Наволочки для бабушки. Рассказ

– Кать, я тут бязь нашла в шкафу, сшей мне две наволочки, пожалуйста, – звонила бабушка Лена.
– Ой, бабуль, давай я тебе их куплю. Они сейчас недорогие.
– Да не купишь ты такие. Подушки у меня 60 на 60.
Катя залезла в известный интернет-магазин. Наволочек 60/60 было много. На любой цвет, вкус и цену. От 150 рублей и выше. Она тут же заказала две штуки по 200 рублей, и проблему забыла. Побежала дальше по своим многочисленным и неотложным делам.

А дела росли, как снежный ком. Пошла в первый класс дочка, сыну – четыре. Родители Екатерины жили далеко, в районном посёлке. Бабушка – здесь, в Новгороде, но в другом районе.
Когда-то Катя приехала к ней надолго после девятого класса: в их посёлке не было старших классов. Потом она поступила в местный вуз и жила у бабушки ещё восемь лет. Последние четыре года уже вместе с мужем – поженились они с Костей ещё будучи студентами. Он тоже из пригорода. Бабушка Лена очень помогла ребятам с детьми, особенно с первой дочкой.
Бабуля всегда была со светлой улыбкой и мягким голосом. Она умела развести все вселенские скорби в детстве и юности. Катя была с ней очень близка. Порой свои тайны не доверяла даже маме, а вот бабушке – всегда. Даже если делала что-то не очень хорошее – бабушка понимала и не читала моралей.
Сейчас уже у них с Костей была своя квартира. Они, не без помощи родителей и тех же бабушек, уже погасили ипотеку, оба работали, оба уставали, а жизнь текла своим чередом и бытовой круговертью.
Катя работала в офисе торговой компании. С трудом договорилась трижды в неделю убегать в рабочее время, чтобы забирать из школы дочку и привозить её домой. Муж этого делать не мог никак, работа не позволяла. Родители жили далеко, а бабушку напрягать заботами о детях было поздновато – возраст. Она уже и на улицу ходила с осторожностью.
Дважды дочку забирала мама одноклассницы и провожала до квартиры. Маленькая Соня уже привыкла находиться дома одна, знала – мама с Андрюшкой вернутся около шести, а папа и того позже.
Катю глодало чувство вины перед Сонечкой и, будучи человеком ответственным, весь вечер она посвящала занятиям с детьми, готовке на завтра, ну и общению с мужем. Иногда рабочая усталость наваливалась так, что даже на быт сил не оставалось. Но работу бросать не было возможности. Они б не потянули на одну зарплату мужа …
Такой жизнью, как эта молодая семья, жили и живут тысячи, а может и миллионы таких же молодых семей.
В субботу они оттаивали от недельной свистопляски, убирались в квартире, и только в воскресенье могли себе позволить куда-нибудь выбраться. Иногда это была бабушка, иногда – родители. А иногда кинотеатр или зоопарк. Все было рассчитано и обдумано, свободного времени было крайне мало. В жизнь постоянно врывались какие-то неожиданности: то болезни или необходимые обследования детей, то бытовые проблемы в квартире, то командировки мужа или рабочие проблемы…
Ну, какие наволочки …
Катя неплохо шила и приличная швейная машинка была у неё давно. Правда, стояла она, убранная далеко в шкаф, практически без дела.
Две наволочки сострочить – не проблема, вроде. Но это только так кажется. Их надо кроить, обрабатывать срезы. Машинку надо смазывать, менять там иглу. А ещё, после долгого простоя, она обязательно начнёт «капризничать», пропускать стежки и рвать нить. Последний раз Катя больше двух часов потратила на подгиб брючек сыну. Изнервничалась – нить рвалась.
В общем, тех небольших денег, которые отдала Катя за наволочки, не жалко совсем. На неделе она забежала за доставкой в интернет-магазин рядом с домом и в воскресенье ехала с детьми к бабушке уже с новыми наволочками. Бабушке было 79 лет, в помощи бытовой она нуждалась по минимуму.
– Держи, бабуль! – Катя с семьёй раздевались в прихожей.
– Что это?
– Наволочки, две штуки, 60 на 60, как ты и просила.
– Зачем, тебя же бязь ждёт. Вон, не убираю даже, – бабушка заглядывала в привезённый пакет, – А ты потратилась!
– Бабуль, да некогда мне совсем шить. Ты же знаешь. А это тебе подарок от нас, просто так.
В комнате на столе, поверх стопки копившихся газет, лежал прозрачный пакет с отрезком бязи в розовый нежный цветок.
– Ну, зачем ты вот купила! Посмотри какая бязь. Сейчас и нет такой. Славные бы наволочки получились! – бабушка посмотрела на подарок, – И эти красивые. Но всё равно бязь не такая. Потрогай вот.
Катя потрогала и то, и другое, особой разницы не почувствовала, но ничего не сказала. Миссию свою она выполнила – новые наволочки у бабушки есть!
Через неделю Катя по случаю купила для бабушки хороший качественный недешёвый постельный комплект. Пусть будет. Подарила и подумала тогда, что это чувство вины за отказ в пошиве наволочек так и будет её преследовать. Бязь ещё долго лежала под копившимися газетами, которые бабушка покупала на почте регулярно.
Вскоре Катя об этом забыла, не до этого было.
….
Когда в семье уже были два школьника, бабушка как-то неожиданно скончалась: позвонила маме, сказала, что плохо себя чувствует, вызвали скорую, увезли. Катя с мамой так и ночевали в больнице. Но под утро бабушка умерла. Съехались родственники, у бабушки была ещё дочь, мамина сестра.
Бабушкину квартиру просто закрыли. А через два месяца решили её сдавать. И накануне вдруг первый раз бабушка Кате приснилась. Она стояла с отрезком этой розовой бязи, о которой Катя уже и думать забыла.
– Зря ты, Кать, тогда бязь-то эту не взяла. Сейчас нет такой. Потрогай вот.
И во сне Катя касалась чего-то необычайно мягкого, воздушного и теплого, как бабушкины объятия.
Мама, тетя и двоюродная Катина сестра прибыли навести в квартире порядок. Катя подъехала позже – работала. Шкафы освободили от вещей бабушки, многое выбросили, а что-то загрузили в машину, распределили, оставили на память.
В прихожей ещё стояли мешки, коробки и сумки. Осталась ещё мужская работа – вынести, загрузить, переставить, подремонтировать.
– Смотри, Кать, это тебе, – тетка показала на коробку, – Ты просила сервиз этот на память. И вот подушка и плед тебе, ещё там кое-что. Надо – не надо, сама уж смотри. Я устала.
Женщины ушли на кухню почаёвничать. Ждали мужей.
– Кать, ты что-то ищешь? – спросила мама , глядя из кухни на рыскающую дочь.
– Да. Тут у бабушки бязь была. Такая – в розовый цветочек.
– Да были какие-то отрезы. Уж и не помню куда мы их засунули. Зачем она тебе?
– Да так, я б взяла. На память.
– Мне кажется мы её к себе в машину в мешке загрузили, вместе с постельным, – сказала Света, сестра Кати, – Пойдём что ли искать? Там уж фиг найдешь! Вот нужна она тебе!
– Пойдём. Давай ключ, я сама поищу.
– Да, пошли уж. Я хоть знаю где искать.
Они перебрали мешок с постельным бельём и одеждой, которую отобрали и хотели отвести в местный дом престарелых. Нашли.
– Господи! Радости-то сколько! – удивлялась сестра, – Как дитя малое радуется. Тут и кусок-то маленький, на простынку.
– Неее. На две наволочки.
– Да ты что? – с сарказмом ответила сестра, – Ну тогда совсем другое дело…
Отложив все-все дела, заботы о детях и даже воскресную прогулку, Катя села шить наволочки.
– Зачем? – удивлялся Костя.
Он часто ворчал на необыкновенную любовь жены к дорогому и качественному постельному белью.
– Лежат пять комплектов, а ты опять купила! Деньги выбрасываешь!
И тут вдруг жена отправляет его одного в кино с детьми, а сама садится шить наволочки из старой бязи.
Но Катя вспоминала эти облачные ощущения из сна и слушала уже только своё сердце.
И в этот раз машинка приятно урчала, и нить ни разу не оборвалась, и пошив был благостным, аккуратным и быстрым.
И теперь подушка Кати была не в цвет комплекта. Она ложилась, утопая головой в подушку, и представляла, что это бабушка обнимает её. И все невзгоды, все взрослые проблемы таяли перед мысленным бабушкиным взглядом.
» Я сшила их, бабушка. Пусть поздно, пусть уже не для тебя, но сшила. И теперь ты со мной вечерами, как в детстве. Приснись мне ещё, пожалуйста. Просто приснись. Хоть совсем чуть-чуть со мной поговори….»

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:68 | 0,391sec