Первое сентября

— Дочка, тебе не нравится букет? – удивилась Зина, глядя на Марьяну.

Мама купила такие красивые цветы для классной руководительницы, но дочь лишь скуксилась, когда их увидела.

— Не нравится! – ответила она.

— Странно, мне продавщица помогла выбрать. Сказала, что он очень даже ничего. Если хочешь, можем сходить, ты сама выберешь! – предложила мама.

— Не хочу! – обиженно сказала Марьяна и ушла в свою комнату.

 

Уже неделю Зина замечала, что с дочкой что-то не так. Другие соседские дети как-то радовались тому, что скоро первое сентября, снова начинается школа, но только не ее дочка.

В этом году она шла в пятый класс. Казалось бы, уже не такая маленькая, как раньше, но вся подготовка к школе превратилась в сплошной скандал. Портфель выбирали с истерикой, как и школьную форму. Даже туфли не удалось купить без ее недовольства.

Зина могла бы подумать, что дочка влюбилась, но было еще рановато для таких нежностей. Несколько раз она пыталась поговорить со своей кровиночкой откровенно, но она не хотела идти на контакт. Совсем отказывалась разговаривать по душам.

Самое интересное, что летом Марьяна была совсем другой. Она была открытой и радостной. Они весело проводили вместе время, когда была такая возможность, а теперь ее будто подменили.

Зина много работала, чтобы содержать семью. Муж ушел от нее два года назад, но она смогла заново устроить свою жизнь и быт.

Дочка первое время переживала из-за развода родителей, но потом успокоилась. Она была неглупой девочкой. К тому же ее папа жил в том же городе, они часто виделись.

Зина все пыталась понять, что же изменилось за неделю до школы. И вдруг ее осенило – вернулась бабушка Лена.

Она все лето провела на даче у своей подруги. Помогала ей с огородом, потом с закрутками на зиму, да и вообще отдыхала от большого города.

Елена уже была на пенсии и могла себе это позволить. Она переехала к дочери почти сразу после того, как та развелась с мужем. Вроде как решила помогать ей с дочкой и с хозяйством, пока они не втянутся.

Зина уже давно втянулась, но присутствие матери ее нисколько не напрягало, а наоборот даже радовало. Елена Петровна была очень аккуратной и внимательной к мелочам. К тому же Марьяна всегда была под присмотром заботливой бабушки.

— Да ну, не может быть! – подумала про себя Зина, но глядя, как дочка не выходит из комнаты уже который день, все же решила все выяснить.
— Марьян, можно спросить? — сказала она, заходя в комнату дочери.

— Я занята, ты не видишь? – грубовато ответила дочка и снова уставилась в свой планшет.

— Отложи его, разговор серьезный.

Девочка убрала свою любимую игрушку и недовольно уставилась на маму.

— Ну, говори…

 

— Почему ты не хочешь в школу? Ты там с кем-то поссорилась?

— Нет, я люблю школу! – призналась дочка.

— Но тогда почему ты такая грустная все эти дни?

Марьяна опустила глаза. Были вещи, которыми она не готова была делиться даже с мамой.

— Дочка, скажи честно, все дело в бабушке? – все же попыталась Зина, а дочка неожиданно расплакалась.

Глядя на ее слезы, мама не могла поверить, что это действительно так.

— Солнышко, ты должна мне все рассказать. Я твоя мама. Я могу разрулить любую ситуацию. Если вы с бабушкой что-то не поделили, просто расскажи мне!

— Ты все равно не поверишь! Никогда не верила! – обиженно сказала дочка, когда немного успокоилась.

— Сейчас поверю. Мне совсем не нравится твое настроение в последние дни. Я хочу тебе помочь!

— Тогда попроси бабушку от нас переехать. Пусть и дальше живет на даче у своей подруги! – попросила Марьяна.

— Доченька, ты же понимаешь, что для этого мне нужны достаточные основания. Одной просьбы недостаточно! Она все-таки моя мама. Ты же это понимаешь?

— Понимаю, но у меня нет доказательств…

— Доказательств чего, Марьяна?

Дочка опустила глаза и будто снова замкнулась в себе, но потом вдруг выдохнула и сказала:

— Бабушка орет на меня, когда мы делаем уроки. Она может ударить, оскорбляет, говорит гадости! Я так радовалась, пока было лето. Не хочу всего этого снова!

Зина слушала дочку, но почему-то не верила. Ее мама всегда была такой спокойной и даже интеллигентной.

Чтобы она орала на собственную внучку? Скорей мама могла поверить, что Марьяна все это придумала, чтобы освободить комнату бабушки.

Нет, по глазам дочери Зина видела, что та действительно расстроена, но поверить было сложно. Хотя и оставлять всю эту ситуацию в подвешенном состоянии было нельзя.

— Марьяна, я поговорю с бабушкой и все выясню. Вместе мы справимся! – ободряюще сказала она дочери.

— Ты не поверила мне, правда? – спросила Марьяна. – Она так и говорила. Говорила, что ты никогда не поверишь!

— Кто говорила? Бабушка? – все еще не веря, спросила мама, а дочка лишь кивнула в ответ.

 

Когда Елена Петровна вернулась из парикмахерской, Зина решила с ней серьезно поговорить. Она рассказала о том разговоре с дочерью, но бабушка выглядела скорее удивленной и расстроенной, чем уличенной.

— Как же ей не стыдно? Я все бросила, приехала к вам, чтобы помогать! Да, не ожидала я такого от Марьяны. Совсем не ожидала! – обиженно сказала Елена.

Зина не стала спорить. Она извинилась перед мамой, попросила ее не обижаться. Возможно, все действительно было не так плохо.

Первого сентября Марьяна выглядела серее тучи, даже классная руководительница это заметила.

Бабушка стояла за спиной у детей и лишь улыбалась, глядя на линейку. Зина спешила на работу, но все же достояла до конца, чтобы еще больше не расстраивать дочку.

Прошла неделя, настроение дочери так и не изменилось. Обычно Зина возвращалась с работы после восьми вечера. Уроки с внучкой делала Елена Петровна. Так всегда было, но сейчас Зинаида понимала, что нужно что-то менять.

Марьяна почти полностью закрылась в себе и не хотела с ней даже разговаривать, а в понедельник маму вызывали в школу.

— Здравствуйте, что-то случилось? – спросила Зина у классной.

— Я сама в шоке, но обязана вас уведомить! Ваша дочка была уличена в краже!

Мама округлила глаза. В такое было сложно поверить. Они, конечно, не шиковали, но у дочери было все необходимое.

— И что же она украла?

— В кабинете информатики недавно установили камеры слежения, чтобы ничто не пропадало неизвестно куда. В прошлом году у нас были инциденты, поэтому в этом мы решили перестраховаться. Так вот, одна из камер исчезла, а с помощью второй мы смогли выяснить, кто ее взял.

— Марьяна украла камеру? Но зачем?

— А это вам и предстоит выяснить. Марьяна хорошая девочка. Я не хочу уведомлять директора. Если вы завтра вернете ту камеру, то мы обо всем забудем!

Зина лишь кивнула и пошла домой. Ей пришлось раньше уйти с работы, чтобы забежать в школу. Она как раз подходила к подъезду, когда услышала крики. Голос своей матери она не могла спутать с другим.

— Ты что тупая? Совсем тупая? За лето все мозги выветрились? Я тебе говорю писать три, а ты что пишешь? – кричала Елена Петровна.

 

— Но там пять получается! – визжала Марьяна. – Ты что считать не умеешь?

— Ты как со мной разговариваешь? – заорала бабушка и послышался какой-то хлопок.

Зина побежала домой, будто ее догоняли бешеные волки. Она открыла дверь и ворвалась в комнату дочери.

— Так это все правда? – возмущенно спросила она у своей матери.

Марьяна плакала и держалась за щеку. Видимо, бабушка ударила ее по лицу за грубость. Елена выглядела злой и расстроенной одновременно. Она даже не пыталась оправдываться. Лишь гордо выпрямилась и вышла из комнаты внучки.

— Сама с ней занимайся, если такая умная! – бросила она вслед самой себе.

Зина села на стул рядом с дочерью и погладила ее по голове.

— Ты прости, я должна была сразу тебе поверить. Простишь?

Марьяна кивнула, вытирая слезы, но ничего не сказала. Она выглядела немного испуганной.

— Ты для этого украла камеру в школе? – спокойно спросила ее мама.

Дочка снова кивнула, а потом расплакалась.

— Я так и не поняла, как она работает! – призналась девочка.

— Это уже и неважно! Я сама все увидела. Думаю, ты уже достаточно большая, чтобы делать уроки самостоятельно, а если что-то не получится, я буду помогать тебе после работы, договорились?

Марьяна радостно закивала и бросилась к маме обниматься.

— Спасибо! Спасибо! Спасибо!

Зина все же хотела разобраться с матерью. Она вышла из детской и направилась в комнату Елены, застав ее за необычным занятием. Бабушка укладывала свои вещи обратно в чемодан.

— Далеко собралась? – спросила Зина.

— Поеду к своему сыну! Здесь мне делать больше нечего!

— Думаешь, Сашка позволит гнобить своих детей? – поинтересовалась дочка.

— И не стыдно тебе? Я вам всю душу отдала, а вы!

— Ты права мама, поезжай к Сашке. Ты еще успеваешь на вечерний автобус! – сухо сказала Зина и вышла из комнаты.

Она как раз разогревала ужин, когда Елена Петровна вместе с чемоданом выходила из квартиры.

— Пока, мамочка! Спасибо за все! – не без сарказма крикнула она матери вслед, но та ничего не ответила.

 

Прошло минут пять, когда послышался стук в дверь. Зина уже было решила, что мама передумала и вернулась обратно, но за дверями стояла соседка – тетя Катя.

— Зиночка, а куда твоя мама поехала? – спросила она.

— В гости к моему брату! – ответила Зина, хотя понимала, что это не ее дело.

— Слава тебе Господи! – сказала женщина и перекрестилась. – Всем подъездом боялись первого сентября! Пойду соседей обрадую! – весело добавила Катя и убежала.

Зина лишь захлопала глазами, пытаясь понять, почему раньше ни один из этих самых соседей не пришел и не рассказал, что за их дверями по вечерам бывает так шумно…

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,376sec