Свекровь и невестка

— Тю, внук! Ну так, от невестки же. А они, как ты знаешь, верностью не отличаются. Так что – внук наш или не наш – это еще решать придется. Надеюсь, мой сын не тормоз и сразу подаст на то… ну, чтоб доказательства были.

— Вас не смущает, что я здесь сижу и все-все слышу? – спросила невестка, когда свекровь говорила с подругой.

 

— Смущает? Я в своем доме! А ты – в гостях. Если тебе что-то там неприятно, то не слушай и все.

— Но я жду вашего внука… или внучку.

— Ты не моя дочь. Не моя. Так что мой или не мой – это только экспертиза решит, милая. Чего таращишься? Жизнь такая. Я тебя не за красивые глазки в семью приняла, а за то, чтобы ты сыну дала возможность построить счастливую семью. Так что выполняй свои обязанности. Вон простыни остались не глажены. Кто это за тебя будет делать? Я? То не я, милая, должна доказывать, что достойна войти в семью. Я это давно доказала. А ты – извини, нет. Ты посторонняя и совсем еще неизвестная девк… девушка. Извини. Но это реальность.

— Да-да, Тамара верно говорит. Правильно. У молодых девушек перед престарелыми… в смысле, взрослыми, конечно, взрослыми… должен быть трепет. Послушание. Не то, что у тебя.

Женя слушаться не умела.

Она вышла замуж, а не нанялась в помощники.

***

— Женя! Почему у тебя постельное такое мятое? Ты его не гладишь, что ли? Совсем? Его утюжить надо. А ты… после стиралки сразу и стелешь. Кошмар. Слов нет, какой это кошмар.

Прошло пять лет, а ничего не изменилось. Как и при первой встрече, Женя была для них не очень-то и хорошо. Постельное не утюжит. Пиджаки не отпаривает. Зажарку к борщу не делает. Тамара ее позорила перед знакомыми, как могла, но Женя не сдавалась – она воспитывала сына и внука Тамары.

— Постельное я не утюжу никогда. И вы об этом знаете.

— Тю! Мне теперь молчать? Слово сказать нельзя? Мнение свое выразить? Хорошо невестушка! И внук мой…

— Что?! Что ваш внук?! – разозлилась Женя. Ей можно и наговорить гадостей, а про ее сына – никогда.

— Не наш он. Извини, но это видно.

Женя, следуя советам других – мужа, сестры, друзей, старших родственников – терпела свекровь. Все-таки та уже пожилая. У нее жизненный опыт. Нехорошо грубить старшим. Так думала Женя.

— Ваш!

— Мне-то виднее. Но ты не бойся. Я Лешке ничего не скажу. Он Матвея, как своего, любит, и я просто не могу это разрушить, даже, если ты у нас такая… гулящ… своеобразная.

 

После этих разговоров Женя запиралась в спальне и рыдала, выплескивая все обиды, которые у нее накопились. А было их очень много. С первого дня в доме у свекрови. Женя тогда сказала мужу – давай снимем квартиру! Но у него традиции – в их роду все живут с престарелыми родителями, даже, если те не нуждаются в заботе.

Не нуждались.

До поры, до времени…

Тамара согнулась, чтобы переставить тележку с овощами, а разогнуться уже не сумела. Ничего утешительного ей потом не сказали — её конечности продолжат отказывать и дальше.

Она побежала жаловаться сыну. А кому еще? Самый родной человек. Всегда же надо с кем-то поделиться.

Лешенька был скуп на эмоции:

-Мама, ну подумаешь, что-то не сможешь поднимать. Меньше с огородом возись, меньше тяжести из магазина таскай. И все будет замечательно. Вон Женьку напряги, если надо. Она тебе твои пять кило картошки притащит — что с дачи, что с магазина. Но не утрируй и не ной. Всем тяжело. Ты тоже справишься со своим недугом, только надо стараться и стараться, работать и работать, мам. А не на диване лежать и жалеть себя.

Это он так завуалировал то, что отказывается за ней смотреть.

Все на себя взяла Женя. Хоть и не являлась ей родной дочерью, и вообще не числилась даже дорогой невесткой. Но взяла и боролась за Тамару, как бы ни было это трудно.

-Где Леша? Он обещал меня ужином накормить.

У Тамары отказали не только ноги, но и руки.

-Он с работы опаздывает… Ему много работать приходится, — откровенно врала Женя, ведь она понятия не имела, где ее муж.

-Вот он, зайчик мой, работает! А ты бездельница! На шее у него сидишь! — крикнула Тамара. Несмотря на то, что Женя стала ее последней надеждой и единственной сиделкой, Тамара свое отношение не поменяла. Женя — обуза для них. Пускай катится. Такая невестка им не нужна.

-Что же вы… Я ушла с работы, чтобы с вами сидеть.

-А хорошие невестки все успевают! И дома работать, и зарабатывать, и за семьей мужа приглядывать! Ты — плохая невестка! Ничего не можешь. Ни на что не годишься. Зря он тебя выбрал… Лешенька уж может найти и получше. Она бы не только зарабатывала, но и заботилась о нас.

Женя не могла ей сказать, что Лешенька уже две недели не отвечал на звонки и сообщения. Вобще никак. И все то, что Женя приносила свекрови — это на ее… заработанные деньге… заработанные вне обязанностей по помощи и присмотру.

 

-Я буду стараться, Тамара.

-Ой, как ни старайся, а ты хорошей невесткой не станешь! Скажу Алешеньке, чтобы он выбрал кого порасторопнее, да поумнее. Скажу. И посмотрим, как ты запоешь.

Всему рано или поздно приходит конец.

Женя бросила полотенце, которое она намочила для Тамары.

Пусть Леша за ней смотрит!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,368sec