Не видя зла…

Старинные часы на стене пробили шесть вечера. Люда оторвалась от бумаг, потерла спину. Решительно отодвинула от себя чужую, недописанную дипломную работу. Сегодня выходной день и она обещала себе поработать только до обеда, и вот опять засиделась до шести. Хорошо еще есть часы, которые напоминают ей о каждом часе, проведенном за бумагами

Люда с любовью посмотрела на настенный антиквариат, абсолютно не вписывающийся в современную обстановку съемной однокомнатной квартиры. Эти часы когда-то принадлежали любимой бабушке. Можно сказать это все, что от нее осталось. Люда сама, лично вешала их на стену, а потом регулярно заводила, под громкие протесты своей младшей сестры Марты. Марте часы не нравились, и по бабушке она не скучала, что, в принципе, было естественно. Марта мало времени с бабушкой проводила и не любила ее так, как Люда. Старшая сестра иногда задумывалась, а любит ли Марта вообще кого-нибудь, кроме своего Коли. Даже к Коле у нее какая-то странная любовь, ненормальная, нечеловеческая.

 

Детство у сестёр было тяжёлое. Пьющие родители, у которых не было «ни кола, ни двора». Родители часто забывали и про то, что у них есть дочери. Люда считала, что ей повезло хотя бы с именем. Её назвали обыкновенно. А вот Марта родилась в известный женский день и пьяный папаша поизголялся над девочкой, предложив такое странное имя. Люде оно не нравилось и дети в школе Марту дразнили. Младшей сестре, по всей видимости, было наплевать и на необычное имя, и на испорченное детство. Она не заморачивалась и порхала по жизни легко. Прогуливала школу, рано начала курить. В девятом классе сошлась со своим Колей и то, что говорится, пошла по кривой дорожке.

Люде повезло больше, ее воспитывала бабушка, когда-то пустившая в свой небольшой частный дом непутевого, пропившего все сына и его беременную жену. Люда родилась, и бабушка взяла девочку на себя. Растила ее, приучала к гигиене, к порядку, прививала простые навыки, но главное — любила.
А вот Марту под свое крылышко у бабушки взять не получилось. Марта психовала на все попытки воспитания, сбегала. Ей больше нравилась свободная жизнь. Поэтому к бабушке она так и не привязалась, а родителей возненавидела.

У Люды ненависти не было. Бабушка объяснила, что алкоголизм — это болезнь, и сын со снохой больные люди. Люда смотрела на родителей, как на посторонних, больных людей. Они не касались её, она не злилась на них. Ненависть к ним появилась гораздо позже, когда по их вине погибла бабушка.

Родители девочек были тихими алкашами, абсолютно не буйными. Собутыльников в дом не водили, да и бабушка бы не позволила. Они напивались где-то вне дома, приползали и ложились спать. Кто из них уснул с непотушенной сигаретой, Люда, не узнает никогда.

Она помнила, как в полностью задымленной комнате чьи-то руки хлопали ее по щекам. Девушка не видела человека, что тормошил ее, но догадалась, что это бабушка. Было очень страшно, нечем дышать, непонятно куда бежать. Из-за двери в коридор были видны всполохи пламени. Оставались только окна. Вот в одно из окон бабушка и вытолкнула Люду. Потом вернулась за Мартой. Марта к тому времени была без сознания. Ее бабушке пришлось переваливать через оконную раму. Как мешок упала девушка на землю под окном и старшая сестра кинулась ее оттаскивать, так и не осознав в первые минуты, что бабушка сама в окно не выбралась. То ли у неё кончились силы и она потеряла сознание, то ли пожилая женщина решила спасти ещё и своего сына со снохой. Это сёстрам было неизвестно, но ту ночь, когда она сидела на земле и выла, размазывая по мокрому от слёз лицу чёрную сажу, Люда не забудет никогда.

Единственный родной человек остался в догорающем доме. А всё, что удалось оттуда спасти — вот эти часы. Как их не тронул огонь, было непонятно.

Так и остались девушки одни. Люде тогда было девятнадцать, и она доучивалась на последнем курсе колледжа, а семнадцатилетней Марте пришлось прожить год в детдоме.

Сейчас они живут вместе. Снимают квартиру. Единственной их вещью тут являются часы на стене. Девушки по-прежнему очень разные. Люда целыми днями работает. У её профессии современное название — маркетолог. А вот зарплата не очень современная, небольшая. Поэтому девушка подрабатывает. Она хорошо училась и сейчас на дому пишет дипломные, курсовые на заказ и откладывает деньги. Деньги на свое будущее, на собственную квартиру.

Марта обзывает ее скрягой, а Люда, зная склонности сестры, старается не держать в квартире наличку. Насчет Марты у нее заблуждений нет. Младшая сестра так и не получила образования, вылетев со второго курса техникума. Порхает по жизни по-прежнему. Нигде долго не задерживается. Сейчас вот вроде официанткой работает, но Люда уверена, что и это ненадолго.

Иногда Людмиле казалось, что Марта пошла по стопам их родителей. Пропадает ночами, выпивает, шляется. Зато внешне — чистый ангелочек с голубыми глазами. Обе сестры были красивы, но если у Люды эта красота была скорее строгая, может из-за серьезного выражения лица, то Марта сама невинность. Голубые глазки смотрят на мир так наивно, а уж когда девушка сделает своими ресничками хлоп-хлоп — парни у её ног штабелями складываются. И никто не знает, что эти глазки не так уж и невинны, и повидали очень много. Приличным парням стоило узнать её поближе и они драпали от девушки со всех ног.

Люда потянулась, разминая затёкшую спину, и решила сварить себе кофе.
Ужин готовить смысла нет. Сама она не голодна, а уж Марта вряд ли появится дома в воскресный день. Стоило девушке об этом подумать, как в прихожей раздался шум, и девушка поняла, что заблуждалась. Марта все-таки появилась, и даже не одна. Люда запрещала сестре приводить парней в эту квартиру, но этот, видимо, была другая история.

 

-Познакомься, сестра, это Дима, — торжественно заявила Марта, указывая рукой на высокого, можно сказать, долговязого парня с серыми глазами.

Его непослушные, давно не стриженные волосы падали на лоб и парень небрежным движением откидывал их, улыбаясь Люде. И от этой улыбки что-то дрогнуло в сердце у старшей сестры. Улыбка была такой бесхитростной и простой, как и симпатичное лицо нового друга Марты.

-Вы так похожи, не ожидал. Даже не знаю, кто из вас красивее, — не подумав, ляпнул парень и сам смутился.

Марта погрозила ему пальчиком.

-Смотри, не заглядывайся на мою сестру, а то заревную. Слушай, Людка, кофе так пахнет вкусно. А покушать у нас что-нибудь есть?

Люда хмыкнула про себя. Марта обычно не так выражается. Была бы одна, спросила, что пожрать. Притворяется, опять притворяется хорошей девочкой.

-Проходи, проходи, Дим, — суетилась Марта. — Сейчас я что-нибудь приготовлю. Ты не подумай, готовить я умею.

И снова Людмила усмехнулась про себя. Вот ведь заливает! И чего она так старается? Следующие слова сестры развеяли все непонятки, ради чего Марта корчит из себя домашнюю кошечку.

-Люда, Дима мой жених, и мы с ним собираемся пожениться в ближайшее время.

Людмила обожглась об турку в которой варила кофе, так неожиданно это прозвучало. А Дима все улыбался и смотрел на Марту влюбленными глазами.

-Да, мы уже подали заявление, и я попросил Марту уйти с работы. Не дело такой хорошей девушке находиться в забегаловке, где столько пьяных.

Люда отмалчивалась. Смотрела на воркование Марты ее внутренне передергивало от притворства сестры. Дима ел пригоревшую яичницу
приготовленную Мартой и нахваливал. За едой рассказывал о себе. Чем больше Люда слышала его приятный голос, тем больше недоумевала, как он вообще мог связаться с такой, как Марта?

Когда за окном начало темнеть Людмила задёрнула кухонную шторку. Парень опомнился, вежливо с ней попрощался и ушёл. Перед зверью они с Мартой долго целовались, а Люда кипела. Выплеснула своё недовольство на Марту, едва за Димой закрылась дверь.

-Что ты делаешь? Какая свадьба? Зачем тебе этот парень, я не понимаю? Он простой, положительный, а ты не сможешь долго притворяться.

-Спорим, смогу? — дерзко ухмыльнулась Марта. — Он же лох, лох обыкновенный. Я его уже месяц окучиваю. Практически вынудила сделать мне предложение. А он этого так и не понял.

-Но зачем? Объясни мне, зачем? Ты что, своего Колю уже с зоны не ждёшь?
Месяца не прошло, как ты к нему на свидание ездила.

-Вот именно, что ездила, — помрачнела Марта. — И залетела я на этом свидании.

Люда ужаснулась словам сестры. Уж от кого от кого, но рожать ребенка от Николая было полнейшей глупостью.

Марта с Колей встречались с девятого класса. Что только они не вытворяли вместе! Для Коли то, что он сел, был закономерный итог. Сел за грабеж, в котором, кстати сказать, участвовала и Марта. Николай ее не выдал и подельникам своим молчать велел. Марта обещала возлюбленного ждать. Ездила к нему на свиданки, возила передачки. А теперь ещё, как оказалась, забеременела.

Тем более, Люда не могла понять, зачем сестре Дима.

-Да ты что, дура, что ли, совсем? – сузила свои голубые глаза Марта. — Коляну ещё четыре года сидеть, а мне его ребёнка нужно на что-то растить. Коля сам мне посоветовал выйти замуж за этого лоха, когда я ему рассказала какой дурачок за мной ухлёстывает. Это только кажется, что Димка обычный простофиля. Он простофиля при деньгах! У него зарплата хорошая, и он собирается покупать себе квартиру. Теперь уже не себе, а нам. Я постараюсь этот процесс затянуть, чтобы квартира была куплена уже после того, как мы с ним распишемся. Тогда она будет считаться купленной в браке. Это Коля меня научил. Так вот, считай, пол хаты мои. Опять же, ребёнка Димка на себя запишет. Можно будет алименты стрясти. Пока Коля сидит, мы с его ребёнком не будем ни в чём нуждаться. А когда выйдет, разведусь. Распилим Димкину хату, глядишь и денежек ещё с него поимею. Мы с Колей будем в шоколаде.

 

-На долго ли? — процедила, Люда. — Квартиру, которая тебе от государства досталась, после того, как ты выпустилась из детдома, твой Коля быстро профукал. Разве можно от такого ребёнка рожать?

-Сейчас всё будет по-другому. У нас будет ребёнок. Когда Коля выйдет, нужен хоть какой-то начальный капитал. Все, надоело мне перед тобой оправдываться, — зевнула Марта. — Я спать.

-Подожди, — остановила сестру Люда. — А этот Дима, ты о нем подумала? Он же хороший. Зачем ты так?

-Я не поняла, сестренка, что ты паришься о чужом нам человеке? В конце концов, ты на чьей стороне? Я твоя родная сестра, и ты должна во всем мне подыгрывать, чтобы твой племянничек ни в чем не нуждался.

Марта вновь широко зевнула и ушла спать, а Люда взяла турку и вновь начала варить себе кофе. Третью чашку за вечер. Обычно она так не делала, но сейчас точно знала, что не уснёт. Ситуация абсолютно выбила её из колеи. Вроде бы, она прекрасно знала Марту, знала, на что сестра способна. Но всё-таки, не до такой же степени? В чём виноват этот простой, бесхитростный парень? И почему он так верит Марте? Неужели, он абсолютно слеп?

Ответ напрашивался сам собой. Хорошие люди не видят зла и в других. Они смотрят на мир со своей, чистой, точки зрения. Вот и видит Дмитрий в Марте неискушенную, невинную девочку.

Люда задумалась, кофе убежал. Психанув окончательно, она бросила грязную турку в раковину и пошла пытаться спать. Как она и ожидала ей не спалось.

С того дня Дима стал частым гостем в их квартире. Они с Мартой готовились к свадьбе. Торжества не намечалось, решили скромно посидеть после росписи дома. Марта потупила глазки и сказала, что ей некого приглашать, подружек у нее нет.

Подруги-то у Марты были, только такие, которых Диме показывать не стоило. Это Люда понимала.

Когда Дима у них бывал, Люда подолгу с ним болтала. Парень интересовался ее работой, и у них нашлось гораздо больше общих тем для разговора, чем было у Димы с Мартой. Они были то, что называется, «на одной волне». Иногда Людмила ловила на себя заинтересованный Димин взгляд. Сердце её в такой момент переворачивалось от радости. Но стоило вмешаться Марте и похлопать своими глазками с пушистыми ресницами, как наваждение исчезало.

Марта, будто почувствовав в сестре соперницу, поспешила обрадовать жениха своей беременностью. В соседней комнате Люда слышала, как радуется парень и как мечтательно говорит, что у них должна родиться девочка. Девочка, похожая на Марту.

В этот момент Людмиле было так больно, как не было, наверное, даже тогда, когда бабушка не выбралась из горящего дома. Она чувствовала в Диме свою вторую половинку, которую всегда мечтала встретить. Вот почему он встретился не ей? После того, что сделает с ним Марта, Дима никогда не будет прежним. Своим ножом в спину она сломает этого прекрасного, доброго человека.

Дни летели быстро, слишком быстро для Люды. И вот наступил вечер перед росписью Димы и Марты.

Марта была взбудоражена и кружилась, перед склонившись над очередной дипломной работой Людой, в новом платье.

-Смотри, не свадебное, конечно, но пойдет. Светленькое, красивое. Ты же поедешь с нами в ЗАГС?

-Нет, — слишком резко ответила Люда. — В ЗАГС я точно не поеду. Не могу больше смотреть, как ты обманываешь его. Марта, отпусти Диму, он такого не заслужил.

-Это что за разговоры такие? — застыла на месте Марта. — Ты мне это брось. Все вроде уже срослось, дело на мази. Лучше не вмешивайся. Или ты что, сама на Димона нацелилась? Так он же лох галимый.

-Вот именно, для тебя он лох, а для кого-то человек. Прекрасный человек. Он заслуживает счастья.

-Таааак сестренка, — Марта облокотилась кулаками о письменный стол, за которым сидела Люда, — слушай меня сюда. Этот лошара мой. Ты что думаешь, я не вижу, как вы с ним тут тренькаете своими заумными словами. Я даже испугалась, как бы он к тебе не переметнулся. Если бы не моя беременность, может быть, так и получилось бы. Ты лучше не лезь. Найдёшь себе другого лопуха, если тебе такие нравятся.

 

Во время монолога Марты, высказанного жёстко, сквозь зубы, Люда сидела наклонив голову. Когда сестра отошла от её стола, девушка поняла, что так сильно сжимала в руке ручку, что та сломалась напополам, поранив острым обломком её ладонь. Боли не было, по крайней мере, не от кровившей ладони. Точно не от нее… Боль сидела глубоко внутри. Боль, раздирающая душу от предстоящего, непоправимого события, что случится уже вот-вот. Марта станет женой Димы…

Не в первую ночь Люде не спалось. С момента появления Димы девушка узнала, что такое бессонница. Эта ночь была особо тяжела. Ближе к утру Люда пришла к единственному решению.

Она знала, во сколько Дима должен заехать за Мартой, чтобы вместе поехать в ЗАГС. Пока сестра прихорашивалась и наводила марафет, Люда незаметно забрала ее телефон и спустилась к подъезду. Сделала это как раз вовремя — Дима парковал машину на свободном месте. Люда не дала парню выйти, сев к нему в автомобиль. Не поздоровавшись, мрачно начала:

-Дима, я знаю, то, что ты сейчас услышишь, будет для тебя большим ударом. Я не могу больше молчать и видеть, как моя сестра тебя обманывает. Она беременна не от тебя, и ты не знаешь её настоящую. Не хочу долго ничего объяснять. На, почитай сам.

Люда разблокировала телефон сестры и открыла переписку Марты с Николаем. Там было всё. И про ребёнка, и про лоха, за которого Марта должна выйти замуж, чтобы потом оттяпать половину квартиры. Всю длительную переписку Дима просмотрел очень быстро. Пробежал глазами, впитал себя. Побледнел.

Эта бледность была, пожалуй, единственным симптомом его волнения. Серые глаза стали чуть темнее, когда он мельком посмотрел на Люду.

-Я хочу с ней поговорить. Поговорить наедине. Не поднимайся пока в квартиру, — бросил парень и вышел из машины.

Люда тоже вышла. Ее немного потряхивало, пока она ждала Диму на улице. Парень пробыл в квартире недолго. Вылетел из подъездной двери. Будто не видя Людмилу кинулся к своему автомобилю. Машина резко газанула и рванула со двора.

А в квартире Люду ждала разъярённая Марта. Ни слова не говоря, она бросилась на сестру, вцепилась в волосы. Люда начала отвечать. Драка девушек была ожесточённой, но недолгой.

-Овца, какая же ты овца! — сплюнула растрёпанная Марта. — Такое дело сорвала. Вот что мне теперь с этим ребёнком делать? Пока я другого лопуха найду у меня живот вырастет. Сама, значит, будешь обеспечивать своего племянника,

-Не буду, — зло буркнула Люда. — Ни племянника, ни тебя. Съезжай отсюда. За эту квартиру плачу только я, а я не хочу больше жить с тобой.

-Дура! Вот я бы и съехала, если бы сегодня замуж вышла. Ты же сама всё испортила. Что думаешь, теперь Димуля к тебе переметнётся? А вот фигушки, он будет думать, что мы с тобой одинаковые. Мы же сёстры!

Сказать честно, Люда и сама так думала. Дима уехал и она считала, что никогда больше его не увидит.

Через пару недель, устав ругаться с Мартой и поняв, что сестра не съедет, Люда решила съехать сама. Девушка быстро нашла себе другую квартиру. Собрала свои вещи и, крепко обхватив руками самую большую свою ценность — старинные часы, спустилась на лифте к машине такси.

В этот момент и подъехал Дима. Сначала он просто наблюдал со стороны, как таксист укладывает в багажник сумки с вещами Люды, и как осторожно кладет она туда свои громоздкие часы. Поняв, что Людмила сейчас уедет, Дима решился и подошел.

-Уезжаешь? — натянуто спросил он.

Люда сильно волновалась. Димину машину она заметила сразу, как только она въехала во двор. Сейчас у девушки стоял комок в горле. Вместо ответа она кивнула.

-А что так? — поинтересовался Дима.

-Не могу больше с Мартой жить.

-А разве ты не такая? Вы же сестры. Когда мы с тобой общались, ты не притворялась?

-Нет, Дима, никогда. Я всегда была сама собой.

Таксисту надоело ждать, и он опустил стекло.

-Девушка, вы едете или нет?

-Она не едет, — сказал Дмитрий, — давайте я расплачусь с вами и заберу из багажника вещи. Люда, садись в мою машину, я сам тебя отвезу.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:70 | 0,423sec