Куртка для Маши

Маша была детдомовской. Знаете, сейчас таких недолюбливают, как впрочем, и всегда. Считают их чем-то второсортным, не нужным… Ну, раз от них родные родители отказались, значит есть на это веская причина. Но, это не так. В детском доме растут замечательные детки, которые точно, как и мы с вами нуждаемся в любви, в ласке и понимании. Вот и Маша, несмотря на то, что всё своё детство провела в детдоме, была доброй и отзывчивой девушкой. Работала она всегда много и на совесть, всегда стремилась чего-нибудь скопить, будь то денег, или ещё чего. А вдруг, кто спросит, а у неё это есть, она и поможет человеку в трудный момент.
Жильё у Маши было своё, небольшая однушка в спальном районе города, зато своя, чистенькая, уютная. И подруг как она считала, у неё было много, и все к ней за помощью обращались если что. Вот, например, Маринке сапоги нужны новые, а до зарплаты ещё далеко, так вот Маша и одолжила ей денег, хотя сама до сих пор в кроссовках ходила. А вот Таньке есть нечего было, так она собрала ей круп, масла, сахару и отнесла. А Светка, та вообще к ней переехала, потому, что за квартиру платить слишком дорого, а в общежитии жить не хотела.
Маше приходилось работать на двух работах, а иногда и на дом брать подработку, чтобы тащить на себе всех. Ей самой многого не нужно было, детей у неё не было, мужа тоже, краситься она не любила, за модой не гналась и всегда одевалась в секонд хенде. А что? Вещи почти новые, добротные, качественные. Зачем тогда переплачивать?
С тех пор много воды утекло. Маша уже Марией Сергеевной стала, и работа у неё приличная – как ни как главный бухгалтер местного шоколадного завода, и замужем побывать она тоже успела, и даже дочку родила, но привычка помогать всем и вся как была, так и осталась. Вот и сейчас у самой сапоги на честном слове держаться, а Виолете Витальевне кругленькую сумму одолжила. А вчера слесарю несколько тысяч дала, он просил на лекарство матери.
— Ты чего дура то такая! Неужели не видишь, что люди пользуются твоей добротой? Вот хоть раз попроси у них чего, так сразу увидишь, какие они на самом деле.
Подруга Марии Наташа тоже была детдомовской, она на себе испытала все прелести адаптации во взрослой жизни. Она с трудом нашла работу, с трудом вышла замуж, с трудом тянула на себе двоих детей, и по себе знала, что чем помогать кому-то, лучше помочь самой себе. Наташа не понимала, как работать главным бухгалтером на таком заводе и перебиваться с хлеба на гречку, а с гречки на макароны. Ладно, раньше одна жила, а сейчас ребёнок у неё. Вот при встрече она и начала учить подругу уму разуму.
— Ты на себя посмотри, как ты одета! Сапоги кушать просят, и одежда видно, что с чужого плеча… А ведь зарабатываешь не мало поди!
— Да, тут у коллеги мать приболела… А у другой проблемы возникли, срочно нужно было помочь…
— А тебе кто-нибудь когда-нибудь помогал? Нет? А ты попробуй, попроси что-нибудь у коллег своих, и узнаешь, что это за люди.

Мария в глубине душе знала, что её подруга права, но вот хоть убей, не могла поступить иначе, не способна она на подлость. Скольким людям помогла она устроиться на работу, скольким помогала финансово, вот поэтому, наверное, муж и устал от постоянно плачущих подруг жены на их кухне и этого вечного общежития в их квартире. Он даже до последнего не хотел разводиться, давал ей шанс одуматься, но всё тщетно. Ну не могла она ставить свои интересы превыше чужих.
Беда пришла оттуда откуда не ждали. У директора завода появилась молодая любовница, которая вертела им так как хочет, поэтому постепенно внедряла на завод своих людей. Там уже работали её братья, сестра, две тёти и дядя, теперь она попросила Льва Борисовича пристроить на завод её маму. Поэтому в конце ноября Марию поставили перед фактом, на её место приняли другую, а ей предложили поискать удачу в другом месте. Мария прекрасно знала, перед новым годом работу найти очень тяжело, поэтому в уме прикинув, сколько средств у неё осталось, решила, что придётся потуже затянуть поясок. Она в последний раз окинула кабинет взглядом и вышла к коллегам попрощаться.
— Ну, до свидания! Я буду скучать! Не пропадайте, звоните, пишите…
И никто из них, даже не поинтересовался, как ты будешь без работы одна с ребёнком на руках, никто не изъявил вернуть долги, все только думали, хоть бы не попросила вернуть долг прямо сейчас, скоро новый год и на свои финансы у них были свои планы. А Мария и не думала просить, она была не таким человеком, она привыкла только отдавать.
Мария вышла на улицу, моросил дождь, который с каждой минутой только усиливался. Сапоги окончательно пришли в негодность, и бурные потоки воды просачивались сквозь образовавшиеся в них дыры. Мария поёжилась от холода и хлюпая ногами побрела домой.
— Мама, чего это ты так рано?
— Меня уволили…
— Почему?
— Не знаю…
Вернее она знала, и всё прекрасно понимала, просто не хотела сейчас всё объяснять первоклашке. В это время дети должны интересоваться учёбой, книгами, играми, но ни как ни взрослыми проблемами. Мария сняла с себя промокшую одежду, приняла горячую ванну и с бокалом ароматного чая уселась в кресле перед телевизором. В голове одновременно крутились разные мысли, на что они будут жить, где найти работу, где найти деньги на сапоги, как оплатить коммуналку, скоро новый год, как найти деньги, чтобы купить подарки дочки и хотя бы накрыть сладкий стол для неё. Она резко встала и подошла к шкафу, там на верхней полке, хранилась небольшая жестяная коробка с её сбережениями. Не густо, подумала она. Хватит только на коммуналку, на еду и дешёвые сапоги. Значит, ей придётся срочно искать работу, не дожидаясь нового года.
Утром Мария вышла на улицу с твёрдой уверенностью найти работу, во что бы то ни стало. Она обошла уже довольно много офисов, но везде ей отказывали, изрядно замёрзнув и проголодавшись, она подошла к маленькому ларьку с шаурмой.
— Заверните, пожалуйста, одну.
Хозяин оглядев девушку с головы до ног спросил:
— А вам случайно работа не нужна?
— Нужна…
— Приходи сюда работать, я тебя не обижу. Работа два через два, оплата в конце каждого дня. Только одевайся потеплее, здесь очень холодно.
— Хорошо. Я согласна.
— Тогда завтра приходи, пройдёшь обучение, а потом и к работе приступишь.
Мария знала, сейчас не то время, чтобы выбирать. Поэтому с радостью согласилась на первую попавшуюся работу. Хотя бы голодная она не останется, и ребёнку сможет хоть что-то купить. Довольная, она побежала по магазинам. Сначала купила тёплые сапоги на толстой подошве. Впервые она покупала новую обувь, затем купила продукты, и поспешила домой. Дома её уже ждала дочка и с вопрошающим взглядом смотрела на неё.
— Да нашла я работу! Нашла! Не переживай! Будет и у нас ёлка, и новый год у нас будет, и подарки! Всё у нас будет хорошо!
— Ура! Я так рада мамочка!
Но радость их была кратковременной. Придя рано утром на то место, где ей предлагали работу, она увидела пепелище и полицию.
— Что здесь случилось?
— Короткое замыкание или поджёг… Не знаем, сейчас мы эти занимаемся. А вам кого?
— Да, так. Просто интересно стало.
Мария обескураженная побрела дальше, сильный дождь сменился сильным снегом, дорожные службы и сотни их сотрудников не справлялись. Она уже не в первый раз видела объявления, что им требуются дополнительные сотрудники. А может туда устроиться на работу, подумала она, какая никакая работа, и зарплату вовремя дают. Вот только холодно целый день на улице работать, нужно потеплее одеваться. Она ускорила шаг и уже через несколько минут стояла в знакомом магазине секонд хенда. Выбрав из сотни курток одну наиболее тёплую, тёмно болотного цвета она побрела к кассе.
— Девушка, сколько она стоит?
— А вам зачем? Вы себе лучше вон ту красненькую возьмите, с меховой оторочкой, она вам больше подойдёт.
— Нет, мне нужна эта, для работы…
— А, тогда понятно. Хочу вас предупредить, это мужская куртка, к ней ещё и комбинезон есть. Брать будете?
— Если цена устроит…
Через пару минут Мария уже шагала в сторону дома, сейчас она всё постирает, высушит, в такой одежде можно хоть на улице работать, хоть на северный полюс ехать. Дома Мария осмотрела покупки, заметив пару дырок на карманах куртки и комбинезона, решила их аккуратно зашить перед стиркой. В самом низу куртки было что-то сбившееся в комок. Как жаль, что я не заметила этого раньше… Пух свалялся, надо что-то делать. Она расширила отверстие в кармане и запустила туда руку. Там она нащупала какие-то стекляшки, бумажки, и даже носовой платочек, когда она всё это выудила, то это повергло её в шок. На столе перед ней лежали несколько сотен долларов, штук пять прозрачных камушков, походящих на бриллианты, а в носовом платочке аккуратно уложены толстая золотая цепочка, перстень и одна серьга.
Мария была уверенна всего этого ей хватит с лихвой, чтобы не только встретить новый год, но и пережить суровую зиму, пока она не найдёт, новую, подходящую ей работу.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,421sec