Не приходи ко мне потом…

— Пашка, ты куда собрался, а? — спросила Татьяна, заметив, что её тринадцатилетний сын стоит в куртке возле порога. Отложив поварёшку, она пошла в коридор, устало вздохнув и приняв недовольный вид.

— Мам, ну ты же знаешь. Я ещё вчера говорил.

— Что-то я не помню.

— К папе поеду.

 

Татьяна аж вздрогнула. До чего же ей неприятно было это слышать! В памяти хорошо отпечатался cкaндальный развод с Андреем, её бывшим мужем. Какие у них были ссоры, как кричали друг на друга… Аж вспоминать было пpoтивно. А тут — очередная поездка сына к отцу, на которого Татьяна затаила глубокую обиду. Как же можно было такое стерпеть?

— Паша, я тебе много раз говорила — нечего по вечерам ездить. Уже поздно.

— Шесть часов. Это поздно?

— Да. Мало ли что. По темноте ходить, до остановки, потом ехать ещё на автобусе. Да и папа твой живёт в неблагополучном районе.

— Да обычный там район.

— Я всё сказала. Сегодня ты никуда не едешь.

— Мам, я папе уже отзвонился, что выезжаю.

— Ну значит перезвони и скажи, что остаёшься дома. Вот и всё. Какие проблемы?

— Мне это надоело всё. Достало! Ты всё время меня контролируешь. Я что, маленький что ли?

— Вообще-то ты несовершеннолетний. Ребёнок, мой сын. И да, я буду тебя контролировать. Если этого не делать — проблем потом будет выше крыши.

— А мне твой контроль надоел!

— Мало ли, что тебе надоело.

— Ты никогда моё мнение не воспринимала.

— Я всегда к тебе прислушиваюсь. Но сейчас мы не будем обсуждать твою поездку. Уже вечер, и ты никуда не едешь.

— Ты мне не указ! — Паша с недовольством открыл дверь и выбежал за порог, прихватив с собой сумку.

— Сейчас же вернись! А ну стой!

Однако сын не слушал Татьяну. Он, не дожидаясь лифта, побежал по лестнице. Выйдя из подъезда, направился в сторону остановки, куда уже скоро подъехал нужный автобус. На нём можно было за двадцать минут доехать до района, где жил Андрей.

Павел любил ездить к отцу. Случалось это не так часто, как он хотел, в основном по выходным. Но каждая такая поездка запоминалась надолго.

Андрей очень по-доброму относился к своему единственному сыну. Исправно платил бывшей жене алименты, но считал, что одними деньгами его участие в воспитании ограничиваться не должно. Поэтому всегда старался куда-нибудь с ним ездить: то в центр города, то в парки, то на рыбалку. Очень переживал, что не может находиться рядом с сыном ежедневно.

Более того, новая возлюбленная Андрея, Юлия, положительно относилась к визитам Паши, поддерживала с ним контакт, всегда расспрашивала его об учёбе. При этом мальчике подкупало то, что она никогда не повышала на него голос, в отличие от родной мамы. Наоборот, общалась мягко, добродушно, с заметной теплотой.

В обычное время он часто испытывал тоску. В школе заканчивал седьмой класс, но учился, откровенно говоря, плохо. До развода Татьяна очень трепетно относилась к успеваемости сына.

Постоянно заставляла его учить уроки, контролировала выполнение домашних заданий. Очень сильно опекала Пашку, вплоть до пятого класса сама водила его в школу, хотя та располагалась неподалёку от дома. Андрей опасался, что сын вырастет инфантильным и слабым, поэтому часто ссорился с женой из-за её гиперопеки.

Ну а после развода Татьяна погрузилась в стресс и депрессию. Меньше внимания стала уделять сыну, но всё больше к нему придиралась. Порой было за что, хотя чаще всего она выражала недовольство из-за всяких пустяков. Павел реагировал на это очень болезненно, обижался, грозился сбежать из дома. В ответ женщина только больше его ругала. Отношения между матерью и сыном ухудшались.

 

Хуже всего Паша воспринимал попытки мамы настроить его против отца. Каждый день Татьяна рассказывала ему, как плохо поступил Андрей, как он её обидел и оскорбил. Однако сын крайне негативно относился к таким речам и упорно не хотел их слушать. Ему казалось, что отец — это единственный человек, который более-менее его понимает.

Идя к отцовскому дому по тёмной улице, Паша чувствовал облегчение. Тут на него никто не будет кричать, никто не станет донимать по мелочам. Здесь можно вести себя свободнее и не опасаться, что из-за этого нарвёшься на очередной скандал.
Правда, дорога до подъезда всегда казалась ему страшной. Серый тротуар, а вокруг — сквер. И ладно бы днём пришлось идти — это ещё ничего. Но вот вечером — неприятно. Не зря же мама пугала, что в тёмное время суток на улицах ходят только те, от кого хорошего ждать не приходится…

Павел ускорил шаг — уж больно не понравились ему три фигуры, сидевшие на лавочке чуть поодаль от него. Фигуры заметили, что он стал идти быстрее, и привстали, а потом пошли следом. Мальчик почувствовал, как на шее и спине выступил холодный пот. А в ногах сильно ощущалась дрожь.

— Эй, толстый, куда спешишь? — крикнули ему вслед неприятным, резким голосом. После этого послышался хохот.

Паша обернулся, и увидел трёх человек, от которых его отделяли примерно двадцать шагов. Это были парни, года на три старше — в капюшонах и толстовках. У одного в руке была пивная бутылка.
Сердце задёргалось от страха, и Павел побежал в сторону подъезда. Бегал он плохо, поэтому подростки без особого труда догнали его. Начали смеяться и нецензурно выражаться на весь двор.

— Ты что тут бегаешь, а? — сказал один из них, высоченного роста, с надвинутым на брови капюшоном.

— Я… Я… Я… — растерялся мальчик. Он обычно был неконфликтным и понятия не имел, что делать в таких ситуациях. Мама строго запрещала ему ввязываться в любые драки или стычки.

— Ты!!! Ещё кого-то видишь тут?

— Я… Я просто шёл…

— Куда? Судя по виду твоему — поесть шёл! — ещё громче рассмеялся один из хулиганов и толкнул Пашу в живот.

— Пожалуйста, не бейте…

— Да кому ты нужен. Катись отсюда.

Павел повернулся и быстрым шагом пошёл к многоквартирному дому. В напуганном состоянии об позвонил в домофон и вздохнул с облегчением лишь тогда, когда очутился в лифте.

На пороге квартиры встретил отец.

— Пашка, привет!

— Привет, пап.

— А что грустный такой?

— Да ехал просто долго…

— Ну это ладно. Приходи, чего в дверях стоишь? Как там мама?

— Отговаривала меня. Сказала, чтобы я не ехал.

— Ну… Это она часто говорит. Ничего нового!

 

Из гостиной вышла Юлия — высокая, симпатичная девушка с длинными каштановыми волосами. Она была моложе Татьяны и совсем недавно окончила институт. На её миловидном лице показалась искренняя улыбка.

— Паша, здравствуй!

— Привет, Юля.

Ещё совсем недавно он обращался к ней на «вы». Однако Юлия заявила, что ей это не очень нравится. Дескать, она ещё очень молодая, поэтому готова общаться с Пашей на «ты». Он согласился, хотя и сильно стеснялся с ней так разговаривать.

Подойдя к гостю, Юлия обняла его.

— Ну, Пашка, как добрался? Нормально всё? А мы фильм включили, приключенческий, как ты любишь. Сейчас смотреть садимся. Кушать будешь?

— Да.

— Мы доставку еды заказали, за пятнадцать минут до твоего приезда привезли. Представляешь? Там всё, как ты любишь: креветки, ноги куриные, фрукты.

— Спасибо!

В это время Татьяна сидела дома и думала: стоит ли звонить бывшему мужу? Узнать, доехал ли сын, очень хотелось. Она за него волновалась и переживала. Но при этом сам Паша на её звонки не отвечал.

Открыла список контактов, набрала Андрея. Раздались протяжные гудки.

— Алло. — ответил женский голос. Это Юлия взяла трубку.

— Алло. Это кто?

— Юля. Вы же меня знаете.

— Знать тебя не знаю и не хочу. Позови к телефону Андрея.

— А что вы хотели?

— Тебя это не касается. Зови его.

— Меня касается, раз это связано с моим любимым мужчиной. И я не хотела бы, чтобы его в выходной день доставала какая-то странная женщина.

— Как ты меня назвала?

— Как слышали. Так что узнать хотели от Андрея?

— Зови его. Или ты не слышишь?

— Сложно не услышать, вы так орёте. Может объясните, зачем позвонили?

— Хотела узнать, доехал ли до вас мой сын.

— Да, всё в порядке, Паша доехал.

— Слушай ты, Юля, или как там тебя? Даже не пытайся влиять на моего ребёнка.

— А разве я пыталась?

— Вы с Андреем его настраиваете против меня.

— Вам самой не смешно?

— Тебе будет не смешно, если я разозлюсь. Уяснила?

— Даже слушать не хочу. Всего доброго.

Звонок прекратился. Татьяна отшвырнула смартфон, с недовольством посмотрела в окно. Темно, машины ездят. А в квартире — одиноко и неуютно.

 

Ей казалось, что никто даже не пытался её понять. За все годы брака она очень многое сделала для родных. Старалась максимально опекать сына — а он теперь зачастил к ушедшему из семьи отцу. С мужем ссорилась, конечно, но старалась и с ним поддерживать доверительный контакт. А он взял — и ушёл к молодой.

Татьяна считала, что её все предают. В первую очередь — Андрей. После развода он стал для неё самым ненавистным человеком, которого женщина обвиняла во всех своих бедах. Сильно её волновало и то, что сын всё больше времени проводил с Андреем и Юлей. Она видела в этом колоссальную угрозу.

Сын не хотел видеть в действиях матери заботу. Ему казалось, будто та его просто так донимает и достаёт. На самом деле Татьяна руководствовалась благими помыслами, очень хотела хорошо его воспитать. Но нередко перегибала палку, и тогда в их квартире было шумно из-за ссор. В такие минуты вспоминались скандалы с Андреем, и женщина ощущала очень неприятные эмоции…

Впервые за всё время Паша не вернулся от отца в понедельник. Съездил из его квартиры в школу, потом Андрей забрал его оттуда и привёз обратно. Позвонив матери, сын заявил ей, что не хочет приезжать домой и поживёт пока с отцом.

Татьяна была шокирована. Сразу подумала: это сына научили так говорить. Андрей с Юлей козни строят!

Недолго думая, отпросилась с работы и поехала к бывшему мужу. Настроение было плохое, даже прохожие вызывали чувство неприязни. Весь свой негатив Татьяна решила выплеснуть даже не на Андрея, а на его новую возлюбленную…

Юля подошла к двери, услышав громкий стук. Открыла. Прямо перед ней стояла разгневанная Татьяна, смотревшая на соперницу озлобленным взглядом.

— Где мой ребёнок?

— Татьяна, с Пашей всё хорошо. Он сам попросил остаться у нас.

— Сам?! Это ты, ты его убедила? Надавили на ребёнка?

— Паше уже тринадцать лет, почти четырнадцать, и он вполне может принимать здравые решения. Он сам попросил, говорю же.

— А ну отойди! — Татьяна влетела в квартиру, оттолкнув Юлю.

— Вам никто не позволял сюда заходить.

— Молчи! Тут мой сын, и я его мать. Или ты не хочешь меня пустить?

— Нет, не хочу. Вы не умеете себя вести. Закатываете скандалы.

— Ты ещё учить меня будешь, как вести себя? Родилась недавно, а меня учишь. Что, думаешь Андрюха тебя не кинет? Да кинет! Как меня бросил. Так и с тобой поступит. Ты ему нужна, пока молодуха.

— Пожалуйста, уходите. Неинтересно слушать весь этот бред.

— Ты не имеешь никакого права меня выгонять. Где Паша?

Пашенька, сыночек!

Павел появился в коридоре. Лицо его выражало удивление: приезда матери он не ожидал.

— Привет, мам…

— А ну собирайся! Пошли!

Мальчик молчал. Недоуменно смотрел то на Татьяну, то на Юлю.

— Ты оглох что ли? Собирайся.

— Мам, я не поеду.

Татьяна замерла. Пристально вгляделась в сына, который явно был очень напряжён.

— Как это не поедешь?

— Я… Я… Мне тут лучше.

— В каком смысле?

 

— Мы с тобой постоянно ссоримся. Я устал. Мне здесь лучше жить. И папа не против.

— Да ты что? А где же сам твой папа? Почему не вышел ко мне? Решил выставить против меня свою любовницу?

— Папа на мойку поехал, машину мыть. Мам, правда, я пока тут поживу. Я не хочу возвращаться.

Татьяна подошла вплотную к Юле.

— Это ты его научила так говорить? Ты? Отвечай!

— Вам лучше уйти.

— Я уйду. Но это ещё не всё!

Татьяна громко хлопнула дверью. На глаза наворачивались слёзы. Даже родной сын не захотел с ней оставаться! При этом она была убеждена, что это Андрей и Юля его заставили так поступить.
Паша тоже расплакался. Ему показалось, что он сильно обидел маму своим поступком. Юлия принялась его успокаивать, села рядом на диван, обняла, смахнула рукой слёзы с его щеки. Оба проживали из-за неожиданного происшествия.

Татьяна не смирилась. Даже наоборот: у неё возникла невероятная решимость. Позвонила своему брату Олегу.

— Привет. У меня беда.

— Что такое, сестрёнка?

— Андрей Пашку увёз и не отдаёт назад.

— Даже так?

— А его любовница на меня с кулаками набросилась, когда я приехала к ним в квартиру.

— И что делать думаешь?

— Вызволять Пашку надо.

— Ну и как?

— Ты завтра работаешь?

— Не, у меня выходной завтра. Послезавтра на работу.

— Вот и отлично. Утром поедем к их дому.

— На разборки?

— Не совсем. Ты сегодня ко мне приезжай, я тебе всё расскажу.

— Хорошо. Я часика через два подскочу.

Олег был младшим братом Татьяны. Умом он не отличался, с большим трудом окончил ПТУ. Потом связался с не очень хорошей компанией и попался на краже. С тех пор жизнь у него не клеилась. Если и работал — то на всяких сезонных и временных работах. Снимал комнату на окраине города, часто обращался за материальной помощью к родителям и семье. Но себя считал очень серьёзным, деловым человеком.

Рано утром Татьяна и Олег подъехали к дому Андрея на старой отцовской машине. Остановились у соседнего подъезда, чтобы не привлекать внимание.

Андрей в это время уже был на работе. А Паша должен был идти на автобусную остановку, чтобы ехать в школу.

— Танька, смотри. Вот он, вышел.

И действительно: мальчик уже шёл по тротуару в направлении остановки. За спиной у него болтался рюкзак с учебниками.
Брат с сестрой синхронно выскочили из машины, подбежали к Паше.

— Мама?! — удивился он.

 

— Привет, сыночек! Давай мы тебя отвезём до школы.

— Да я и сам доеду… Здравствуйте, дядя Олег.

— Нет, мы тебе поможем. — с этими словами Олег схватил племянника и потащил в сторону своего автомобиля. Однако, тот сумел вырваться и рванул прочь. Споткнувшись, Павел упал в грязную лужу.

— Сыночка, с тобой всё в порядке? — подбежала к нему мать.

— Мама, я не поеду с вами.

— Опять за своё?

— Даже не уговаривай. Я не поеду! Я с папой останусь! И не пытайтесь меня увезти.

— Ах так? Ну тогда и живи с папой. Только не бегай потом ко мне. Приползёшь — всё равно не пущу. Ты такой же, как и твой отец! Ничем не отличаетесь.

С этими словами она ушла. Дождавшись, когда мама и дядя уедут, Паша встал из лужи и побежал к дому. Весь в слезах, он с жалобами заявился к Юле, рассказав ей о произошедшем…

С того момента жизнь Татьяны окончательно испортилась. Она не понимала, почему всё так произошло. Разве не старалась ради сына? Разве не делала всё для него? Почему же он тогда ушёл от неё, предпочёл жить с отцом и чужой женщиной?

Нет, не было у Татьяны ответов на эти вопросы. А переживала она с каждым днём всё сильнее. В квартире без Пашки было как-то пусто, неестественно тихо. Даже холодно и некомфортно. Для неё, женщины, привыкшей делать всё для своей семьи, эта ситуация была страшным бременем…

А вот Олег о судьбе племянника не сильно переживал. Да и о сестре тоже. Но отчего-то вдруг поступки Андрея ему стали казаться крайне предосудительными. Он и раньше с ним не ладил, до того, как его сестра развелась с мужем. А теперь и вовсе возненавидел Андрея. Олег от природы был человеком конфликтным, агрессивным. Ему всегда нужен был тот, на ком можно выместить свою злость.

Как-то раз, выпив, Олег вновь приехал к дому Андрея. Был выходной день, уже вечерело. Подойдя к подъезду, незваный гость начал звонить в домофон — в знакомую квартиру. Ответила ему Юля, услышав в ответ ругательства. Открывать дверь не стала.
Олег дождался, когда в подъезд зашла молодая пара, и быстренько забежал вслед за ними. Доехал на лифте до нужного этажа, вышел и тут же начал стучать кулаками и ногами в дверь квартиры Андрея.

В это время там была только Юля. Отец с сыном уехали на рыбалку и собирались вернуться только на следующий день.

Постучав минут пять, Олег отошёл в сторону, чтобы его не было видно в глазок. Через какое-то время Юлия решила проверить, ушёл ли хулиган, и чуть приоткрыла дверь. Олег рванул к ней, успел ногой задержать дверь и с силой схватился за ручку. Вломившись в помещение, он громко закричал и бешеным взглядом уставился на Юлю. Та в панике забежала в ванну и закрылась там, позвонив сначала мужу, а потом в полицию.

Олег бродил по квартире, раскидывая вещи, толкая мебель и громко ругаясь. Достав молоток, он принялся бить по лёгкой двери в ванную комнату. Удар следовал за ударом, и вот уже раздался хруст: дверь постепенно ломалась, в ней образовалась брешь. Юлия в слезах ожидала всего самого худшего…

Когда Олега задержала полиция, к дому приехала его сестра. Татьяна оживлённо ругалась и грозила Юле, которая чудом избежала беды: хулигана обезвредили как раз в тот момент, когда он пытался окончательно сломать дверь в ванную. Через некоторое время вернулись и Андрей и Пашей.

— Тань, это нормально вообще? Ты в курсе, что твой брат сотворить пытался?

— А ты не драматизируй.

— Не драматизируй? Он вломился в мою квартиру, угрожал моей любимой женщине. Этого мало?

Татьяна молчала и лишь недобро смотрела на бывшего мужа.

 

— Мам, почему ты так с нами поступаешь? Почему дядя Олег так себя повёл? — обратился к ней Паша.

— О, от отца своего речей нахватался? Ну-ну. Я смотрю, они с Юлькой тебя быстро учат!

— Я не понимаю, о чём ты говоришь. Но жить с тобой я больше не буду. Помнишь, ты говорила, что я ещё приползу? Нет, не приползу.

Впервые в глазах сына Татьяна увидела решимость. И от этого ей самой стало не по себе. На душе было тяжело. Она понимала, что брат совершил преступление, но теперь она считала его единственным своим родным человеком. И бывшего мужа, и сына винила в том, что они её предали. А потому изо всех сил пыталась защищать Олега.

Паша решил окончательно остаться с отцом. В ответ Татьяна фактически разорвала контакт с сыном, хотя переживала это очень болезненно. Теперь её больше всего заботила судьба брата, который вновь попал под суд. Свою гиперопеку женщина направила на него.

Ирина Ас.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,389sec