Мать троих детей

Амина укрылась с головой одеялом. Она никого не хотела видеть и слышать. Там, за окнами их уютной квартиры, жили, двигались, плакали и смеялись, радовались и грустили люди. Мамы вели детей в детский сад, а школьники уже сами топали на занятия. Дети… Амина больше не могла сдерживать рыдания.

 

Её плечи задрожали, а по щекам покатились слёзы. Почему это всё происходит с ней?! Почему соседка с первого этажа Нинка, любительница костра и песен, которая ни дня нигде не работала, беременна уже в четвёртый раз?! Ей вот-вот рожать, а она бегает, как резвая лань, несмотря на огромный живот. Ещё и успевает поругаться с бабой Галей из-за коляски, которая мешает старушке «свободно передвигаться по подъезду» (на самом деле, баба Галя – ужасная зануда, которая достала весь их подъезд, а вот храбрости ссориться с нею хватает только у Нинки). Да и Нинка эта на самом деле не такой уж и монстр: детей своих она любит, за них «порвёт» любого (в этом и не повезло старушке-соседке – посягнула на святое), они всегда у неё ухоженные, чистые и нормально одетые. Хоть и растит она их одна, без мужа – замужем Нинка никогда и не была. Шустрые, конечно, малыши, иногда слишком… Но так это дети! У Нинки их скоро будет четверо, а у Амины до сих пор детей нет. А ведь они ровесницы! Когда-то ходили в один класс! Девушка снова расплакалась. В этот раз она так верила в то, что всё получится! Они с мужем прошли этот сложный путь – ЭКО. Было очень непросто, да и недёшево. Всё шло по плану… И вот снова это! Снова не беременна!

— Дорогая, я дома! – открылась входная дверь. Амина с головой спряталась под одеяло: она не хотела видеть мужа и разговаривать с ним сейчас, в этот момент. Немного позже…

— Амин, я вижу, что ты не спишь, – Влад погладил её по спине. Он читал её, будто раскрытую книгу. Амина всхлипнула.

— Опять? – Владу не надо было ничего объяснять – он был хорошим мужем и боль жены принимал близко к сердцу, – Собирайся, пойдём на улицу!

— Я не хочу никуда идти! Не хочу никого видеть! Мне так плохо! – шмыгала носом Амина.

— Ты никого и не увидишь! Собирайся!

Пока Амина приводила себя в порядок, Влад переоделся и собрал корзину для пикника. Усадил жену в машину, заехал по дороге в магазин – и вот уже они накрывают стол на берегу небольшого озера, где Амина так любила отдыхать летом. Сейчас уже конец сентября, отдыхающих нет, только пожелтевшие ветви берёз и ив купаются в тихих водах озера. Тишина и покой, медленно падает на воду жёлтый кленовый лист, кружится, исполняя свой последний осенний танец…

Амина заворожено оглядывается по сторонам: сосновый лес спускается прямо к озеру, а высокий молодой тополь яркой свечой зеленеет среди жёлтых берёз… Лёгкий ветерок вырвался из-за деревьев, Амина поёжилась, и Влад накинул на плечи любимой уютный клетчатый плед…

— Ты самый лучший! – проговорила девушка, обернувшись к мужу и положив голову ему на лечо.

— Это ты у меня самая лучшая! – возразил он, нежно её обнимая…

Домой они вернулись уже прежними: молодыми, счастливыми и влюблёнными. Однако мысль о ребёнке крепко засела у Амины в голове и не давала наслаждаться жизнью.

 

Амине на днях исполнилось 28 лет, 6 из которых она была замужем за Владом – её первой и единственной любовью. Они встретились, когда оба учились в институте – именно тогда и зародились их чувства. Любовь была настоящей: всепоглощающей, испепеляющей и взаимной. Окончив вуз, пара сыграла свадьбу: не шикарную, но вполне достойную. Влад работал на местном блочном заводе инженером, Амина – экономистом. Они взяли в ипотеку двухкомнатную квартиру, сразу учитывая то, что в будущем обзаведутся детьми. Амина хотела двоих деток, мальчика и девочку, Влад поддерживал её идею. Жили они, что называется, душа в душу. Родители молодых людей ещё работали, поэтому свободного времени у них было немного. Соответственно, и в жизнь детей они особо не вмешивались: им было вполне достаточно того, что их приглашали на семейные торжества, да Амина с Владом приезжали помогать по хозяйству. Родители Влада жили в пригороде в небольшом частном доме с немаленьким приусадебным участком. У родителей Амины имелась дача, где молодые тоже помогали по мере сил. Такие не слишком частые встречи и соблюдение личных границ до сих пор всех устраивали.

Всё изменилось в одночасье: в прошлом году свекровь Амины Арина Викторовна вышла на пенсию. Вернее, на пенсию её вышли. Она всю жизнь проработала завучем в школе и, конечно, привыкла руководить. В школьном коллективе, где работала Арина Викторовна, произошли кадровые перестановки – сменился директор на более молодого и перспективного. Он решил «перезагрузить» коллектив, и ненавязчиво предложил завучу должность обычного учителя математики – кем и была по образованию Аминина свекровь. Такого отношения к собственной персоне Арина Викторовна простить не могла. Женщина уволилась и ушла из школы с гордо поднятой головой. О чём, конечно же, пожалела спустя неделю: без работы она сидеть не привыкла, да и пенсия её была далека от той зарплаты, которую она получала в школе. Однако идти на попятную Арине Викторовне не позволяла гордость. Если проблему денег она решила посредством репетиторства, то руководить теперь женщина пыталась семьёй единственного сына. Так как Амина и Влад работали, то Арина Викторовна приезжала к ним на выходных. Амина теперь ждала этих дней с ужасом, а если знала о намерениях свекрови почтить их визитом, то брала дополнительные смены именно на это время. Женщина по этому поводу возмущалась: мол, невестка избегает встреч с ней. Влад пытался защитить жену, но он был не только хорошим мужем, но и прекрасным сыном: сказать матери, чтобы она не приезжала, он не мог. Во время своих не очень редких визитов Арина Викторовна первым делом проходила по квартире и осматривала её цепким взглядом.

— Снова у вас бардак! – сообщала невестке и сыну, которые только-только проснулись, разбуженные её звонком в дверь.

— Так мы на работе всю неделю! Сегодня и будем убирать! – пыталась оправдаться Амина.

— Знаю я, как вы убираете! Нужно ковры вынести во двор и выбить, а не просто пропылесосить – так пыли, действительно, не будет! И пол нужно вымыть, отодвинув все диваны и шкафы! Чтобы везде чисто было!

— Мам, мы уж справимся как-нибудь! – отмахивался Влад.

— И еды нужно приготовить столько, чтобы на всю неделю хватило! – продолжала вещать Арина Викторовна, не обращая внимания на слова сына, – Приводи себя в порядок, Амина, будем борщ варить! Я привезла курицу – сейчас запечём в духовке!

 

Арина брела в ванную, собирала себя в кучку, и следовала на кухню за свекровью, где та уже доставала и раскладывала нужные продукты. Они готовили 5-литровую кастрюлю борща, курицу, кастрюлю тушеной картошки… На неделю же! Амина уже не спорила, хотя и приходилось ей в среду-четверг выбрасывать всё то, что они с мужем не успевали доедать. А доесть всё приготовленное вдвоём было просто нереально! Хотя в последнее время Амина приспособилась поступать немного по-другому. После ухода свекрови, ближе к вечеру, она спускалась к Нинке и брала у неё пару кастрюль. В них она перекладывала ровно половину приготовленных блюд. Бывшая одноклассница была не гордая – ей-то приходилось самой кормить 3-х детей, поэтому совершенно не возражала против такой гуманитарной помощи. Ещё и нахваливала Аминину свекровь – ведь это по её милости по субботам у Нинки был выходной – у плиты стояли Амина и Арина Викторовна. Дети Нинины Амину знали и любили: добрая мамина знакомая часто приносила им не только вкусную еду, но и конфеты покупала, и фрукты с дачи или из сада свекрови завозила всегда.

… Однако не из-за этого Амина пыталась всеми способами избежать встречи с любимой свекровью – против готовки и уборки, в принципе, она ничего не имела. Как только Арина Викторовна появлялась на пороге их квартиры, она сразу задавала им один и тот же вопрос: «Ну что?! Вы собираетесь порадовать меня внуками?!» Дальше следовала привычная уже тирада о том, что в их возрасте пора подумать о детях, что биологические часы Амины тикают, что нужно что-то делать и т.д. и т.п…. Амину эти разговоры вгоняли в ступор. Она еле-еле сдерживала слёзы, пытаясь как-то перевести разговор на другие, менее болезненные для неё, темы. Однако Арина Викторовна не зря проработала завучем больше 15 лет! Её не так-то легко было сбить с толку: женщина не давала Амине перевести тему – разговор об их будущих детях (соответственно, о её внуках) продолжался и на кухне во время совместной готовки, и за обедом. Заканчивалась эта пытка только тогда, когда за Ариной Викторовной закрывалась входная дверь.

— Влад, пожалуйста, поговори со своей мамой! Пусть она от меня отстанет! – просила мужа Амина, – Мне тяжело всё это выслушивать!

— Милая моя, ты же знаешь, маму сложно переубедить. Ты просто не принимай близко к сердцу её слова – пусть себе говорит. Не обращай внимания! – разводил руками Влад.

Однако сделать это было не так-то просто: Амина очень хотела ребёнка, поэтому все разговоры свекрови на этот счёт воспринимала слишком болезненно. Вот и старалась молодая женщина куда-нибудь исчезнуть на время посещений Арины Викторовны…

В этот раз Амина не успела сориентироваться. Звонок в дверь разбудил её ровно в 9.00: девушка любила в выходные поваляться в постели подольше. Влад был на смене, у неё – законный выходной, суббота… «О нет! – Амина нахмурилась, – Арина Викторовна! Она ведь говорила, что приедет к ним в субботу!» Девушка собиралась позвонить свекрови вчера и отменить её визит в связи с тем, что Влада вызвали на работу: всё-таки мать больше желает видеть сына, чем невестку. Однако в связи со сложившимися обстоятельствами просто забыла. «Сама виновата!» – вздохнула девушка и, накинув халат, побрела открывать дверь.

 

— Вы что, ещё спите?! – бодрая и полная сил и энергии свекровь впорхнула в квартиру, наполняя её запахом свежей зелени, – Я привезла петрушку и укроп – нужно нам с тобой их сейчас порезать – и в морозильную камеру загрузить. Будет на зиму!

Амина не стала ей напоминать, что они всё лето крошили укроп и петрушку, что в морозильной камере уже, по крайней мере, килограмма 2 зелени ждёт зимы…

— Вы не против, если мы половину Нине отнесём? У неё дачи нет, трое детей, четвёртый на подходе – она обрадуется! – предложила Амина. Свекровь закивала: жадной она точно не была и людям помогать любила. «Вот и славненько, – подумала Амина, – работы чуток поубавилось!» А Влад на работе! – протянула она.

— Это даже хорошо! – загадочно прошептала Арина Викторовна, – У меня к тебе очень серьёзный разговор! Я знаю, что у вас никак не получается завести ребёнка, – завела женщина обычную песню.

«Только не это! Нет!» – Амина готова была расплакаться – на душе и так кошки скребли, ещё и Арина Викторовна со своим «серьёзным разговором».

— Я знаю, что нужно делать! Тебе надо поездить по монастырям! – продолжала свекровь, – вот двоюродная внучка моей соседки 10 лет не могла родить…

— А после поездки по местам силы забеременела?! – иронично спросила Амина, – Таких историй пруд пруди в интернете!

— Так, может же, не зря их так много! Метод действенный – работает! Амина, нужно пробовать – люди не будут врать! Во владимирской области есть монастырь…

— Ага, а поближе ничего нет? Мы в Воронежской области! Это мне нужно с работы уволиться, чтобы это путешествие совершить! – грустно улыбнулась Амина.

— Ну, зачем же сразу увольняться! Вот пойдёшь в отпуск – и езжай! – свекровь при всей её легковерности была человеком практичным, особенно, если это касалось работы.

— Хорошо, – вздохнула Амина, понимая, что спорить бессмысленно, – придёт отпуск – обязательно поеду по монастырям.

— Это когда он ещё придёт! – заворчала свекровь, выкладывая на стол зелень и овощи, – Проси раньше отпуск – дело-то отлагательств не терпит! Тебе уже 28 лет! Часики тикают! Пока ты будешь ждать отпуска, время пройдёт!

— Хорошо! – снова кивнула Амина, – Буду разговаривать с начальником, попрошусь в отпуск пораньше…

— Всё у тебя так! Буду разговаривать, буду разговаривать! Без меня ничего не делаете! Ты, вообще, ребёнка хочешь, или нет?!

 

Сил сдерживаться больше не было. Амина бросила недомытую зелень прямо в раковину, развернулась и убежала в свою комнату. Спустя несколько минут, когда свекровь только-только пришла в себя и домыла укроп, Амина прошмыгнула перед ней к двери, бросив на стол ключ.

— Уходя, закроете дверь! – проговорила и, не дав удивлённой Арине Викторовне сказать ни слова, выскочила из квартиры.

— Что это было? – спросила женщина сама у себя, – Амина, я не хотела тебя обидеть! – бросилась она к двери, однако невестки уже и след простыл.

Арина Викторовна доваривала борщ, надеясь, что Амина успокоится, придёт в себя и вернётся домой. Она уже, конечно, корила себя за то, что снова включила завуча, но такая уж она была: сначала делала, а потом думала.

— Сынок, я не знаю, где твоя жена! – развела руками женщина, – Мы немного повздорили. Точнее, она на меня обиделась, – опустила глаза Арина Викторовна.

— Что ты ей сказала?! – Влад устало смотрел на мать, – Опять говорила о ребёнке?!

— А что здесь такого?! – подбоченилась женщина, – Ей 28, тебе 30 – пора и о детях подумать!

— Мам, но ты же не знаешь ничего! Амина даже ЭКО делала – и безрезультатно! Вчера как раз узнала! А ты всё её клюёшь! Она еле-еле успокоилась!

— Вы же не говорите! – развела руками Арина Викторовна, – Я же ничего не знаю!

— А тебе и не надо это всё знать! Совершенно не обязательно! Это наша семья! Наше дело! Просто не лезь Амине в душу! – впервые за все эти годы Влад повысил голос на мать. Женщина сидела молча: понимала, что не права именно она.

— Прости, сынок, – тихо сказала, – постараюсь исправиться!

… В это время Амина находилась там, где находиться совершенно не собиралась: на первом этаже у своей бывшей одноклассницы Нины. Она как раз пробегала мимо её квартиры, когда женщину увозила карета скорой помощи.

— Амин! – Нина, бледная и испуганная, позвала её слабым голосом: её в это время выносили на носилках, – пригляди, пожалуйста, за детьми, чтобы их социальные службы не забрали, пока я в больнице буду! – попросила она, – Они тебя знают, а ты – их… Надеюсь, я скоро вернусь!

Амина забрала рыдающих ребятишек в квартиру и заняла их приготовлением обеда и уборкой:

— Скоро мама привезёт вам братика или сестричку, – сказала она, – нужно навести порядок!

— Мама привезёт братика?! – повторил 2-летний Сеня на своём детском языке.

— Нет, сестричку! – перебила братца 3-хлетняя Маша.

— Кого привезёт, того и привезёт! – буркнул 5-летний Даниил, – Лишь бы вернулась поскорее!

 

В квартире было грязно, в раковине – гора немытой посуды, в холодильнике – пустота.

— Мама болела, ей было тяжело ходить, – объяснил ситуацию Даниил, – а сегодня ей стало совсем плохо, за ней доктор приехал…

Амину вдруг накрыла волна паники. Она давно знала Нину. Та была из неполной семьи, а мать, её единственный родной человек, умерла, когда девочка была в 8-м классе. Тогда Нину забрала троюродная тётка в Подмосковье. Оттуда та вернулась, как только ей исполнилось 16 – поступила в местное училище и въехала в материнскую квартиру, где жила и по сей день. Могла Нина выпить и загулять. Не отличалась бывшая одноклассница и любовью к идеальному порядку, не была замужем за отцом (отцами?) своих детей – как-то она призналась, что даже не знает, от кого родила Даниила. Но, несмотря на всё это, матерью она была хорошей. Такого, чтобы у детей не было еды, не бывало. А вот сейчас Амина наблюдала именно это: пустой холодильник, грязные кастрюли. Дети доедали какое-то сухое галетное печенье. Женщина, включив детям мультфильм, сбегала в магазин: благо, он находился прямо в их доме. Сварила борщ, солянку, натушила мяса… Чувство тревоги Амину не покидало. Она уже напрочь забыла о неприятном разговоре со свекровью.

— Здравствуйте, могу я узнать, как себя чувствует Нина Могилёва? – набрав номер роддома, куда увезли соседку, спросила Амина.

— А вы ей кто будете? – спросила медсестра на линии.

— Я соседка, у неё нет родственников, – ответила Амина.

— А кто же будет её хоронить? – возмутилась женщина, – Умерла ваша Могилёва! Ещё дольше бы ждала! А ребёнок погиб ещё раньше…

Дальше Амина не слушала. Телефон выскользнул из её рук. Казалось, она не могла даже дышать. Смотрела на детишек, которые, наевшись борща, спокойно и ничего не подозревая, играли машинками (даже Маша!). Что будет с ними? Детский дом? Ведь родственников у Нины не было, своих отцов дети не знали… Детский дом… Амина вздрогнула. Вот это настоящее горе, настоящая большая беда! А то, что случилось с ней – так, мелкие неприятности. Ведь вокруг неё были родные любящие люди, а у этих малышей – только они сами. Амина вытерла слёзы. Они не должны попасть в детский дом! Этого не должно случиться! Ведь не просто так соседка именно её попросила присмотреть за малышами! Это судьба! Если уж Амине не суждено стать матерью собственного ребёнка, то она сможет стать прекрасной приёмной матерью!

— Ты плачешь? – белокурая голубоглазая Маша вытерла слезинку на её щеке, – Не плачь, будешь некрасивая! – повторила она чьи-то слова.

Амина улыбнулась сквозь слёзы и поцеловала девочку в щёчку. Та обняла её за шею и поцеловала в другую…

… — Мы не можем отдать вам детей! – заявила представительница социальной службы,– Двухкомнатная квартира маловата для троих малышей и двух взрослых!

 

— Мы купим побольше! – Влад развёл руками, – Просто всё случилось внезапно – мы не рассчитывали на такое пополнение.

— Не рассчитывали – а туда же! – нахмурилась женщина, – Вот купите, тогда и приходите! – Мария Степановна, грубая и высокомерная представительница органов опеки, отодвинула их заявление, показывая тем самым, что разговор окончен.

— Но это наши дети! Мы их знаем и любим, как и они нас! Они и так потеряли мать! – Амина почти кричала.

— А Вы, голубушка, на меня голос не повышайте! Много их таких – и ничего, в детских домах тоже дети живут! Привыкнут – никуда не денутся!

— Пожалуйста! – Амина смотрела на женщину умоляюще, – Вы же тоже мать!

— Детей изымут у вас в ближайшее время! – сухо проговорила Мария Степановна, не глядя на Амину и Влада…

После смерти Нины прошло 3 недели. Амина и Влад занимались похоронами женщины, поминками. Дети тоже пока оставались у них, сами супруги оформляли документы на опеку. И вот – всё собрано и готово. Однако Мария Степановна, начальница социальной службы, упёрлась рогом: чем-то не устраивали её молодые соискатели. Как оказалось, малой жилплощадью. Хотя дело было, конечно, вовсе не в этом… Правда, узнали они об этом гораздо позже.

— Давай, увезём детей к твоим родителям! Спрячем там! – Амина умоляюще смотрела на мужа, – Я не отдам их в детский дом!

— Этого нельзя делать – закон не на нашей стороне. Тогда нам точно не видать этих малышей! – рассудительно ответил Влад, о чём-то размышляя, – Надо позвонить матери!

— О нет! Она даже в гости к нам не приходила, узнав, что у нас Нинины дети! Арина Викторовна категорически против этой идеи с усыновлением! – Амина вздрогнула, вспоминая последний разговор со свекровью, когда та кричала, что Владу нужно найти нормальную женщину, которая ему родит, а не нянчить непонятно чьих отпрысков.

— Всё будет хорошо! – Влад обнял жену, – Верь мне! Если ты хочешь, чтобы дети остались с нами, мы должны привлечь мать – она вращалась в этих кругах всю жизнь!

Когда Арина Викторовна услышала о том, что нужна её помощь, она сначала заартачилась: мол, не буду помогать вам, неблагодарным. Однако сын умел быть убедительным:

— Мам, я сказал этой Марии Степановне, что ты – моя мать, что у нас прекрасный загородный дом и ты – педагог с огромным стажем, а она и в ус не дует! Нашла к чему придраться – квартира ей мала! Она так пренебрежительно о тебе отзывалась…

 

— Она ещё та зараза! Я с ней в отделе образования не раз сталкивалась! Сколько гадостей о ней слышала! Она падка на деньги, там не всё так просто! Ну, ничего! Я на неё управу найду! Николай Петрович – начальник отдела образования – мой давний друг! Я ей покажу: пренебрежительно отзывалась! – глаза Арины Викторовны загорелись – она снова ощутила себя востребованной, снова от неё зависело чьё-то будущее. Больше всего ей льстило, что помочь семье сына могла только она. Женщина даже как-то упустила тот факт, что, помогая, она оказывается бабушкой трёх приёмных детей…

…- Мы ещё раз рассмотрели ваше заявление, – говорила Мария Степановна, пригласив их к себе в кабинет буквально через день, – посовещались… Детки-то маленькие, им семья нужна, жалко их забирать из родных мест. А вы даже в том же доме живёте! И детский сад, и площадка у дома – всё прежним останется. Так малыши, действительно, быстрее адаптируются и вернутся к нормальной жизни. Ведь не отдавать же таких крошек в детский дом!

Амина и Влад только согласно кивали, удивляясь тому, как быстро Арина Викторовна нашла нужные рычаги управления…

… — Даня, пригляди за малышами! Ты же такой молодец, сразу видно, что совсем взрослый уже! – Арина Викторовна погладила мальчика по голове, и тот, довольный, побежал на площадку к младшим брату и сестре.

— Слышали? Я главный! Меня слушаться! – заявил им. Дети продолжали играть все вместе.

Амина удивлённо посмотрела на свекровь:

— Как хорошо у вас получается с ними ладить! – восхитилась.

— Девочка моя, я всю жизнь в школе проработала! Дети – это моё призвание! Так что не переживай – я без проблем заберу их из сада и побуду, пока ты с Владом вернёшься домой! Да и на выходных обязательно приезжайте к нам: свой двор, свежий воздух… Шашлык пожарим, в лес сходим погулять – весна!

Амина только руками развела: казалось, что она попала в сказку – её свекровь вновь стала совершенно адекватным человеком, к тому же ещё и оказалась прекрасной бабушкой. Дети любили её, а она – их. Совершенно искренне. Эти полгода сплотили их семью – они стали единым целым. Арина Викторовна часто забирала детей из сада, Амина и Влад приезжали с ними на выходные в их загородный дом…

— Мама, а у меня цветочек! – Маша прибежала к Амине с одуванчиком в руке, – Это тебе!

— Спасибо, моя крошка, – женщина обняла девочку.

— Пойду для бабушки цветочек поищу! – Маша побежала к братьям.

— Спасибо Вам, – сказала Амина тихо.

— Это тебе спасибо. Теперь ты мать троих детей, и это здорово. С тобой счастлив мой сын, вот эти малыши… Ты хорошая жена и мать, Амина. Да и невестка, в принципе, ничего, – хохотнула она, – только ковры всё-таки нужно выбивать на улице, а не пылесосить!

Обе женщины весело рассмеялись…

Автор: Ирина Богданович

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,455sec