело вздохнула.

Вдруг ужасно захотелось на дачу. Покопаться в огороде, сходить за ягодой и грибами, да и просто отдохнуть от всей этой городской суеты, но в ближайшее время отдых ей явно не светил. Домашние дела для неё никто не отменял.

Алла снова обречённо вздохнула и двинулась в сторону кассы.

Примерно через час она зашла в свою квартиру.

Из комнаты выскочили внучки и с радостными визгами бросились к бабушке.

Маленькая Милана тут же стала проверять содержимое бабушкиных пакетов, пока та снимала обувь, но Алла Викторовна её остановила и подхватив тяжёлые пакеты двинулись в сторону кухни.

Уже там она позволила внучкам разобрать покупки.

Пока Милана радовалась найденному в пакете киндеру, старшая Алёна деловито раскладывала покупки по местам.

— А мама где, Алёнушка?- спросила Алла

— В своей комнате, отдыхает.

Алла Викторовна покачала головой и пробормотала как бы про себя.

— И от чего интересно ваша мама устала?

Алла Викторовна не хотела чтобы внучка, услышала, но острый слух девочки уловил слова бабушки.

— Она, бабушка от нас устала.

— Это как от вас?

Девочка посмотрела на бабушку и непринуждённо ответила.

— Ну она так и сказала, что устала от нас. Замучилась. И от всяких дел ещё, вот.

 

Алла Викторовна оглядела кухню.

В раковине высилась гора посуды, а стол был не убран с завтрака.

Было понятно, что Катя, дочь Аллы Викторовны, снова занималась собой и своим душевным состоянием, чем она и занималась последние 7 лет. Всё домашние дела она благополучно спихнула на мать.

Разобрав пакеты девочки убежали играть, а Алла Викторовна принялась наводить порядок в кухне и готовить ужин.

Вскоре с работы пришёл зять и только тогда в кухню пожаловала Катя.

По обыкновению, Алла Викторовна смолчала.

Катя, её муж и девочки уже четыре года жили у Аллы Викторовны и видимо съезжать совершенно не собирались.

До этого они жили в съёмной квартире, но когда у них родилась младшая Миланочка решили, что помощь матери им не помешает и вскоре состоялся их переезд в квартиру Аллы Викторовны.

С того момента жизнь Аллы Викторовны изменилась целиком и полностью.

У Кати вдруг началась послеродовая депрессия, которая продолжалась по сей день. О том, чтобы устроиться на работу и речи не было.

Муж Кати зарабатывал не много, и все основные расходы легли на плечи Аллы Викторовны. И всё бы ничего, но и забота о внучках тоже полностью легла на её плечи.

Алла Викторовна приходила с работы, наводила дома порядок, готовила, а потом весь вечер занималась с внучками.

Катю и её мужа такое положение дел абсолютно устраивало и они даже не собирались что-либо менять, а Алла Викторовна не могла ничего сказать дочери. Как бы это не казалось странным, ей было стыдно.

 

Катя зная характер матери во всю этим пользовалась, и в последнее время вела себя совершенно расслаблено.

На себя у Аллы Викторовны время абсолютно не оставалось времени, единственной отдушиной была дача. Туда ни дочь, ни зять носа не совали потому-что там надо было работать, а этого они очень не любили.

— Мам, знаешь, что хотела спросить.

Катя посмотрела на мать, а Алла Викторовна напряглась.

— Что?

— Мы вот, что подумали, мам. Девочек надо свозить на море, а сколько Рома зарабатывает ты сама знаешь. Так вот ты не могла бы занять нам денег? Тебе то они не за чем.

Алла Викторовна была в шоке. Занять денег означало подарить это она знала точно. Такие ситуации бывали не раз и не два. Зять и дочь занимали у неё деньги, а потом благополучно забывали отдать.

Сейчас у Аллы Викторовны действительно были не большие накопления, но она собиралась потратить их на обустройство дачи.

— Ну так, что?- продолжила разговор дочь,- Нам можно на тебя надеяться? Ромка вон уже и про путёвки всё узнал.

Алла Викторовна растерялась. Она не знала, что ответить дочери, но Катя ждала ответ.

— Катя, у меня денег нет.

— Как нет, мама. Я же прекрасно знаю, что есть.

— Есть, но совсем не много. Это на дачу. Там крышу надо подлатать, заборы. Да и косметического ремонта давным-давно не было.

Катя с раздражением посмотрела на мать.

— Какая дача, ма? Твоим внучкам надо на море, понимаешь? А ты со своей дачей! Её вообще следовало давно продать! Вон Ромка на работу с двумя остановками ездит, а могли бы купить машину! В общем думай, мам. Что тебе дороже? Огурцы твои или внучки!

С этими словами дочь гордо вышла из кухни. За ней удалился зять. Впрочем, Рома всегда во всём поддерживал жену и сейчас с таким же гордым видом последовал за супругой.

 

Алла Викторовна осталась одна.

Она не спеша убрала в кухне, помыла посуду и пошла в свою комнату.

Вскоре к ней прибежали внучки. Алла Викторовна поиграла и позанималась с девочками.

Незаметно наступил вечер. Алла Викторовна уложила девочек спать, а потом и сама ушла отдыхать, но вот уснуть ей всё не удавалось.

Она лежала и думала где, допустила ошибку в воспитании дочери? Почему её родная девочка стала так к ней относиться?

Она понимала, что избаловала Катю. Её отец умер когда девочка была ещё маленькая и всю жизнь Алла Викторовна пыталась заменить девочке и отца, и мать.

— Видимо перестаралась, — с горечью подумала Алла Викторовна.

С такими грустными мыслями она уснула, а ночью ей приснилась её дача.

Яблоня у дома, любимый цветник и как ни странно Степан, а ещё зефир.

Зефир в шоколаде.

На столе, в их любимой со Степаном беседке. Там они любили пить чай и подолгу разговаривали…

Во сне Алла Викторовна чувствовала себя счастливой, а проснувшись поняла, что нужно что-то менять.

Она как всегда приготовила завтрак и пошла на работу, но в свой кабинет в этот день она не попала.

Алла Викторовна прямиком направилась в кабинет директора, где написала заявление по собственному желанию.

Домой Алла Викторовна пришла раньше обычного, чем очень удивила дочь. На вопрос почему она вернулась раньше, Алла Викторовна ответила просто.

— Я уезжаю.

 

Катя в недоумении уставилась на мать.

— Это куда же?

— Буду жить на даче. Вы живите тут. Вам нужнее.

— Ты с ума сошла! А работа?!

Алла Викторовна с усмешкой посмотрела на дочь.

— А что работа? Уволилась.

— Как уволилась?!

— Очень просто. Наработалась.

Пока Алла Викторовна собирала вещи, она много чего услышала в свой адрес.

И то, что она ни о ком не думает, и что внучек она больше не увидит, и многое-многое другое.

Алла Викторовна вышла из квартиры под возмущённые возгласы Кати, но её это, в данный момент, это не сильно интересовало.

Приехав на дачу она тут же пошла в огород.

Здесь она чувствовала себя свободно и легко. Вскоре соседку заметил Степан. Он был очень рад видеть Аллу и тут же пригласил её вечером на чай.

Две недели Алла Викторовна наводила в доме порядок. С крышей и забором помог Степан.

За это время они очень сблизились и это радовало Аллу.

Зять и дочь соскучиться по себе не дали и вскоре явились к матери в гости, но Алла Викторовна твёрдо решила, что повторения прошлой истории больше не будет.

Она накормила родных, поиграла с девочками, а потом прямым текстом заявила, что Кате с семьёй пора домой.

Сначала Катя возмутилась, однако увидев глаза матери ,замолчала и молча стала собираться.

 

Через полгода Алла и Степан стали жить вместе. Катя приезжали к ним в гости, но подолгу не оставались. Алла Викторовна категорично заявила им, что пора жить своим умом. Она очень надеялась, что у них всё получиться.

Сама Алла наконец-то чувствовала себя счастливой.

Вечерами они со Степаном пили чай с зефиром. Неожиданно для себя Алла Викторовна поняла, что очень полюбила его и порой это её даже удивляло, но что было то было.

В конце концов этот самый зефир изменил её жизнь.

Как бы странно это не звучало.

Диана Ди

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,415sec