Ушел от нас папа…

Тоня со слезами на глазах смотрела, как ее любимый мужчина Кирилл, с которым она прожила без малого четыре года, спокойно собирает вещи и уходит. И не просто уходит, а к той, от которой когда-то ушел с пафосом. Малыш Платон улыбался отцу, что-то лепетал на своем языке, но мужчина не обращал на него никакого внимания. Он был занят – надо было собрать все пожитки, чтобы о нем больше ничего не напоминало. Закончив, отнес тяжелые сумки к входной двери и с улыбкой посмотрел на Тоню.

— Мне пора. Прости, что так вышло, но по-другому нельзя. Не держи на меня зла и постарайся устроить личную жизнь. Но только не в обиду пацану.

Тоня крепко сжала губы, чтобы не сорваться на крик.

 

«Мало того, что уходит, так еще и издевается», — подумала она.

Кирилл вынес сумки за порог, нажал кнопку вызова лифта и отправил в службу такси вызов по смс.

«Через пять минут максимум, он исчезнет навсегда», — подумала Тоня. Внутри нее словно все резко и одномоментно заморозилось, женщина даже не реагировала на лепет ребенка, которого держала на руках. А как все красиво начиналось…

Кирилл вернулся домой очень поздно, и его супруга Инга устроила небывалый скандал.

— Ты уже задрал, гуляка, сколько можно тебя терпеть с твоими выходками?

-Да что я сделал? – Кирилл был сама искренность в своем желании показать себя с лучшей стороны. Но Инга была настроена более чем скептично.

— Скажи-ка, милый, где ты сегодня был? – она сверлила его горящим взором, отчего мужчина чувствовал себя, как уж на сковородке. Обычно, если Инга так смотрит на него, это означало только одно – он снова пойман с поличным. Только как она смогла это устроить? Не стала бы следить за ним, подобные действия она считала ниже своего достоинства. Или настучал кто-то из так называемых доброжелателей? Недостатка в таковых не было, учитывая неуемную любовь Кирилла к женскому полу.

— Ну, где я мог быть? – мужчина старался говорить как можно спокойнее, помня, что, как только начнет юлить и изворачиваться, обычно терпеливая жена спустит на него всех собак. – Задержался после работы, потому что напортачил в отчете. Хотел было отправлять на утверждение, как пришла главбух и сказала, что я не указал две статьи расходов при поездке. Блин, это была такая мелочь, что я забыл. Но деньги уже проведены через бухгалтерию, поэтому пришлось копаться, чтобы найти ошибку. Черт, я из-за этой мелочи столько времени убил, чуть крыша не поехала. Еще и главбух стояла над душой, как надсмотрщик на плантации, и выносила мозг своими придирками и комментариями. Я уже начал думать грешным делом, что, если не сдержусь, сегодня меня заберут за насилие в отношении этой скандалистки.

— Пока что гладко, продолжай, — голос Инги был нейтральным. Это заставило Кирилла напрячься: на чем именно она хочет его подловить? В самом деле, мыслей изменять жене с главбухом у Кирилла не было даже в самых смелых фантазиях, потому что та была женщиной непреклонной воли и непререкаемого авторитета. Не говоря уже о том, что она старше Кирилла на добрых полтора десятка лет и выглядела так, словно пять минут назад закрывала собой амбразуру.

— У нее слишком героическое выражение лица, — отметил про себя Кирилл, когда впервые пришел в фирму. – Такая на раз порвет и не заметит.

Он оказался прав. Главбуха боялись даже наглые налоговики и представители разных проверяющих инстанций, которым она на пальцах и в очень доступных выражениях объясняла, что они зря посмели беспокоить ее своими подозрениями. Тем не менее, оставалось ничего другого, как бесславно ретироваться прочь.

— Ну, а дальше у меня уже ум за разум начал заходить, — продолжал Кирилл, не сводя с жены преданных глаз. – Потом эта Годзилла в юбке заявила, что без пол-литра здесь не разберешься. Я подумал, что она серьезно говорит, и потопал в ближайший магазин. Купил ей бутылку коньяка, который она любит, налил стопочку. И чем закончилось? Она нажралась, пока проверяла мой отчет, и мне пришлось вызывать такси, чтобы отвезти ее домой.

— А вот с этого места подробнее, — Инга напоминала хищное животное, готовое напасть в любое мгновение. Кирилл даже растерялся.

— В общем, я ее отвез. Довел до квартиры, потому что хотел убедиться, что с ней все в порядке, и уехал. На обратном пути таксист, который меня вез, вляпался в ДТП. И мне пришлось задержаться, чтобы дать показания.

Инга подошла к нему, посмотрела в упор пронизывающим взглядом, который муж с честью смог выдержать, и прошептала:

— А почему ты не сказал, что напротив твоей стареющей бухгалтерши жила твоя прежняя пассия? Правда, в отличие от твоей коллеги, куда моложе и привлекательнее. По странному стечению обстоятельств, ты задержался вовсе не на даче показаний, а в квартире той особы. Так что… делай выводы, дорогой.

— Какая бывшая пассия? – голос Кирилла выдавал его с головой. Инга решила, что не хочет тратить время на выяснение обстоятельств, и послала мужа куда подальше. Так мужчина оказался на съемной квартире, которую делил с другим провинившимся перед женой собратом по несчастью.

Спустя несколько недель сосед, донельзя счастливый, сообщил, что сумел убедить жену в своей невиновности, и воссоединился с семьей. Кирилл тосковал по женской ласке, но Инга ясно дала понять, что не намерена его прощать.

 

Впрочем, мужчина не стал унывать и быстренько познакомился с красивой молодой женщиной, которую звали Тоня. Большеглазая, стройная, с густыми каштановыми волосами, девушка показалась Кириллу воплощением нежности и утонченной красоты. Опытный ловелас быстро взял в оборот скромную красавицу, и уже через три месяца они стали жить, как супружеская пара.

Тоня была в восторге от мужчины: привлекательный, стройный, с приятными манерами, умеющий зарабатывать. И при этом – совершенно одинокий. Впрочем, Тоня поняла, что избранник только прикидывался одиноким. Кирилл не стал тянуть кота за хвост и объяснил, что крупно поссорился с женой из-за расхождений в некоторых жизненных аспектах. Сказал, что она не собирается давать развод, потому что хочет, чтобы он обеспечивал и дальше их семью, а он, как порядочный человек, давал слово покойному тестю, что никогда не откажется от своих детей.

Тоня находила некоторые доводы мужчины странными, но мирилась с ними. Девушка была счастлива, что нашла себе того, кто будет для нее надежной опорой в жизни. Подруги убеждали ее, что Кирилл водит ее за нос, но влюбленная девушка никого не хотела слушать.

— Вы ничего не понимаете, — горячо говорила она. – Да, Кирилл не хочет знакомить меня со своими родственниками, но это потому, что хочет защитить от негатива с их стороны. Я его прекрасно понимаю, потому что между нами большая разница в возрасте.

— То есть тебя не смущает, что у него почти взрослые дети, и ты старше его первенца на какие-то десять лет? – спрашивали подруги. Тоня беззаботно отмахивалась:

— Это всего лишь вопрос времени. Мы познакомимся и будем полноценно общаться, как в любой обычной семье.

— Что-то не похоже, чтобы он хотел тебя знакомить со своими близкими.

— Да вам какая разница? – сердилась Тоня. – Вы просто завидуете, что у меня такой понимающий и опытный мужчина. Не всем же везет встретить мужчину своей мечты.

Тоня принялась перечислять достоинства Кирилла:

— Во-первых, мне всегда нравились мужчины старше меня. У них есть особый шарм, кажется, что понимают без слов, только по взгляду. Во-вторых, мой Кирюша очень заботливый и хозяйственный. Сколько раз такое было, что я уставала после работы, а он готовил мне ужин и старался отвлечь от грустных мыслей. Знаете, это так приятно – чувствовать, что твой любимый беспокоится о твоем здоровье и самочувствии. В-третьих, Кирилл не хочет подвергать меня лишним волнениям, потому что хочет, чтобы у нас был общий ребенок. О чем это говорит? Только о том, насколько серьезны его намерения. Что вы раскудахтались?

Подруги отступали, понимая, что доля правды в словах Тони есть, но логики в них куда меньше.

— Я вообще не понимаю, как она решилась рожать от него ребенка, когда у этого типа двое детей? – вопрошала некая Валя из подруг Тони. – Если он через двоих детей так легко переступил через столько лет брака, где гарантия, что с Тонькой точно так же не поступит? Может, она родит, и он такой «Прости, любовь моя, наше решение родить общего ребенка было ошибкой» и свалит в кусты. И останется Тоня с ребенком на руках. Куда она пойдет?

Тоня первый год совместной жизни безоговорочно верила Кириллу, который твердил, что не может жениться на ней прямо сейчас по двум причинам. Первая — жена угрожает ему препятствовать общаться с детьми, если он заявит о втором браке. Вторая – им и так хорошо вместе, а штамп в паспорте ничего не меняет. Если нет любви и тяги друг к другу, говорил мужчина, хоть десять штампов поставь, никакого проку от них не будет.

— Приперла она меня, — вздыхал Кирилл. Он недавно только вернулся от своих родственников, куда почти бывшая жена привезла его сыновей – чтобы повидались с отцом. – Мои мальчишки так выросли… Максу семнадцать, Дане на год меньше. Погодки, с ними столько возни было, пока не выросли. Зато сейчас такие парни, прямо всем на зависть… и очень скучают по мне, только моя бывшая не дает с ними видеться так часто, как хотелось бы. Терплю, куда мне деваться? Все-таки родные мне души.

Тоня молча глотала его странные высказывания. Она знала, что Кирилл для встречи с сыновьями ездит к своей матери, которая присматривала за мальчиками в дошкольном возрасте и безмерно их любила.

— Милый, а когда ты меня со своей мамой познакомишь? – спрашивала девушка, на что Кирилл начинал пыхтеть и придумывать отговорки вроде «сейчас не время», «мать еще не готова», «Боюсь, как бы ты не отказалась от меня из-за моих пацанов».

— Я не собираюсь от тебя отказываться, — обижалась Тоня. – Если у нас с тобой общие планы на будущее, как я могу игнорировать твою семью? И вообще, я бы хотела, чтобы ты познакомил нас.

 

Со временем у Кирилла появилась традиция общаться с сыновьями по выходным и праздникам. Он уезжал на целый день к матери, где с удовольствием участвовал в семейном обеде, устраивал праздники для мальчишек и старался быть для них образцовым отцом. Тоне только оставалось слушать, как приятно провел время ее избранник со своим потомством.

— Я им давно обещал регату, вот, сдержал слово, — довольный Кирилл хвастался достижениями Максима и Данила. – Представляешь, занимаются без году неделя и уже выиграли первую гонку. Из них точно выйдут топовые спортсмены.

В другой раз Кирилл увез сыновей в горнолыжный лагерь на несколько дней. Вернулся он оттуда с травмой руки – неудачно упал на финише.

Тоня накладывала фиксирующую повязку на больную руку, делала мужчине массаж на верхнюю часть тела, кормила чуть ли не с ложечки.

— Ты у меня такая заботливая, такая понимающая, — трогательным тоном говорил с ней Кирилл, заглядывая в глаза девушке. – Мне невероятно повезло встретить именно тебя.

— Тогда почему ты не хочешь познакомить меня со своими сыновьями? Мы могли бы вместе проводить время с ними, – непонимающе спросила Тоня.

Кирилл сразу помрачнел.

— Ты прости, но это исключено. Мальчики не будут воспринимать тебя, как свою мать, а ее они очень любят и уважают. Кроме того, мое общение с ними – это одна из немногих отдушин для меня. Это мое личное, и не хочу никого туда включать, даже тебя. Когда я с сыновьями, рядом нет даже моей бывшей, у нас сугубо мужской коллектив, в который ты не вписываешься.

Через несколько дней Тоня обнаружила, что беременна. У нее не было сомнения, оставлять ребенка или нет.

— Конечно, я его оставлю. Если Кирилл так не может надышаться на своих сыновей от первой жены, то от меня и нашего общего ребенка он точно не отвернется.

Подруги отговаривали ее от глупого шага:

— Ты с ним уже три года, а за это время в ваших отношениях ничего не изменилось. Если у него так обстоят дела с женой, другая женщина пошла бы и проверила, вдруг ей лапшу на уши вешают.

— Но я так не могу, я же верю Кириллу, — отвечала Тоня, сделав обиженное лицо.

— Его первая жена живет в их общей квартире, а тебе за три года он даже комнату не захотел купить. Ты на что жить будешь, если он все-таки уйдет?

— Никуда он не уйдет, я ему сына рожу, — уверенно ответила Тоня. Она почему-то верила, что сможет удержать Кирилла, сказав ему про свою беременность.

И вечером она объявила о радостной новости:

— Милый, я должна тебе кое-что сообщить, — лукаво проговорила девушка, усаживаясь на колени Кирилла. Тот удивленно посмотрел на нее.

— У нас будет ребенок, — с нежностью посмотрела на него Тоня. На лице Кирилла было написано легкое замешательство, но мужчина тут же отвлек внимание подруги.

— Такую новость надо обязательно обмыть, — провозгласил он и принес шампанское, дожидавшееся своего часа в недрах холодильника.

Правда, пил только Кирилл, потому что Тоня побоялась увлекаться алкоголем, будучи на столь раннем сроке беременности. К концу трапезы возлюбленного сморил сон. Свернувшись калачиком, Кирилл мирно заснул, а Тоня сидела рядом, любуясь этим зрелищем. Ей показалось очень трогательным, что этот сильный, высокий мужчина выглядит таким беззащитным, когда спит. Тоня наклонилась к Кириллу и поцеловала его в губы со словами «Ты мой, я тебя никому не отдам».

Беременность протекала без особых сложностей, да и Кирилл поддерживал Тоню, как мог. Ради нее он даже стал реже ездить на семейные встречи, чему девушка была безумно рада:

— Надо было раньше решиться на рождение ребенка. Он бы меньше времени проводил в компании своих мальчишек. А то я все время как будто лишняя и мешаю ему общаться с семьей. Зато теперь семьей будем мы – Кирилл, я и наш малыш…

 

Они часто выходили на прогулки, ездили на экскурсии. Кирилл показывал девушке места, которые ему самому очень нравились. Однажды на горном курорте Тоня увидела женщину среднего возраста, ближе к сорока годам, которая с двумя молодыми парнями шла к машине. У Тони была хорошая зрительная память на лица, и она без труда опознала в троице бывшую семью Кирилла. Он ведь показывал ей в самом начале совместной жизни фотографии своей семьи. Парни, конечно, заметно подросли, но черты лица оставались теми же.

— Бывшая, конечно, ого-го, — поделилась впечатлением девушка. – Такая уверенность в себе, это просто фантастика. Хотя по лицу видно, что та еще стерва. Бедный ты, Кирилл, не повезло нарваться на такое чудище.

«Чудище» спокойно шло по аллее, не удостаивая никого взглядом. При виде парочки в лице Кирилла и Тони женщина усмехнулась и пошла дальше, зато на Кирилла было жалко смотреть. Он бросил тоскливый взгляд на Ингу и предложил Тоне:

— Давай пойдем отсюда. Здесь слишком много людей, да и атмосфера не такая приятная.

Тоня согласилась. Она пребывала в эйфории от того, что показала бывшей любимого, что между ней и Кириллом все обстоит очень даже серьезно.

— Пусть знает, что не только у нее есть ребенок от Кирилла, — торжествующе думала она. – Он станет нашему малышу лучшим отцом, потому что никогда от нас не уйдет.

Мужчина всю дорогу от курорта до дома молчал. Когда они приехали, помог Тоне выгрузить чемоданы и отнес их в квартиру. После чего подошел к женщине и сказал:

— Мне сейчас срочно нужно сдать одну бумагу, нужна печать нашего главбуха. Только ее нет в городе, насколько я слышал. Короче, мне нужно съездить к ней в загородный дом, это недалеко отсюда.

Тоня не подала виду, что раскрыла обман Кирилла. Он с лихорадочно горевшими глазами принялся что-то искать среди бумаг, выполнил распечатку нескольких ведомостей и уехал. Тоня проводила его долгим взглядом. В ее душе поселилось сомнение.

— Куда он на самом деле поехал? – думала она, вспоминая, как мужчина стремительно собрался в дорогу.

Кирилл вернулся на следующее утро, мрачный и серьезный. Посмотрел вскользь на Тоню и начал собираться на работу.

— Ты успел к своему главбуху? Все хорошо? — заботливо спросила подруга, на что мужчина отрывисто бросил:

— Да, полный порядок.

Он стал снова чаще пропадать у своей матери. Причем на вопросы Тони, где он был и почему не сказал об этом, зло отвечал, что не обязан отчитываться. Когда у женщины начались схватки, Кирилл деловито позвонил в скорую и объяснил, что происходит. Тоня насторожилась, когда услышала, как Кирилл сказал:

— Да я сосед, рядом живу. Просто она одна, телефон, видимо, не нашла.

Тоня закричала в голос:

— Ты что несешь? Какой еще сосед?

Кирилл уже успел повесить трубку и с тревогой посмотрел на Тоню.

— Ты о чем? Что я такого сказал?

— Пусть у меня схватки, и я мало что соображаю, но я слышала, как ты сказал, что являешься моим соседом. Это как понимать?

— Понимай, что у тебя от страха перед родами помутилось в голове, — строго ответил Кирилл. –Как я мог сказать, что я сосед, когда я – отец этого ребенка? Не выдумывай, сейчас вместе поедем в роддом.

Тоня подумала, что, возможно, что-то не так поняла. Не мог ее Кирилл сказать такое про любимую женщину, которая вот-вот родит ему ребенка. Кирилл честно отсидел в приемной несколько часов, ожидая новостей о ребенке. Под утро медсестра сообщила:

— Поздравляю, у вас мальчик. Три пятьсот, рост пятьдесят четыре.

— Совсем как Даня, — проговорил мужчина в задумчивости.

 

Тоню выписывали из роддома без лишней шумихи. Однако она была рада, что ей есть, где и на что жить. Кирилл пылинки с нее сдувал, следил за порядком в доме, помогал с ребенком. И так продолжалось до того дня, пока ему не позвонила Инга.

Только тогда Тоня поняла, что значила первая жена для Кирилла. Он наспех собрал все свои вещи и буквально сбежал от молодой сожительницы. Тоня с трудом сдерживала слезы, понимая, что ни она, ни их маленький сын ничего не значили для Кирилла. Он всего лишь пережил сложное для себя время кризиса в отношениях с женой, вымолил у нее прощения за свои грехи и вернулся в семью.

— Ушел от нас папа, мальчик мой, — рыдала Тоня, прижимая к себе сына. – Мы ему были не нужны… Он всего лишь ждал, когда его примут обратно…

Ольга Брюс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,411sec