Приезжая

Дела у Нади Вьюгиной складывались настолько плохо, что молодая женщина решила в корне изменить свою жизнь и бросить город.

В ее распоряжении имелся небольшой домик в далекой провинциальной деревне, он уже много лет назад унаследован был ею, однако прежде Вьюгина не интересовалась им. И напрасно, потому как сейчас это все что у нее осталось за душой.

Надя сложила в чемодан вещи, подхватила дорожную переноску с кошкой и села на поезд, унесший ее за сотни километров, безвозвратно. Ехать пришлось с пересадкой, к тому же, на ночь глядя, и женщина решила подождать до утра, остановившись в маленькой придорожной гостинице.

Многого она от заведения не ожидала, однако и комната, и обслуживание, и даже кафе, которое располагалось на первом этаже здания, неожиданно ей понравились.

 

Хозяйка гостиницы оказалась женщиной разговорчивой и доброжелательной, она то и подсказала Наде, что кафе будет пустовать, ввиду малого количества постояльцев.

— Ты, да молодой человек с пожилой матерью. Так что приходи ужинать, я приготовлю что-нибудь, по твоему желанию, — предложила она.

Надежда решила пошиковать в последний раз. Деньги в кармане после продажи квартиры в городе и оплаты долгов, оставались, Надя заказала себе еды и бокал вина, выбрала себе столик у окна и расположилась там, с книгой в руках.

«Что же будет дальше, как сложится моя судьба, я и понятия не имею, что меня ждет в деревне», — раздумывала она.

Невеселые ее мысли прервала парочка, видимо это те самые сын и мать, о которых упоминала хозяйка.

Расположились они за соседним столиком, на этом настояла мать парня. Это была очень шумная и разговорчивая компанейская женщина, которая тут-же принялась знакомиться с Надей, выспрашивая обо всем, откуда она, куда едет на ночь глядя.

Надя внимательно наблюдала за парочкой, осевшей за соседним столиком. Татьяна Михайловна, коей представилась дама, показалась ей экстравагантной. Чего стоила одна ее шляпка, напичканная перьями, брошками и камнями, с полей которых на лицо дамы падала сеточка, украшенная маленькими стразами.

— Дорогая моя, да что же вы сидите там одна, присоединяйтесь к нам! — вскричала дама, а сын ее, которого она представила Наде Проклом, стеснялся поведения матери. И все время отводил глаза.

Рот Татьяны закрывался только для жевания еды, она без умолку болтала, осыпая Надю бесконечными вопросами.

— Наденька, душа моя, а сколько же вам лет? Тридцать два?! Так вы замечательно подходите по возрасту моему Проклу. Прошка, чего стесняешься. Ему уже тридцать пять.

Дама обхватила Надю за плечи и зашептала в ухо громким шепотом. (Могла бы и вслух сказать, потому как шепот ее слышала даже хозяйка гостиницы, посмеивающаяся за кассой в другом углу кафе.)

— Не буду от вас скрывать, милая моя, дорогая Надя! Мой сын Прошка никогда не был женат! Я уже начала переживать как мать! А как же! Все его сверстники женаты и с детьми. А мой как перст один, чего от него ожидать? А вы я вижу, женщина элегантная, и даже книги читаете. И вина вы выпили лишь один бокал, а не накинулись пьянствовать. Значит сила воли у вас, нормальная такая.

Надя закашлялась и дама не спрашивая, постучала ей по спине кулаком.

— А может быть Наденька, обменяемся контактами? Вы мне с первого взгляда понравились.

Тут наконец, Прокл выказал свой характер.

— Мама! Мне кажется, вам нужно горячим заняться, оно стынет. А вы нас извините пожалуйста, мама любит присесть на уши.

Надя улыбнулась молодому человеку, прекрасно его понимая.

Эта женщина характером напомнила ей собственную мать. Такая же жизнерадостная, бойкая и любящая поболтать.

— Ничего страшного, я с удовольствием составлю вам компанию, — мягко улыбнулась Надя, чем вызвала смущение мужчины.

Расставались спустя два часа друзьями.

Татьяна Михайловна истово благословляла Наденьку, узнав про ее дальнейшие планы.

— А как говорите, деревня в которую вы едете, называется? — поинтересовалась напоследок она.

— Камушки, — улыбнулась Надя.

— Какое чудное название, — восхитилась дама. — Наверное там много камушков и местность каменистая. Даже захотелось побывать там. Но к-сожалению, нам тоже в дальний путь с утра. А как не хочется прощаться! Позвольте мне писать вам? Я обожаю общаться посредством соцсетей! — попросила она.

 

***

Надя стояла у дома и не знала, за что первым делом браться.

Окна и входная дверь были заколочены досками, а ей нечем было даже гвозди отодрать. Вот она и мялась у крыльца, беспомощно поглядывая на кошку в переноске.

— Манечка, не ори, не могу тебя выпустить пока… Я что-нибудь придумаю.

Она оставила вещи и кошку и вышла за ворота, оглядываясь по сторонам. Наконец, высмотрела соседку, которая вышла к ней за калитку.

— Добрый день.

— Здравствуй. Что это ты тут стоишь, никак новая владелица?

— Она самая, — улыбнулась Надя. — Вот, приехала сюда в первый раз, не ожидала что все так заколочено.

Соседка прошла во двор будущего дома Нади и поглядела на окна.

— Ты про доски чтоль? Так я сейчас сына отправлю, поможет, не женское это дело… А это что, о Господи, там внутри кошечка? Ну надо же, сидит в клетке как в тюрьме, даже не мявкнет.

Надежда не умела ни печь топить, ни ее белить, ни чистить. Но ничего — выдюжила.

Жизнь заставила ее пересмотреть все свои прежние предпочтения, к которым она привыкла за годы жизни в городе. Всего то месяц прошел, как она приехала в деревню, а уже узнала и научилась всему новому!

В этом она обязана очень многим соседке, Наталье Викторовне.

Та носилась к приезжей Наде каждый день, угощая свежим молоком и овощами со своего огорода.

— Девка-а-а, — говорила Наталья, мечтательно разглядывая владения Нади. — На следующий год огород тебе вспашем, засадишь его овощами. И будешь со своей картошкой. Есть картошка — значит живы будем не помрем.

Губы Нади тронула улыбка.

Как же различаются приоритеты горожан и деревенских жителей!

Для Нади картошка — всего лишь продукт, который можно купить по дешевке в любом магазине за углом. А тут в деревне, этот овощ, можно сказать, образ жизни. А еще дрова, куры, куда уж без них.

— Сделаем тебе курятню, дам тебе своих кур и петушка, вот и будут у тебя собственные яйца, — между тем продолжала Наталья. — А и жениха тебе найдем нормального. А то ж. Ты девка красивая.

— Поверьте мне, Наталья Викторовна, я в этой деревне ненадолго, — заявила Надя. — Сейчас от прошлых своих проблем отдохну, приду в себя и пойму, что мне дальше в жизни делать. А тут я ненадолго и не хочу «пускать корни».

Наталья поглядела на Надежду. Две женщины подружились и она уже успела стать для приезжей старшей подругой.

— Надюш, ты что. Женихи у нас в деревне имеются. Не такие лощеные конечно, как городские, зато душевные люди с устойчивой психикой. А то ж там у вас в городе, парни изнеженные. Сама ж говоришь, с бывшим своим мужем вы характером не сошлись, устал бедный, от житейских проблем, убег к мамочке под крылышко, поделив квартиру! Хех, у нас таких ссыкунов тут почти нет. А ты приглядись говорю, чего смеешься.

Слушая Наталью, Надя поневоле вспомнила скромного молодого человека, которого часто видела в доме соседки.

Это был старший Наташин сын. Наде он показался странным: вроде бы в приличном возрасте, но из дома не выходит. Такими же странными казались его средний брат и внучка Натальи, маленькая Яна.

 

— Наташ, я на работу устраиваюсь, буду ездить в соседнее село, в школу. Заметила я, что доченька твоя, плохо разговаривает. А я, помимо профессии учителя начальных классов, являюсь еще и логопедом, и психологом. Давай я с Яночкой позанимаюсь, подготовлю девчонку к школе. Ты так мне помогаешь, что заниматься с Яночкой мне будет в радость и совсем не сложно.

Наталья тут-же перестала улыбаться и нахмурилась:

— Да не нужно, это все пустое. Янка, как и мой старшенький, родилась отсталой. Да не смотри ты так, это наследственное. В роду покойного моего мужа такие были. А уж какой он сам, прости Господи меня за мои слова, был, покойный Григорь Никитич! А с виду то казался нормальным, но это только с виду!

— Как отсталой, что ты такое говоришь, — удивилась Надя. — Не смей так говорить о детях. С ними просто нужно усиленно заниматься. Нужно биться за них до последнего, ты что.

— Да я знаю, — отвела глаза женщина. — Уж сколько я ни билась над ней, все пустое и зря потратила время. И тебе сразу говорю — не нужно! Я вообще не не понимаю, для чего придумали эти «приготовления к школе»! В наше время ничего подобного не было, мы шли в школу не задумываясь и там нас учили читать-писать. А тут видишь ли, придумали всяких правил и развивающие курсы, это все лишняя трата времени и выкачивание денег с родителей! Пойдет в школу, там всему и научат! Так что не заморачивайся.

***

Соседская девчонка постоянно висела на заборе, отгораживающем владения Надежды и Натальи.

Девчонку интересовала кошка, она подглядывала за питомицей Нади, и та заметила.

— Ты с Манечкой хочешь поиграть? — улыбнулась она девочке.

— Да.

— Тогда иди к нам, я подержу Маню, а ты ее погладишь. Она к незнакомым не пойдет, я ее хорошо знаю. Тут только такой выход, бывать чаще у нас и приучать ее к себе.

Девчонку уговаривать не надо было, она с легкостью отодвинула одну доску в заборчике и вошла во двор Нади.

Пока Яна гладила кошку Манечку и радостно смеялась, Надя принялась потихоньку задавать девочке вопросы. И вот уже через через несколько минут, Яна бойко называла все картинки, которые Надя ей показывала, в своих специальных пособиях.

«Отсталая? Странно как. Яна показалась Наде смышленой, все знала. Не может быть такого, что у нее снижен интеллект, что это так Наташа, наговаривает почем зря…»

***

…Начались жаркие июльские деньки, молодежь бегала на речку купаться.

Надежда вела переписку с Татьяной Михайловной, с которой познакомилась в гостинице, и почти сразу же ей начал писать также ее сын, Прокл.

После недолгой переписки он ей открылся:

«Честно говоря, вы мне очень понравились Надя. Много девушек встречаю на своем пути, но только вы сумели зацепить меня.»
Надя улыбалась читая эти строки и пытаясь вспомнить того парня.

По правде сказать, она лица его вспомнить толком не могла. Ведь погруженная в собственные проблемы, не разглядывала никого, и не воспринимала близко к сердцу.

Соседка Наталья каждый день, с раннего утра уходила в лес, по ягоды.

Она нигде не работала, а на продаже ягод можно было неплохо нажиться. Старший сын соседки смотрел за домом и хозяйством, а младшие, пятилетняя Яночка и подросток Толик, слонялись по двору, висели на заборах, заглядывая в Надин двор.

Ну как тут остаться в стороне, раз такое дело?

— Идите сюда, — подозвала детей Надя.

Покормив детей рисовой молочной кашей, Надя раздала им красочные книги.

 

С Яной она стала уже часто заниматься, а с Толиком не имела ранее знакомства. Побуждаемая профессиональными своими навыками, девушка принялась проводить «тесты», общаясь с мальчиком. И каково же было ее удивление, когда поняла, какой сообразительный этот мальчуган Толик, и как тянется он к знаниям, схватывая все на лету.

Надя вспомнила, как ей Наталья рассказывала, якобы Толик туп, ленив и всегда молчит, потому что не умеет хорошо разговаривать. В памяти всплыли и соседкины слова:

«Я добиваюсь, чтобы его перевели на домашнее обучение и не пришлось бы ездить в соседнее село, в школу. А то не наездишься ведь! Да и о пенсии ему хлопочу. Он ж молчун, это ли не нормально?»

Понимание происходящего не укладывалось в Надиной голове. Получается, что уже двоих своих младших детей Наталья «забраковала». Как же так? Она настолько безграмотна?

Мучимая желанием разузнать, какая атмосфера творится в семье соседки, она пошла вместе с Толиком и Яной в их дом. Наталия все еще отсутствовала, и у Нади была возможность познакомиться и со старшим сыном соседки.

— Петька, его зовут Петька, — прошептала Яна.

Наконец-то Надя рассмотрела молодого человека поближе. На вид ему было около тридцати, одет опрятно, и выглядит адекватным. Если совсем придираться, то может быть, малость нелюдимый.

— Чего смотрите, не в зоопарке, — не выдержал вдруг Петр и огрызнулся на гостью. — Вы зачем ее привели с собой? — отругал он племянницу Яну.

— Молодой человек, вас не учили обращаться вежливее с гостями? — улыбнулась Надя.

— Не учили представьте себе! — продолжал огрызаться Петр. — А чего вы ожидали от психа.

Надежда улыбнулась этому парню-колючке.

— А зачем вы нацепили на себя ярлык «психа». Пока что я вижу лишь невоспитанного волчонка.

— Это почему же. Я уже взрослый. Волчище, это слово больше подходит.

***

Наталья прибежала из леса вымотанная донельзя. Как только она вошла к себе домой, с полными ведрами черники, как тут же увидела на крыльце Надины балетки.

— Только этого не хватало! — пробормотала она.

Встревоженная, она бросила свои ведра и влетела в дом, даже не переодевшись.

— Надька, ты чего тут, а? — испуганно посмотрела она на незваную гостью.

Так и есть, Надя сроду у нее в гостях не бывала, не было надобности, потому как Наталья сама каждый день бегает к Наде.

После того как Надя начала задавать вопросы касаемо деток Наташи, она для последней стала нежеланной гостьей.

— Шла бы ты Наденька, к себе домой. Не до тебя сейчас, — отбросив любезности, попросила Наталья.

Надя была сиюминутно выпровожена.

***

После того как Надя устроилась на работу в школу и поговорила с директором касаемо сына Натальи, Толика, соседка примчалась к ней домой на разговор, злая:

— Надь, я просила тебя за моего сына спрашивать?! Я хочу отдать его в школу-интернат, зачем влазишь то?! Что ты там за разговоры с директором начала?! Вот что я тебе скажу, не лезла бы ты не в свое дело, Надь! Ишь ты, куда ни погляди, все вумные такие, прям знают лучше меня, как мне с детьми обращаться, сначала своих роди!

Надя спокойно посмотрела на Наталью:

— Я не сделала ничего что могло бы навредить Анатолию, почему ты злишься на меня? Он у тебя умный и любознательный мальчик, и очень способный оказывается. Но ты почему то наговариваешь на него.

 

— Да? — рассердилась Наталья. — А ничего что он сидит по два года в каждом классе? Ничего, что его уже осматривали и врач, и учителя? Думаешь, самая умная нашлась?!

— И что же врач говорил? А знаешь, я узнавала Наташ, непосредственно у врача. И Марина Леонидовна мне рассказывала, что Толя не отвечал на вопросы и молчал. Всего лишь. А ты наговорила невесть что про мальчика. Мне кажется, твои слова не сходятся с действительностью.

— Закрой рот! — вдруг грубо оборвала говорящую Наталья. — Не лезь не в свое дело, поганка!

— Я не буду молчать, — стояла на своем Надя.

…Осень близилась. Двое стояли у ручья.

— Петь, поймай галку, — попросила Надя. — Мне ее так жалко…

Птица убегала, волоча за собой крыло. Видимо она была ранена. Петр легко поймал галку и аккуратно держа в руках, показал ее Наде.

— Я заберу ее к себе домой, — жалостливо осмотрев птицу, заявила Надя. — Я конечно не врач… Но думаю что крыло срастется. А тут ей не выжить, бедной.

Они пошли в сторону дома от ручья. Он — впереди, меряя тропинку широким шагом, она — сзади.

— Скажи, а тебе жалко птицу? — поинтересовалась Надя.

— Конечно жалко. Я же не бездушный человек.

— Я знаю, — улыбнулась Надя.

— Тогда почему спрашиваешь?

Надя ничего не ответила на вопрос. Потому что не собиралась Петру открываться: все это время, общаясь с ним, она пыталась найти, что в нем не так, почему Наталья своего старшего сына «забраковала».

И не нашла никаких отклонений, недостатков.

— Ты любишь мать?

Петр оглянулся на Надежду.

— Что это за вопросы Надь? Конечно люблю. Она меня воспитала. И хоть она мне неродная мать, все равно я ей многим обязан.

— Она тебе неродная? Наташа не рассказывала…

— И не надо. Моя мать — пропащая. Родная младшая сестра Натальи. Я ее даже не помню, честно говоря… Я был маленьким, когда меня усыновила Наташа.

…К дому Нади парочка подошла огородами. Есть там черный вход, калитка ведущая в огород Нади.

Петр взглянул на Надю.

— Не хочу с тобой расставаться.

— И я тоже, — отвела взгляд Надя.

Петр протянул бьющуюся птицу в руки девушки и сказал:

— Осторожнее держи, может ранить.

— Как-нибудь справлюсь, — улыбнулась она.

Петр посмотрел на ее нежную улыбку и даже голову потерял.

«Как же я теперь без тебя? Голову мне вскружила. Но нельзя. Зачем я буду портить тебе жизнь, репутацию. Ты уважаемый человек в деревне, Наденька. А я… Жалкий недалекий сирота. У меня нет шансов.»

Надя не уходила, словно ждала каких-то слов от парня. Тогда ушел он. Надя провожала его глазами до тех пор, пока силуэт его не скрылся.

«Как же ты мне понравился. Жаль, нужно будет уезжать. Обидно только, что Наталья превратила тебя в «отсталого». Я все поняла. Наталье нравилось пенсию получать, на тебя. Как же так… Загубила жизнь парню. Какое будущее ему достанется?..»

По вечерам Наталья занималась с Яночкой и Анатолием. С подачи учительского комитета и органов опеки, она выхлопотала такую возможность. Дети делали хорошие успехи в учебе.

 

Поначалу Наталья отказывалась от услуг Нади, но когда Петр неожиданно вступился за соседку, отошла в сторону. И лишь беспомощно наблюдала.

Надя часто слышала от нее слова:

— Пригрела я змею на шее! Ну спасибо Надька! Я тебе искренне помогала, когда ты только приехала в деревню, а ты, ты, кусаешь руку дающего, плюешь в колодец!

***

А Прокл, с которым Надя познакомилась в гостинице, ей все писал. И уже звал замуж, признаваясь в чувствах.

Предложение его было заманчивым, однако… Надя для себя давно поняла, что свое сердце отдала соседскому парню Пете.

Вот так.

Сердцу ведь не прикажешь.

Надя прожила в деревне целый год, работая в школе, прежде чем смогла скопить небольшие сбережения для того, чтобы можно было переехать обратно в город.

За этот год Анатолий, благодаря постоянным занятиям с педагогом живущим по-соседству, стал учиться на твердые четверки. Теперь Надя была спокойна за детей.

— Учись хорошо, и помогай Яночке. Я оставлю тебе свой номер телефона, звони мне если возникнут затруднения, — попросила Надя мальчика.

Наступили летние каникулы и Надя стала потихоньку собирать вещи.

Она уже запланировала, что будет снимать квартиру в городе на первое время, а там как повезет.

Впереди целая жизнь, чтобы найти себе место по душе в этом мире.

В дверь Нади постучали и вошла соседка Наталья, держа целый таз с пирожками в руках.

— Надюш, я к тебе поговорить, впустишь?

Надя улыбнулась:

— Двери моего дома всегда открыты для тебя, соседка.

— Прости, — сразу же «расклеилась» Наталья. — Я столько гадостей тебе наговорила, бес попутал… Я тут подумала и поняла, что ты права… Нельзя на детях ставить крест. Нужно бороться за них до последнего. Мне грамоту вручили в школе, за Толика… Я долго ревела… И поняла, каково это, когда твой ребенок делает успехи. Что же у меня было с головой, что я захотела отдавать сына в интернат, ой.

Наталья расплакалась, все ближе и ближе подходя к Наде.

Однако Надя отошла к окну и посмотрела в него.

Она думала о Петре. Который возможно, был бы сейчас тоже успешным человеком. Без клейма неполноценности.

***

Надя с Петром выпустили галку на волю. Целый год птица прожила в клетке в доме Нади.

Птица вначале просто ходила по земле, перебирая лапками, а потом взлетела. Она покружила немного над Надеждой и улетела, потерявшись из виду.

С лица Нади медленно сошла улыбка, она повернулась к Петру.

— Надь, я хотел тебе сказать, — путаясь в словах, произнес Петр и сильно покраснел. — Ты самая прекрасная из всех женщин на земле. Если кто обидит тебя, дай знать мне. Я приеду в город и всех положу. Пусть только попробуют тебя тронуть.

Он посмотрел на Надю и отвернул свое лицо, но девушка уже по выражению его поняла, что он не то хотел сказать.

— Спасибо, Петь. Только я подумала немного и решила… Остаться здесь. Кажется, я нашла себя, свое предназначение. Да и соседи у меня такие хорошие.

Петр вскинул брови, не поверив ее словам.

 

— Ты… Ты отказываешься от своего будущего?! Ты с ума сошла? А вдруг…

— Я остаюсь здесь, я так хочу. Я уже нажилась в городе. Мне пообещали новый дом, в райцентре. А ты парень взрослый, можешь жить отдельно от своей тети, в моем доме…

Надежда кинула взгляд на молодого человека. И заметила свет в его очах.

Он думал о том, что просто счастлив от осознания того, что она будет рядом, не затеряется в далеком городе.

Она думала о том, что совсем скоро наберется смелости сделать еще один немыслимый шаг: признаться в своих чувствах Петру.

Он думал о том, что не пара для такой девушки.

Неважно о чем они думали сейчас, ведь через год… Поженятся.

***

«Прокл» написал Надежде последнее свое письмо:

«Дорогая моя Наденька. Прости меня, что посмела обмануть тебя. Это я, Татьяна Михайловна, и я писала тебе от лица Прокла, признаюсь в этом…
Я просто так мечтала чтобы ты сказала «да» и стала моей любимой невесткой, но видимо не судьба: пока ты раздумывала, Прокл привел в мой дом профурсетку.
Очень жаль, что у вас с Проклом ничего не сложилось, прощай. Буду воспитывать невестку…»

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:66 | 0,423sec