Нелюбимая дочь

… — Ань, ты уверена? — мать молодой женщины, Алевтина Степановна, смотрела на дочь с осуждением и жалостью, — Уверена, что хочешь стать матерью-одиночкой? Я так понимаю, Алексей на тебе не женится…

 

— Ты же знаешь, мам, у него семья, — тихо проговорила Анна, — он ничего мне и не обещал. Что с него спрашивать?! Предлагал денег на аборт, но я отказалась. Я хочу родить этого ребёнка, в конце концов, мне уже давно не 18!

— В том-то и дело, что не 18! Анечка, как ты сама ребёнка поднимать будешь?! Без мужа?! — в который раз спросила Алевтина Степановна, — Это в наше время и вдвоём нелегко: посмотри на Аллочку – она измучилась вся… А одной – и подавно…

— Мам, справлюсь как-нибудь, — отмахивалась Анна, — сколько женщин детей без мужей воспитывают — и ничего! Я хочу этого ребёнка! Я жду его!

— А если встретишь мужчину? Полюбишь, замуж соберёшься… А у тебя ребёнок на руках! Кому нужны чужие дети?! — не сдавалась Алевтина Степановна, — Свои не всем нужны…

— Значит, не пойду за того, которому не нужны! — пожала плечами Анна, — Велика проблема!

Мать Анны только руками развела: дочь совершенно её не слушала! Однако сдаваться она не собиралась: хотела во что бы то ни стало отговорить дочь от этой безумной, как она считала, идеи.

— Анечка, ну зачем тебе этот ребёнок?! — ещё раз проговорила женщина, — Хочется понянчиться — Аллочке лучше помоги! У неё Алиске полгодика всего! Нянчи — сколько хочешь! Думаю, Аллочка против не будет: она от помощи не отказывается…

— Мам, Алле есть, кому помогать! — вздохнула Анна, — И ты, и её свекровь, и муж… Она же сама практически не остаётся! Только меня там и не хватает… Я своего ребёнка хочу! Собственного… Надоело мне жить вашей с Аллочкой жизнью.

— Глупости всё это! — причитала Алевтина Степановна, — А люди что о тебе подумают?! Что говорить о нас будут?! Нагуляла, скажут, Анька малыша… Это ж позор какой! А обо мне, о матери твоей, что говорить будут?!

-Мне всё равно, что подумают обо мне какие-то неизвестные мне люди! Пусть за собой смотрят! — Анна нахмурилась, — Я не передумаю, мам!

Сестра Анны, Аллочка, мать поддерживала. Она тоже не понимала, зачем Анне ребёнок. Алла, вообще, редко думала о ком-то, кроме себя, и о чужих потребностях.

— Чтоб детей рожать, нужно понимать, как их обеспечивать! — поучала она старшую сестру, — У меня Игнат зарабатывает хорошо: мясом на рынке торгует, ну, ты знаешь. Только поэтому я решилась родить: он обещал мне за сына машину купить! Жаль, родила дочь. Игнат машину, конечно, не купил, а вот телефон новый я себе выбрала. Последней модели! И вообще, муж ничего для меня и для Алиски не жалеет! У нас всё самое лучшее! А ты как собираешься малыша обеспечивать?! У тебя и так не зарплата, а слёзы — учительница географии! А если ты в декрет уйдёшь, то и того не останется! Жить как будешь?! На маминой шее сидеть в 30 лет?!

— Алла, это, по-моему, не твоё дело! — в конце концов, не выдержала Анна, — У тебя денег не попрошу, не переживай! Да и у матери… Это, по-моему, твоя прерогатива — деньги у неё выпрашивать. Ты же нигде ни дня не работала: у матери на шее и сидела до того, как на шею мужа перебралась! И ещё меня попрекать надумала! Не выйдет, сестричка!

— И как ты жила?! Перебивалась с хлеба на воду! Самостоятельная ты наша! Если бы не бабушкина квартира — так в общежитии и жила бы! А я у матери деньги не выклянчиваю: она сама мне их даёт! А по поводу работы… Я не готова вкалывать за минималку! Достойной работы у нас в городке нет, а выходить куда-нибудь, лишь бы дома не сидеть, я не собираюсь! В конце концов, у меня образование высшее! Я выйду туда, где мне предложат достойную зарплату!

— Значит, никуда! — резюмировала Анна, — К диплому нужен ещё и стаж, и желание работать, и умения базовые какие-никакие… У тебя ведь этого ничего нет!

— Зато у меня есть муж, который ценит меня без всех этих умений и навыков! И мы не нуждаемся в деньгах, в отличие от тебя, поэтому я могу позволить себе не работать!

 

Алла презрительно скривилась и пожала плечами. Она, младшая, залюбленая дочь, удачно, по её мнению, вышедшая замуж, не представляла, зачем Анне этот ребёнок. Да, она, действительно, не работала ни до замужества, ни после. А зачем?! Мать ей ни в чём не отказывала, не попрекала, воспитывала Аллочку, как тепличный цветок, выполняя все её желания. А потом Алла встретила Игната. Вернее, мама познакомила её с сыном своей подруги, разведённым и далеко не бедным, по местным меркам, мужчиной. Игнат продолжал семейное дело: держал мясную палатку на местном рынке. Молодые люди друг другу понравились, и уже спустя несколько месяцев они поженились, на радость родителям. Муж не заставлял Аллу работать: его устраивало то, что жена сидит дома и занимается домашним хозяйством. Мать продолжала опекать младшую дочь. Она часто приходила к ней домой и помогала по хозяйству. Так же опекала невестку и свекровь. Милая, уступчивая и очень хитрая Алла умела находить подход к людям. Они с Анной были полными противоположностями…

Анна, старшая дочь Алевтины Степановны, была серьёзной и ответственной девушкой. Такой её воспитывали с детства. Женщина родила её рано: в 19 лет, едва окончив техникум. С мужем, отцом девочки, она развелась, едва той исполнилось 2 года: их брак не выдержал бытовых трудностей. Молодой парень, студент, без жилья и без денег… Любовь прошла практически сразу — как только в семье появился младенец… Почти сразу после развода молодая женщина вышла замуж во второй раз за парня, который любил её ещё со школы. Тот не стал получать образование, и после ПТУ занялся предпринимательской деятельностью: семейным бизнесом. К тому времени, когда он снова появился в жизни Алевтины, у него уже была собственная палатка на рынке. Парень торговал фруктами и овощами. Вскоре этот бизнес стал семейным. Алевтина подключилась к нему с удовольствием: деньги считать она умела, работы не боялась.

Эдик, так звали второго мужа Алевтины, дочь супруги, в принципе, принял. То есть, принял факт её наличия. Никаких чувств: ни тёплых, ни прохладных, он к девочке не испытывал: она просто была, и никуда от этого не деться. Эдик практически не общался с Аней, не покупал ей гостинцев, казалось, мужчина её просто не замечает…

Алевтина, всегда отличавшаяся умением подстроиться под обстоятельства и нужных людей, правила игры мужа быстро приняла. Вскоре и она относилась к собственной двухлетней дочери как к почти чужому ребёнку, стараясь уделять ей как можно меньше внимания, чтобы не обделять этим самым вниманием любимого мужа. Алевтина считала, что муж совершил воистину благородный поступок, взяв её замуж: ведь у неё была дочь от другого мужчины. Она отдала девочку в детский сад, забирала её оттуда одной из последних — не раньше 7-ми часов. Дома: ужин, душ — и спать. Максимум — мультики в своей комнате. Ни сказок, ни долгих разговоров и общих дел — ничего этого у матери с дочерью не было. В пятницу вечером Алевтина отвозила дочь к своей матери, там девочка проводила выходные. Бабушка вела её в сад в понедельник, откуда Аню уже забирала мать.

— Мне нужно побыть с мужем наедине! — говорила Алевтина матери, когда та пыталась воззвать к её совести, — Аня мне мешает! Ты же понимаешь, что она не родная дочь Эдика, что он не обязан терпеть её в своём доме. Поэтому я не хочу, чтобы она лишний раз раздражала его своим присутствием.

— Но это же твоя родная дочь! — качала головой пожилая женщина, — Как ты можешь так к этому относиться?!

— Это ведь правда, — пожимала плечами Алевтина, — кому нужны чужие дети?!

Девочка росла, не ожидая ни от кого любви, понимая, что никому особо не нужна: бабушка устала от её постоянного присутствия, часто срывалась и нервничала. Говорила, что мать её рожала для себя, а не для неё… Мать, хоть и не кричала, но вела себя так, будто Ани нет: попросту не замечала родную дочь. Это было ещё обиднее…

Не удивительно, что уже к 4-м годам девочка научилась сама одеваться и раздеваться, сама кушала и умела себя занимать. Просто тихо играла в своей комнате, стараясь остаться незаметной и не раздражать мать своим присутствием. Нередко Аня и засыпала сама, укрывшись старым пледом. Алевтина даже иногда забывала зайти к дочери, чтобы пожелать ей спокойной ночи…

Для Ани ничего особо не изменилось, когда Алевтина родила Аллочку. Ане тогда только исполнилось 5 лет. С того самого момента девочка стала для матери совершенно взрослой. Она не имела права болеть или капризничать:

— Ты что хочешь заразить Аллочку?! — хмурилась Алла, когда дочь случайно чихала. Лечиться её всегда отправляли к бабушке. Она, а не мать, не спала, когда у девочки была температура, давала ей сиропы и даже колола уколы. Хоть делалось всё это с упрёками и причитаниями, но было понятно, что бабушка всё-таки любит внучку. По крайней мере, больше, чем мать…

 

— У меня совершенно нет времени на эти глупости! — отмахивалась Алевтина, когда Аня попросила её помочь ей нарисовать рисунок на какой-то конкурс, — Тебе надо — ты и рисуй!

— Но в садике сказали, чтобы мы рисовали с мамами, — протянула Аня, — это семейный конкурс.

— Мало ли, что там сказали! — хмыкнула Алевтина, — У меня и без тебя забот полно!

Так Аня и росла. В школу на первое сентября её повела мама. Повела не потому, что так хотела, а для того, чтобы показать всем, какая хорошая она мать. Женщина сразу же записала дочь на продлёнку, хотя сама сидела дома с Аллочкой…

Училась Аня хорошо. Хотя никто и никогда с ней не занимался. Учительнице было жаль маленькую грустную девочку, которая никогда ничего о себе и о своей семье не рассказывала. Она занималась с Аней, а та впитывала новые знания, как губка.

Аня всё ещё надеялась заслужить одобрение матери. Она получала одни «5», а Алевтина даже не замечала этого. Аню хвалила классная руководительница, а мама ни разу не сказала: «Молодец!»…

Зато младшую дочь, Аллочку, хвалили по поводу и без. И пошла она рано, и заговорила сразу целыми предложениями, и на лету всё схватывает, и красавица, и умница, и просто одарённый и талантливый ребёнок…

Если Анна привыкла всё делать сама, то Аллочка шагу не могла ступить без папиной или маминой помощи. Девочка рано поняла, что добиться желаемого можно с помощью слёз. Иногда: жалобных слёз и надутых губ, иногда — настоящей истерики с топаньем ногами и диким криком. Но даже это умиляло её родителей!

— Какая умненькая девочка! Какая целеустремлённая! — говорила Алевтина, — Такая своего не упустит: всего добьётся!

Став чуть постарше, Аллочка поняла, что Аня у родителей не в почёте. Тогда она начала самоутверждаться за счёт сестры…

— Это Анька разбила! — говорила она, указывая на вазу, которую она в пылу игры столкнула со стола. Хотя Алла и понимала, что ей за это ничего не будет, но ей нравилось, когда на Аню, тихую и скромную, ругалась мать.

— Я и не ожидала ничего другого! — тут же заводилась Алевтина, — Ты что, совсем безрукая?! Не видишь нечего дальше своего носа! Эта ваза денег стоит! Бестолочь!

Аня даже не оправдывалась: всё равно мать не поверит, что это сделала её любимица.

Аллочка могла без разрешения залезть в портфель сестры и взять то, что она захочет, могла испортить Анину тетрадь, порисовать в дневнике.

— Нечего оставлять свои вещи в пределах досягаемости малышки! — говорила ей мать, — Переписывай теперь всё по новой!

Анну не били. Её наказывали иначе: запирали в её комнате без ужина. Она должна была сидеть за столом и переписывать рассказы из книжки. Только когда Анна хотела в туалет, она могла постучать, чтобы её выпустили. Иногда за этим самым столом девочка и засыпала…

…Алла пошла в первый класс специализированной языковой гимназии. Отец возил её на машине туда и обратно, девочка занималась английским с репетитором. Однако учиться Алла не любила, поэтому еле-еле вытягивала на «4». В пятом-шестом классе «4» плавно перетекли в «3»…

— Это учителя ко мне несправедливы! Они занижают оценки! Даже когда я отвечаю на «5», мне ставят «3»! — капризно заявляла Алла.

— Странно, Аньке оценок не занижают — она и без репетиторов отличница, — Алевтина вздохнула, — только тебе…

— Сравнила! — как всегда, вступился за родную дочь Эдик, — Анька твоя учится в обычной школе, а Аллочка — в специализированной гимназии! Таам совершенно иные требования!

 

— Да, но Алла занимается с репетиторами, а Анна — сама! И первая еле-еле тянет учёбу, а вторая — круглая отличница…

— Алла права: в этой элитной гимназии просто нужен блат! Вот и «валят» Аллочку — ждут, пока мы туда что-нибудь занесём…

Аллочку одевали в фирменные вещи, а у Ани было только самое необходимое. Алле купили новый телефон последней модели в 5-м классе, а Аня ходила в школу со старым телефоном матери…

На выпускной Аня не пошла. Вернее, пошла только на его торжественную часть.

— Нет на всё это денег: платье, кафе, подарки… Нам нужно Аллочке компьютер купить! – развела руками Алевтина, — Ты же свой ноутбук забираешь!

Ноутбук Анне подарили в 10 классе, когда она заняла первое место в региональном конкурсе по географии. Мать почему-то решила, что он должен остаться младшей дочери. Однако Аня сказала, что заберёт его с собой: она собралась поступать в педагогический институт в соседнем городе. Девушка понимала, что ноутбук пригодится ей самой.

— Зачем тебе институт?! — возмутилась Алевтина, когда узнала о планах дочери (а узнала она о них буквально за пару дней до ЕГЭ), — иди в техникум! А потом уже, если захочешь, поступишь на заочное отделение. Так у тебя профессия будет гораздо быстрее…

— Мам, я хочу быть учителем, — тихо сказала Анна, — другая профессия мне не нужна.

— Учитель! — хмыкнула Алевтина, — Профессию нашла! Ни заработка, ни престижа… Да и нет у нас лишни денег для того, чтобы ты могла в соседний город кататься! — покачала головой женщина, — А сессии?! Да и вообще, жизнь в городе — удовольствие не из дешёвых!

— Мам, я поступлю на бюджет. Жить буду в общежитии. Тратить деньги буду очень экономно! Я ведь давно хочу быть учителем! Это моя мечта!

— Мы с отцом не сможем тебе помогать! Так что иди в техникум! – упёрлась мать.

Как это ни удивительно, мать Алевтины поддержала идею внучки.

— Я буду оплачивать общежитие, если Анечка поступит на бюджет, буду давать ей деньги на дорогу и на жизнь! – заявила она.

— Лучше бы ты Аллочку на осень одела! – хмыкнула Алевтина, — Как по мне, институт — это всего лишь Анькина блажь!

— Аллу вы и сами прекрасно оденете! – вздохнула пожилая женщина, — А институт – не блажь, а вложение в будущее твоей дочери!

Домой Аня приезжала редко. Девушка жила в общежитие и подрабатывала лаборантом на кафедре. Бабушка, как и обещала, помогала ей деньгами. Последние 2 года учёба Анна и вовсе ездила не домой, а к бабушке. во-первых, старушка уже неважно себя чувствовала и ей нужна была помощь, а во-вторых, дома Аню никто не ждал: чем старше становилась Алла, тем изощрённее она подставляла сестру. Например, положит в её сумку кошелёк матери или пачку сигарет, а потом, будто случайно, столкнёт сумку со стола при всех. Содержимое высыпалось… Родители отчитывали Анну, Эдик орал и даже замахивался несколько раз, мать устраивала истерики и читала морали. Аллочка с плохо скрываемым удовольствием наблюдала за всем происходящим со стороны… Аня не оправдывалась. Она просто постаралась сократить общение с родственниками до минимума…

…Анна вошла в квартиру, закрыла за собой дверь. Спасибо бабушке: это она оставила любимой внучке однокомнатную квартиру в хрущёвке. Мать пыталась оспорить завещание — пошла к юристу, но ей и Алле бабушка оставила свой дом в соседнем селе, который они в последнее время использовали как дачу. Естественно, не совсем справедливо, но, как сказал юрист: «Человек сам вправе распоряжаться своим имуществом и назначать наследников». Поэтому квартира всё же осталась Анне — старшей внучке, которая последние 5 лет жила с бабушкой и досматривала её. Наверное, именно поэтому Анна не вышла замуж: ей было не до любви, хватало других проблем.

 

Мать также попыталась воззвать к совести Анны: мол, ты не можешь так поступить с сестрой — нужно продать квартиру и разделить деньги. Однако Анна напомнила, что Алла прекрасно могла месяцами не появляться у бабушки, а когда появлялась, то выгребала у старушки все деньги, которые находила. Алевтина Степановна немного угомонилась только после консультации с юристом, поняв, что суд она вряд ли выиграет…

Юрист, довольно молодой ещё мужчина по имени Алексей, консультировал и Анну. Они встречались в соседнем городе. Сначала Анна ездила к нему в офис, а однажды мужчина пригласил её в кафе…

… — Аня, я женат! — Алексей в упор смотрел на девушку, — С женой я не могу развестись: потеряю всё. Её отец – директор агентства, в котором я работаю, уважаемый человек в наших кругах. Но сейчас я не об этом… Я люблю тебя, Аня. Люблю всей душой. Однако предложить тебе могу только роль своей любовницы…

— Давай не будем говорить о твоей жене и о том, что будет завтра! — Анна влюблёнными глазами смотрела на мужчину, — Давай жить сегодня!

Они встречались 3 месяца. Об этих отношениях не знал никто. Потом Анна забеременела. Алексею Аня об этом не сказала. Сказала, что она устала от этих отношений и решила поставить в них точку. Мужчина не настаивал на продолжении: они заранее договорились о том, что каждый может уйти из отношений тогда, когда они станут его тяготить.

Матери Анна сказала только имя отца ребёнка и о том, что тот предлагал ей денег на аборт. Хотела, чтобы она даже не думала о том, что у Ани с ним может что-то получится в будущем. О том, что Алексей – это юрист из города, Алевтина даже не догадывалась…

… Анна родила дочь. Роды были тяжёлые. И мать, и ребёнок некоторое время находились в реанимации. Домой их выписали только через 2 недели. За это время к Анне раза 3 приходила мать и один — сестра. Правда, Алла оказала анне посильную помощь: привезла детские вещи, которые остались после её дочери (те, что похуже: те, что получше, мать ей посоветовала оставить — вдруг Алла решит родить ещё!). Дома Анна тоже оказалась один на один со своей новой ролью матери. Однако она справлялась с ней на отлично. Анна очень любила свою дочь и старалась не отходить от неё ни на минуту.

…- Здравствуй, Аня, — на пороге стоял Алексей, — не ждала?

— Нет, — просто ответила женщина, — откуда ты здесь?!

— Может, впустишь? Тогда и объясню…

Оказалось, что Алексей случайно встретил в городе Алевтину: та приезжала с младшей дочерью за покупками в торговый центр. В разговоре Алевтина обмолвилась, что Аня родила дочь и живёт с ней в той самой квартире, которую он, Алексей, не захотел делить по справедливости…

— Адрес этой квартиры я нашёл в старых документах, — сказал он, — кстати, я развёлся с женой. Она сама ушла от меня: нашла более перспективного мужчину. Я не стал её удерживать: мы давно с ней стали чужими. Если ты ещё меня любишь, я готов жениться на тебе и воспитывать вместе с тобой свою, я так понимаю, дочь…

Анна хотела гордо отказаться, сказать, что она не нуждается в его помощи. Особенно после такой правды… Однако немного подумав и взвесив все «за» и «против», Аня приняла предложение Алексея. Во-первых, она его всё ещё любила, и он был отцом её дочери. Во-вторых, у него были деньги, хорошая работа и перспективы. А в-третьих, она представляла себе лица матери и сестры в тот момент, когда она объявит им, что выходит замуж за известного юриста из города. Одно это стоило того, чтобы принять предложение Алексея!

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,403sec