Небывшая свекровь

Развод дался Анне тяжело, и она тщетно искала спасение в заботе о дочери и работе. Они с Русланом прожили вместе тринадцать лет, воспитывали дочь Настю, а потом он ушел к другой женщине. Сообщил об этом как-то буднично, словно речь шла о банальном выборе фильма для вечернего просмотра.

— Я все поняла, — пыталась унять дрожь Анна. — Нужно как-то объяснить причины перемен Насте. Надеюсь, твоя мать теперь будет рада.

 

Руслан покривился недовольно, потому что тему эту не любил. Его жена и его мать на протяжении многих лет состояли в конфронтации по любому поводу. Любовь Степановна и правда разводу сына обрадовалась, потому что надеялась сосватать его за ею выбранную невесту. Только оказалось, что у Руслана уже была другая избранница, Илона, к которой он и перебрался, не дожидаясь официального развода. Но долго жить в маленькой квартире с родственниками Илоны оказалось непросто. Вскоре новоявленная парочка переселилась к пенсионерке, и ей пришлось пересмотреть прежнее отношение к планам сына относительно устройства личной жизни.

— Твоя предыдущая супруга была не сахар, но вы жили отдельно, и мне не приходилось ее обслуживать, — ворчала она недовольно.

— Илона много работает, поэтому ей некогда заниматься домашними делами, — оправдывался Руслан. — И вообще, у тебя много свободного времени, это твоя квартира, так что не вижу проблем в приготовлении на одну порцию еды больше.

Но Любовь Степановна проблемы видела во всем и теперь считала бывшую невестку Анну не такой плохой в сравнении с новой пассией сына. Только признаваться в этом не хотелось, вот и терпела. По внучке только тосковала и переживала, что Анна не разрешит им нормально общаться. Но Анна не была врагом собственной дочери, поэтому никогда ее против родственников со стороны отца не настраивала.

— Если ты против, я могу не общаться с бабушкой, — говорила матери Настя. — Я не все понимаю, но помню, насколько часто вы ругались.

— Наши проблемы к тебе отношения не имеют, так что с отцом и бабушкой сама решай, как поступать, — честно отвечала мать.

Не просто Анне далось такое решение. Действительно, Любовь Степановна знатно приложила руку к разрушению семейных отношений. Она постоянно искала причины для недовольства и клевала невестку, а сына своего идеального защищала и убеждала в ошибочности выбора женщины. Он особенно не прислушивался, но каждый раз осадок оставался, и со временем количество поводов для скандалов увеличилось. А свекровь только радовалась разладу, а от новости о разводе вообще в восторг пришла.

— Не держи на нее зла, — уговаривала Анну ее мать, — Твоя бывшая свекровь никогда не была простым человеком, но бог ей судья.

— Иногда мне кажется, что, если бы она поменьше вмешивалась и нервы трепала, может, мы бы реже ругались, и вообще до развода дело не дошло, — сомневалась Анна.

— Нет, дочка, — убеждала ее родительница. — Если у двоих людей есть желание сохранять отношения, тогда все будет хорошо. В противном случае никого винить не нужно. К тому же, не забывай, что для тебя теперь это бывшие родственники, а для Насти они всегда будут родными людьми.

Этот фактор Анну и сдерживал, поэтому негативные высказывания или критику бывшей родни она не позволяла. Терпение проявляла и никогда дочери плохо об отце не говорила. Только Настя росла девочкой сообразительной и понимающей, поэтому сама все осознавала. Она не была особенно сильно нужна отцу раньше, а теперь и подавно Руслан не вспоминал о наличии дочери, отмахиваясь от заботы о ней.

***

— Бабушка просила на следующие выходные остаться с ночевкой, потому что ей нужна помощь, — рассказывала девочка матери. — Она попросила меня на дачу поехать и яблоки оборвать, чтобы законсервировать.

— Хорошо, я сама поговорю с бабушкой, а потом мы вместе примем решение, — успокоила дочь Анна.

— Ничего страшного не случится, — недовольно говорила Любовь Степановна бывшей невестке. — Я действительно попросила Настю о помощи. Вообще-то она моя единственная внучка, и ничего странного в просьбе нет. Она яблоки оборвет, я их на зиму законсервирую и потом с вами поделюсь.

— А что же, Руслан и его новая избранница не могут помочь? — не удержалась от ехидства Анна.

— Я перед тобой оправдываться не собираюсь, — занервничала Любовь. — Если не пускаешь Настю, так и скажи.

Анна не могла дочери запретить, но и не собиралась заставлять помогать родне, поэтому оставила право выбора. Девочка подумала и отправилась бабушке помогать. Правда, вернулась домой в воскресенье вечером в плохом настроении и матери не стала рассказывать причины. Та тщетно пыталась разузнать причины эмоционального упадка и только спустя некоторое время узнала о неприятной сцене с участием избранницы отца.

 

— Папа неожиданно приехал на дачу с тетей Илоной, — рассказывала Настя матери спустя несколько дней. — Она постоянно на меня косилась, а потом вообще назвала странной девочкой.

— Отец и бабушка спокойно смотрели, как эта женщина к тебе пристает?

— Папа смеялся и говорил, что Илона так шутит, а бабушка молчала, — рассказывала Настя. — Может, она и правда шутила, только мне было совсем не смешно, и вообще я больше не хочу к ним в гости ездить.

Анна потом позвонила бывшему мужу и все недовольство высказала. Не обошла в своем гневе и свекровь, угрожая запретить им общаться с Настей.

— А что я должна была сделать? — не понимала пенсионерка. — И вообще, ничего страшного не случилось, просто Настя склонна все преувеличивать.

— Вот и замечательно, раз у вас все хорошо, то оставьте нас в покое, — фыркнула Анна. — Вы же так сильно хотели от меня избавиться и мечтали об идеальной невестке. Теперь живите и радуйтесь, а нас не дергайте.

***

Любовь Степановна не собиралась от внучки отказываться, к тому же та сейчас осталась для нее единственным близким человеком. Руслан во всем следовал за Илоной и слова ей поперек не говорил. Сначала они просто не знали, чего от жизни хотят, потом зачастили по пятницам в бары с друзьями.

— Сынок, мне кажется, нужно пересмотреть ваш режим жизни и отношение к алкоголю, — просила Любовь. — Раньше ты редко позволял себе загулы, теперь со своей дамой сердца вы почти каждую неделю на куражах.

— Мы много и тяжело работаем, поэтому имеем полное право расслабиться, — отмахивался тот.

Эти расслабления переходили рамки разумного, и вскоре парочка стала часто уходить в отрыв. Первой работу потеряла Илона, поскольку никому не была нужна дамочка, способная нарушать рабочий режим из-за очередной вечеринки. Потом и Руслана руководство попросило написать заявление по собственному желанию.

— Теперь ты не сможешь алименты платить, и вообще вы собираетесь сидеть на моей шее, — возмущалась Любовь. — Я не собираюсь содержать вас на свою пенсию и вообще хочу на старости пожить спокойно.

— Ну и живи, только нас жизни не учи и нервы зря не трепи! — срывался на мать Руслан. — Поздно меня воспитывать, и вообще не собираюсь больше выслушивать твое недовольство по любому поводу.

— Так я же никогда в твою жизнь особенно не вмешивалась, только сейчас ты явно палку перегнул, — возмущалась пенсионерка.

— Ага, только тебе Анна поперек горла постоянно стояла, а теперь и Илона не такая, — не оставался в долгу мужчина. — До твоего мнения нам дела нет, и вообще советов относительно дальнейшей жизни не просили!

— Это моя квартиру, убирайтесь! — выпалила она тогда.

— Обойдешься, — зло ответил Руслан. — Ты уже старая, а в итоге квартира останется мне, и сам решу как с ней распорядиться.

***

И пришлось матери биться с сыном за его же спасение, что оказалось непросто. Он никогда не был особенно покладистым, а в последнее время вообще перестал прислушиваться к матери. С сожительницей часто уходили в загул и даже начали из дому вещи продавать.

— Что вы творите? — рыдала пенсионерка. — У тебя же была нормальная семья, и дочка подрастает, а теперь как же?

— Настя с матерью живет, и вообще тебе какое дело до нашей жизни? — огрызался Руслан.

В порыве отчаяния Любовь Степановна даже бывшей невестке решилась позвонить, рассчитывая на участие и понимание с ее стороны.

— Чем я могу помочь? — не поняла Анна.

— Может, ты с Русланом поговоришь и убедишь его свою жизнь изменить?

 

— Простите, но ваш сын не особенно прислушивался ко мне и во время совместной жизни, а теперь точно не станет брать во внимание мнение, — устало ответила Анна.

— Но ты мать его ребенка, и вообще вы столько лет вместе прожили!

— Все осталось в прошлом, а Настя пусть сама думает, как относиться к отцу. После последней поездки к вам она вообще не горит желанием никого видеть.

Любовь Степановна уже хотела бывшую невестку обвинить в настраивании внучки против них, но в последний момент заставила себя замолчать. Она вдруг отчетливо поняла, что кроме бывшей невестки и внучки у нее никого нет во всем мире. Раньше сын казался послушным и не позволял себе хамство, а теперь все пошло по нисходящей. Но у Анны теперь была собственная жизнь, и она не особенно горела желанием заниматься проблемами бывшей родни.

***

Но пенсионерке все равно пришлось обращаться к ней за помощью после попадания в больницу с инфарктом.

— Сын и его дамочка в поисках очередных приключений, — плакала она перед сидящей в палате Анной. — Мне даже за помощью обратиться не к кому. Не бросайте меня, пожалуйста. Первым делом после выписки из больницы отправимся к нотариусу, и я на Настю дарственную на квартиру оформлю.

— Спасибо, но нам есть где жить, — Анна не собиралась гнаться за выгодой. — Поймите правильно, я не против навещать вас в больнице. Мы с дочкой готовы принести еду и купить нужные лекарства, только домой к вам ходить не станем.

Свое обещание Анна сдержала, и две недели они с Настей были единственными посетителями пожилой женщины. Любовь Степановна боялась возвращаться в родные стены, но особенного выбора не было. Теперь ей нельзя было нервничать, поэтому из комнаты она старалась выходить реже, чтобы поведение сына не видеть.

Так продолжалось больше года, а потом Руслан с Илоной решили на заработки рвануть на север и… пропали.

— Как странно, — говорила Любовь Степановна соседке. — У меня сын пропал, и уже несколько месяцев от него нет вестей, а мне почему-то спокойно на душе.

— Может это потому, что они все нервы тебе раньше вытрепали и теперь только покоя хочется? — с пониманием ответила тогда соседка. — Только в нашем возрасте одной тяжело жить, что делать думаешь?

— Прощения пойду просить у Анны, — просто ответила женщина. — Дарственную на Настю сделала, теперь постараюсь с ними помириться.

— Думаешь, получится? — усомнилась соседка. — Все-таки ты немало сил приложила для их развода.

— У меня просто другого выхода нет, — честно ответила Любовь. — Не жду, что сразу все бросят и будут со мной возиться. Надеюсь, что на душе легче станет, если грехи простят.

Непросто далось ей это решение, только другого выхода не было. Теперь, в свете всех событий, она поняла, насколько виновата перед бывшей невесткой и внучкой. Прошлое исправить было невозможно, но Любовь Степановна хотела найти возможность облегчить собственную душу. Она всю жизнь старалась быть сильной и волевой, а в итоге оказалась одна наедине с проблемами, болезнями и неприятностями. А единственный сын вместо помощи и поддержки оказался источником злоключений.

Автор: Раиса И.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.96MB | MySQL:68 | 0,414sec