Хуже одиночества…

Алла встретилась с Геннадием, когда была на третьем курсе экономического факультета. Яркий роман стремительно развивался, дело шло к свадьбе. По-крайней мере, Алла была уверена, что любимый на ней женится. Ну, а что еще можно было подумать глядя на галантного, внимательного Геннадия?

Симпатичный парень дарил девушке розы, катал на красивой машине и даже познакомил с семьей. Правда его мать, Анна Гавриловна, была не в восторге от близких отношений любимого сына с невзрачной девчонкой, но виду не показала.

— Аллочка, а какие у вас планы после получения диплома? — вежливо поинтересовалась будущая свекровь.

 

— Устроиться на работу, родить ребенка. Квартиру потом возьмем в ипотеку, — простодушно ответила девушка.

Гена чуть не поперхнулся, а Анна Гавриловна замолчала. Откровенность потенциальной невестки ее обескуражила.

— Ты еще не говорил с Аллой о том, что через год отправляешься на стажировку за границу? — спросила мать у сына, когда девушка ненадолго покинула комнату.

Гена приложил палец к губам и опасливо оглянулся. Он сказал, что Алла не знает об этих планах. Со стажировкой еще может не получиться, зачем расстраивать девушку раньше времени?

— Мы с отцом сделаем все, чтобы ты получил хорошую практику и вернулся инженером с ценным опытом. Я не допущу, чтобы какая-то девица помешала твоему будущему, — заявила мать.

Гена пожал плечами. В свои 22 года он был очень зависим от мнения родителей. Порой его напрягало, что мать контролирует каждый его шаг, но и возражать ей он не мог. Впрочем Анна Гавриловна щедро вознаграждала сына за послушание. У парня раньше всех на курсе появилась собственная машина, да и в деньгах он недостатка не испытывал.

Общался он с теми девушками, с которыми его знакомила мать. Даже досуг она контролировала. Доставала билеты в театр, на концерты. Но в один прекрасный момент он встретил Аллу и потерял голову.

Нельзя сказать, что женщине абсолютно не понравилась избранница сына. Ее скорее обеспокоило, что впервые он сделал что-то не по ее сценарию. И ладно бы девчонка была мимолетной возлюбленной Гены, так она вздумала еще о ребенке и ипотеке говорить!

С Аллой Геннадию было хорошо. Легкая, обаятельная, смешливая девчушка с покладистым характером была будто создана для него. Воспитанный властной, деспотичной матерью, парень чувствовал себя с ней комфортно и уверенно.

С одной стороны, мысль о том, чтобы оторваться от родителей и вместе с любимой строить свое будущей, привлекала его. Но очень уж Генка привык к комфортной жизни. Если пойти против родительской воли, лишится он их помощи и финансовой поддержки.

Роман Аллы и Гены был в самом разгаре, когда девушка узнала о том, что беременна. Ощущение от новости было двоякое. Она очень хотела ребенка от любимого, но Генка только заканчивал институт, а ей предстояло учиться еще год. У пары не было ни собственного дохода, ни своего жилья. Впрочем, можно было договориться, чтобы в ее общежитии им выделили комнату как молодой семье.

В первую очередь девушка решила поговорить с матерью. Страшно ей было признаваться своей строгой родительнице, но деваться-то некуда. Без родительской помощи ей точно не обойтись. Поэтому в ближайшие выходные Алла поехала к матери в деревню. Генке она пока решила ничего не говорить. Просто сообщила, что маме нужна помощь с огородом.

Елена Васильевна приняла новость с одобрением. Она обняла дочь и сказала, что Алла может рассчитывать на ее помощь.

— Дочь, это же дело житейское. Я и сама твоего брата Димку родила, еще моложе тебя была. Да и образования вообще никакого. А бы без пяти минут экономист. Генка твой вообще специалист высокого уровня. Прорвемся! — с улыбкой заявила Елена Васильевна.

—Спасибо, мам, я, если честно, боялась тебе рассказывать. Ведь и жить нам негде, и работы еще пока нет, —сказала девушка.

— Не переживай, я помогу. У меня отложено немного, да и пенсия хорошая. А с жильем решим. Тот дом, что от твоей бабки по отцовской линии остался, можно продать и купить небольшую квартирку. А если Генкины родители помогут, то и побольше хату справить можно, — рассуждала мать, уже рисуя мысленно картины, как нянчит внука.

Алла с нежностью обняла мать и еще раз поблагодарила. Обычно строгая Елена Васильевна, узнав о беременности дочери, вела себя с ней непривычно мягко и тепло. Вот только узнав о том, что будущему отцу еще не сообщили о ребенке, нахмурилась.

 

— Ох, доча, а что это мы с тобой тут сидим разговоры разговариваем? Езжай-ка обратно, да Генку обрадуй. Вообще-то ему первому сказать нужно было, — сказала мать и выпроводила дочь.

Воодушевленная поддержкой матери, Алла радостно сообщила любимому о своей беременности. К тому, что в первые минуты будущий отец будет находиться в шоке, она в принципе была готова. Но реакция Гены оказалась совершенно непредсказуемой.

— Ты в своем уме? Какой ребенок? Где мы жить будем и на что? — в ужасе закричал парень.

— Ген, не переживай ты так. Родители помогут. Мама продаст дом от бабушки, квартиру купить можем. Тебе до защиты диплома осталось два месяца. Такого специалиста в любую компанию с удовольствием примут! — успокаивала девушка любимого.

Парень был страшно раздражен спокойствием Аллы. Как она может так легко рассуждать, если через девять месяцев их жизнь превратится в ад? Мать точно не одобрит появление ребенка. Если он пойдет против ее воли и откажется от стажировки за рубежом, то он лишится и машины, и денег. И ради чего все это? Ради кричащего сопливого младенца?

Глядя в испуганные глаза Аллы, он все-таки попытался взять себя в руки. Гена сказал, что ему нужно время подумать и отправился к матери. Может, она все же подскажет какой-то выход?

Выход, по мнению, Анны Гавриловны был очевиден. Сохранять беременность она считала безумием. Весь вечер она беседовала со своим неразумным сыном, и утром Гена сообщил Алле, что они расстаются.

— Ребенка быть не должно. Я дам тебе денег на врача, и мы расстанемся, — коротко сказал парень.

—Гена, да как же это…, — растерянная девушка широко распахнула глаза. Она не могла поверить в то, что любимый произнес эти слова.

— Я уезжаю на стажировку в другую страну. Меня здесь не будет два года, может быть, даже больше. Ребенок мне не нужен. Прощай, — Генка положил на стол пачку купюр, которые дала ему мать для решения вопроса о прерывании беременности, и ушел.

Так Алла осталась одна. Она горько плакала первые два дня. Тогда ей казалось, что жизнь остановилась. Однако не третий день оказалось, что все слезы выплаканы. Надо было действовать.

Елена Васильевна мысленно прошлась недобрыми словами по пареньку, который чуть не стал ее зятем, но вслух ничего не сказала. Ребенка было решено рожать. Никаких вариантов быть не могло.

Покупатель на бабкин дом нашелся быстро. Почти сразу же удалось найти небольшую однокомнатную квартиру на окраине города. И события понеслись с молниеносной скоростью. Оформили жилье в собственность, сделали ремонт, а там и время родов подошло.

Родилась чудесная девочка Настенька. Мать и бабушка в малышке души не чаяли. Настя была здоровенькой, отлично развивалась.

Алла закончила институт. Благодаря бабушке, ей даже не пришлось уходить в академический отпуск. И на работу она устроилась, едва малышке исполнился год. И здесь тоже не обошлось без помощи Елены Васильевны.

Алла устроилась в компанию младшим специалистом, но ей повезло. Трудолюбивая ответственная девушка делала успехи, поэтому как только начальница отдела была переведена в другой филиал, на ее место взяли Аллу.

Как только зарплата Аллы позволила нанять няню, Елена Васильевна вернулась в деревню. Мать и дочь жили небогато, но и не бедствовали. У девочки было все необходимое.

С послушной Настей не было проблем. Кроме одной. Первый раз она спросила об отце, когда 23 февраля на утренник в детском саду к ней единственной пришла мама. У остальных были папы.

С тех пор тема отца поднималась постоянно. Настя с завистью смотрела на детей, которых забирали отцы. Ее подругу Веру папа возил в сад на санках. А подружку Иру отец носил у себя на плечах. После детского сада они немного могли гулять. И только Настина мама всегда спешила.

— Доченька, пойми, я же одна. И работаю одна, и дела по дому тоже сама делаю. Если мы с тобой останемся гулять, кто же сварит ужин, постирает тебе платье, погладит постельное белье? — спрашивала Алла, пытаясь объяснить девочке, почему в их жизни все по другому.

 

Мать старалась не показывать дочери, как ей тяжело. Но пытливый ум девочки с ранних лет подмечал круги под глазами у мамы из-за вечного недосыпа. А еще, в отличие от матерей ее подруг, Алла никогда не красилась и не наряжалась в красивые платья. Ей было просто некогда.

Как только Алле предложили еще более ответственную должность, зарплата увеличилась. Нагрузка же выросла в два раза. Женщина не могла отказаться от повышения, ведь Настя взрослела, а потребности ее увеличивались. Но на внешности и образе жизни Аллы это отразилось не лучшим образом.

Когда Насте было 13 лет, ее подруга Вера сказала, что ходит в мамой в бассейн. Девочка предложила Насте, чтобы та поговорила с мамой.

— Давайте ходить вчетвером, веселее же! — сказала Вера, и Настя тут же побежала к матери. Ей очень понравилась эта затея.

Когда Алла вечером пришла с работы, у нее не было сил даже разогреть еду. Она приняла душ и прилегла. И когда дочь с воодушевлением начала рассказывать, как было бы здорово всем вместе вечерами ходить в бассейн, Алла просто не сдержалась.

— Ты вообще в своем уме? Ты видишь, что я вынуждена работать за троих? Я прихожу с работы, и у меня нет сил вообще ни на что! — закричала она с раздражением. В этот момент ей хотелось только одного — чтобы дочь оставила ее в покое.

— Тебе постоянно некогда! У тебя нет времени сил ни на меня, ни на себя. Ты толстая и старая, не красишься, не занимаешься спортом. А еще у тебя нет ни одного красивого платья. Зачем так жить? — обливалась слезами Настя.

Мать и дочь сильно поссорились в тот вечер. Они не разговаривали несколько дней. Алла была очень обижена на дочь, ведь та произнесла очень жестокие слова. Однако эти слова были правдой.

Настя знала историю своего рождения. Алла не поливала ее биологического отца грязью, но и не скрывала, того, как он поступил. После этой жуткой ссоры она решила поговорить с дочкой и добиться понимания.

Ей было важно донести родному человечку, что не по своей воле она стала матерью-одиночкой. И ей также хотелось любви, тепла, поддержки. И она также с завистью смотрела на женщин, у которых есть время и силы на свои интересы и красоту. И вроде как понимания удалось добиться.

— Я знаю, мамочка, как тебе тяжело. Несправедливо, что мой отец спокойно уехал за границу, и живет себе счастливо, —со вздохом произнесла дочь.

— Я ни о чем не жалею, ведь у меня есть ты, — улыбнулась дочке Алла.

— Слабое утешение. По крайней мере, я точно знаю, что так жить не хочу, — грустно сказала девочка.

— Лучше уж одной, чем с человеком, который тебя не ценит, — ответила Алла.

Настя покачала головой. Нет. Она прекрасно видела, как обстоят дела в семьях ее подруг. Конечно, все ссорятся, переживают тяжелые периоды. Но ни у кого не было такой ледяной беспросветности, в которой находилась их семья. Их и семьей назвать то сложно…

Порой Насте казалось, что было бы намного лучше, если ее мать завела себе мужчину. Да, он не стал бы ей, Насте, отцом. Но у мамы загорелся бы огонек в глазах. Возможно, она захотела бы полететь в отпуск. А, может, похудела бы и стала делать маникюр?

Но вот беда, мама вообще не хотела ни с кем знакомиться. Было ощущение, что она полностью утратила вкус к жизни. Настя страшно боялась, что однажды окажется на ее месте.

А вдруг в нее никогда никто не влюбится? А если ее возлюбленный поступит однажды с нею также, как ее отец поступил с матерью? Вот просто оставит одну. С такими мыслями девочка взрослела. Она желала мать, но еще больше боялась за себя.

Однако переживать не стоило. Настя была настоящей красавицей, и парни к ней липли, как мухи на мед. Вот только личные тревоги мешали девочке наслаждаться вниманием. Ей казалось, что красивые, востребованные, перспективные парни ненадежные. Как с таким семью выстраивать?

— Да рано тебе еще думать, про семью. Такие парни вокруг. Спокойно доучивайся, получай удовольствие от молодости, — с улыбкой говорила Алла, когда дочь делилась с ней своими мыслями.

 

Но дети редко слушают родительские советы. Вот и Настя из всех претендентов на ее сердце выбрала Виталика. Девушка училась на первом курсе института, а парнишка еле тянул учебу в колледже на электрика. Его вообще не тянуло учиться, но в армию молодой человек тоже не хотел.

Настя сразу же познакомила любимого со своей матерью. Алла знала, какие красавцы вьются вокруг еще дочери, поэтому при виде Витали не смогла скрыть разочарования. Парнишка был неказист, не очень аккуратен. Женщине сразу не понравилось, как он относится к Настюше.

Виталий мог неприятно пошутить. А еще он общался уж больно по-свойски — мог щелкнуть пальцами и потребовать чтобы Настя налила ему воды или подала пульт. Самое неприятное, что девушка тут же бежала исполнять все прихоти молодого деспота.

Как только Настя познакомилась с Виталием, она прекратила все контакты с подругами. Анна поинтересовалась, почему она не встречается с Веркой или Анютой.

— Виталий не очень любит, когда я с ними общаюсь, — произнесла девушка, не видя в этом ничего дурного.

— Мало ли, что ему не нравится. Доча, ты свободная девушка. Не позволяй ему что-то запрещать тебе, это не к добру, — забеспокоилась Алла.

— Не вмешивайся мама. Мне приятно, что Виталий относится ко мне как к своей женщине. Я не хочу жить как ты — одинокая, зато независимая, — заявила Настя.

На это матери нечего было ответить дочке. Алла знала, что это больная тема Насти, поэтому молча наблюдала за тем, что происходит.

А происходило все очень стремительно. На втором курсе дочь сказала матери, что беременна и выходит замуж за Виталика.

— Он сразу же сделал мне предложение, — с гордостью произнесла Настя.

Алла была в отчаянии. Она видела, что дочь совершает большую ошибку. Но не беременность на втором курсе смущала ее. С ребенком она была готова помочь девочке. Женщина видела, что Виталий просто поглощал собой Настю, а та и рада была такому отношению.

Сразу после подачи заявления в ЗАГС парень настоял, чтобы девушка переехала к нему. Алла пыталась отговорить дочь от такого шага, ведь жить в одной квартире со свекровью, это не самое лучшее решение.

— Виталя говорит, что я теперь его собственность, — весело и задорно сказала девушка, укладывая вещи в сумку.

— Доча, тебе там будет тяжело. Не торопись, — в отчаянии уговаривала мать.

—То есть жить в трехкомнатной квартире с мужем и его родителями хуже, чем в однушке с матерью? — с сарказмом спросила дочь.

Не на месте было сердце Аллы. Понимала она, что Настя делает ошибку, но слишком сильно ее дочь боялась прожить жизнь без мужчины.

Свадьбу устроили скромную, пригласили самых близких. Уже в тот день начались первые неприятности. Виталий перебрал со спиртным и стал безобразничать. То он лез к Насте с назойливыми мокрыми поцелуями, то требовал, чтобы она ела отбивные, так как будущему сыну нужно мясо. В то время как девушку мучил страшный токсикоз.

Свадебный день удалось пережить. На следующее утро Виталий отправился на учебу. После обеда ему предстояло работать. Отец парня устроил его к себе на завод на неполный день.

Возомнив себя кормильцем, он разбудил молодую жену и потребовал обслуживания. Из-за непрекращающейся тошноты молодая жена не смогла пожарить Виталию яичницу. Муж с презрением назвал ее лентяйкой и дармоедкой. Самое страшное, что свекровь, которая присутствовала при этом, согласилась с сыном.

Настя поплакала, но решила взять себя в руки. В обед она отправилась на кухню, чтобы приготовить любимому супругу что-нибудь вкусненькое.

 

— А ты что-нибудь положила в этот холодильник, чтобы брать? — с презрением спросила свекровь, преграждая невестке проход.

—Екатерина Андреевна, мама на прошлой неделе передала нам полную сумку с продуктами. Там была курица, рыба, — рассеянно произнесла Настя. Она не ожидала, что у нее будут проблемы с доступом к холодильнику.

— На прошлой неделе, значит. А ты здесь что, одна живешь? Виталька жрет, ты жрешь. И мужу своему я курицу запекала. Или твоя мать думает, что запасы бесконечные? Правильно, сын мой сказал — дармоедка ты!

Расстроенная Настя решила сходить в магазин. Алла по-прежнему переводила ей деньги, поэтому девушка решила купить продуктов.

— Куда это ты направилась? Не пойдешь никуда, пока сын мой не вернется. Гулять вздумала! —с возмущением произнесла свекровь, заперла изнутри входную дверь и забрала ключ.

В ужасе Настя кинулась на кровать и расплакалась. Не так она представляла семейное счастье с мужчиной. Напрасно она думала, что проблемы со временем сгладятся. Отношения с Виталием лишь усугублялись. Вскоре Настя поняла, что такое быть собственностью мужчины.

Вот только матери она пожаловаться не могла. Знала, что Алла тут же заберет ее домой. А это означало, что страхи, которые всю жизнь преследовали девушку, станут явью. Без мужчины. Одинокая мать. Нет, только не это!

Когда родился маленький Антошка все стало только хуже. Счастьем были те часы, что Настю с ребенком забирала к себе Алла. Молодая бабушка охотно нянчилась с малышом, давая матери возможность отдохнуть.

Алла понимала, что с дочерью творится неладное. Вот только помочь она ничем не могла. Настя наотрез отказывалась уходить от мужа. Да и не рассказывала о том, что творится в их семье.

Виталий позволял себе прийти с работы в нетрезвом виде. Он был груб, оскорблял жену. Антошку он брал на руки, дышал на него перегаром и возмущался, почему ребенок плачет. А еще он “весело” подкидывал сына в воздух, и злился на жену, когда она умоляла прекратить опасные игры.

Самое ужасное было то, что отвратительное поведение Виталия поддерживали его родители. Насте казалось, что если бы они жили отдельно, их семья была бы счастлива. Поэтому она решилась на разговор с матерью.

Настя знала, что Алла давно откладывала деньги на квартиру для дочери. На небольшую квартирку уже вполне хватало.

— Мам, эти деньги все равно ты планировала потратить на квартиру для меня, — сказала дочь, когда Алла покачала головой.

— Да, для тебя. Но ты выбрала другой путь. Есть твой муж так хорош, пусть он и позаботится о жилье, — ответила мать.

— Ты же знаешь, Виталик получает мало. Мы еще очень не скоро сможем купить свою квартиру. Вот если бы ты помогла…, — тихо произнесла Настя. Ей нужна была помощь матери, но она категорически не хотела рассказывать об ужасах жизни со свекровью.

— Нет, Настюш. Я знаю, что ты многое от меня скрываешь, но вижу, что твоя жизнь с Виталием все равно не сложится. Если я куплю вам квартиру, она станет общей собственностью. А это значит, что разойтись вам будет еще сложнее, — твердо ответила мать.

— Я так и знала! Ты желаешь, чтобы я развелась и тоже была одинока! Ты просто завидуешь мне, что у меня есть муж, а у тебя его никогда не было. Ты выдала себя, — в слезах закричала Настя.

Алла пыталась удержать дочь, чтобы объяснить ей, как она не права. Но Настя уже не слушала. Она схватила спящего Антошку и выскочила из квартиры.

Изо всех сил девушка старалась быть хорошей женой и идеальной невесткой. Вначале ей показалось, что ситуация немного изменилась. Но через неделю муж пришел домой в отвратительном настроении. Мать пожаловалась ему на то, что Настя плохо смотрит за ребенком, и Виталий ударил жену.

В ужасе девушка закрывала лицо руками. Она кричала мужу, чтобы тот прекратил, но Виталию будто нравились ее страдания. Девушке все-таки удалось спрятаться с телефоном в ванной комнате, чтобы позвонить матери.

 

В ту же минуту Алла собралась и приехала за дочерью. Не говоря ни слова зятю и свекрови, она принялась собирать вещи Насти и внука. Взгляд ее при этом был таким, что никто не смел даже пикнуть при ней.

На улице их ожидало такси. Вначале Алла молчала. Серьезный разговор с дочерью она планировала завести дома. Ей казалось, что все очевидно — дальше продолжать совместную жизнь уже нельзя. Вот только Настя начала беседу еще в такси.

— Мама, ты же видишь, что ты натворила, — произнесла она, глядя в окно.

Алла с изумлением посмотрела на дочь. В чем она то была виновата?

— Я же просила тебя купить нам квартиру. Если бы ты это сделала, Виталий не посмел бы тронуть меня! А теперь из-за тебя я буду как и ты, одинокая на всю жизнь! Ты просто хочешь разрушить мою семью, а обвинить во всем Виталия. Я буду одна и без мужчины, ты довольна? Теперь есть две одинокие женщины, а не одна,— с возмущением и обидой говорила Настя.

В тот момент в глазах у Аллы потемнело. Обидно было матери, что Настя обвинила ее в своих бедах, но не только это огорчало ее. Глядя на дочь, она с тоской понимала, что уже завтра та схватит ребенка и помчится снова в тот ад, который гораздо страшнее женского одиночества.

Ирина Ас.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,355sec