Роднее родных

— Мама! Почему мачехи всегда злые? Как хорошо, что у меня не мачеха, а ты моя мамочка, самая добрая, нежная, самая красивая.

Света улыбнулась и крепко обняла дочку:

— Давай спать. Завтра прочитаю сказку про добрую мачеху.

Мужа не было дома, опять задерживался допоздна на работе. В десять часов послышался скрежет в замке, щелчок и шорох в прихожей. Света освободилась из объятий любимого чада и на цыпочках вышла из спальни:

 

— Ох и допоздна ты пропадаешь на своём заводе, дочку совсем не видишь. А она очень скучает, ты ведь даже в выходные дни работаешь! Вот когда-нибудь придёшь с работы и спросишь: «Где же моя дочь?», а я отвечу: «Замуж вышла».

Виктор, обнимая жену, засмеялся:

— Скоро сдадим цех и тогда буду возвращаться вовремя.

Светлана кормила мужа, а тот до такой степени устал, что за тарелкой готов был уснуть:

— Можно завтра с утра душ принять?

— Ну конечно, хрюшка ты мой, тебе, трудоголику, всё можно. Вот как только сдадите цех, я тебя привяжу к кровати, чтобы ты выспался наконец-то.

Утром Света мужа не застала, он ушёл, как всегда, очень рано. На работе Виктора ценили и уважали не только за профессиональное мастерство, а за то, что с ним было легко работать: как бы ни было тяжело, если что-то не получалось, он никогда не перекладывал проблему на другие плечи, никогда не искал виновных, а собирал коллектив и объяснял, как надо делать, или же сам просил, чтобы ему помогли в решении определенных проблем. Он был тактичен ко всем, не взирал на должность и статус. Не уважал только пьющих. Каждое утро обходил цех, и не дай Бог, если учует от рабочего перегар. А уж если после зарплаты кто-то позволял себе прогул, то он не наказывал рублём, не лишал премиальных, а просил провинившегося собственноручно написать заявление, в котором просил свою зарплату отдавать на руки жене. Все боялись насмешек, сплетен, унизительно было писать такое заявление, поэтому позволяли себе выпить только в выходной день и в меру. Его рабочие были самыми дисциплинированными и ответственными, с самыми высокими заработками.

Оленьке шёл пятый год. Ласковая, нежная девчонка очень скучала по папе, и когда он приходил пораньше с работы, то радостный визг стоял на всю квартиру. Тогда она папу кормила, смотрела с ним мультики,слушала сказки. Перед сном дочка папу десять раз поцелует и обнимет, не забудет раз десять попросить попить с ней молока, проводить ее в туалет раз пять. Прибежит в их спальню и пожелает сто раз спокойной ночки в надежде, что ей родители предложат полежать рядышком. Виктор прекрасно понимал дочку, ведь она не хотела отпускать его от себя, и он укладывал спать любимую Оленьку рядом с собой,которая от радости задыхалась.

Последнее время на работе мужа был аврал, сроки сдачи цеха в эксплуатацию поджимали, поэтому всё работали на износ. Жена его поддерживала и понимала, а главное, ценила и любила.

Виктор до армии дружил с девчонкой и очень любил её. На уговоры родителей жениться только после армии махнул рукой. Их настораживало поведение будущей снохи. Её воспитывала бабушка, так как мама постоянно улетала в неизвестном направлении на долгое время. Вера была вся в мать: такой же красивой, задорной и веселой. Родители Виктора как ни убеждали сына до армии не жениться, было бесполезно, в армию Виктор ушел окольцованным. Прослужив год, пришёл в долгожданный отпуск без предупреждения. Что сразу заметил в глазах родителей, так это вместе с радостью какой-то испуг, неловкость, смущение. На вопрос: «Где моя любимая?» отец, наклонив голову, промолчал, а мать, с вызовом подняв голову, сделала шаг вперёд, взмахнула руками и, не кривя своей душой, без обиняков ответила:

— А ты что думал, она, подперев подбородок, будет сидеть и ждать тебя? Ты открыл ворота, заходите все, кому не лень. Одно скажу, если любишь её и собираешься прощать, то затыкай уши, так как многое тебе люди скажут, а я лишь скажу два слова: ждала она тебя не год, а один день, а точнее, полдня.

Виктор был уверен в том, что мама много преувеличивала по поводу поведения снохи. Она не понимала, как можно пойти на дискотеку, когда муж служит в армии, как можно прихорашиваться перед зеркалом часами, для кого? Галина Михайловна считала, что пока нет у сына детей, надо ему разводиться, но Виктор не желал об этом и слышать. Он скучал по жене, по её ласкам, по заразительному смеху, по её вульгарности и темпераменту. Ну и что из того, что пока он служит в армии, она не сидит в четырёх стенах, это совсем не означает, что она изменяет.

 

Увидев Виктора, Вера от радости завизжала, повисла у него на шее и осыпала поцелуями, потом взяла за ладошку и увела в другую комнату. Виктор и думать забыл о маминых намеках. Для него Вера была самой любимой, единственной, наичестнейшей женой. Отпуск прошёл в любви и ласке.

Следующий год службы показался ему бесконечным, что нельзя сказать о Вере. Работая парикмахером, она часто выезжала на дом клиента. Особенно её услугами пользовались состоятельные, пожилые женщины, которым трудно было посещать салоны.

Елена Ивановна после инсульта пригласила Веру на дом. Девушка сразу же ей очень понравилась. Пожилая дама рассказала сыну:

— Я рада знакомству с весёлой парикмахершей, которая во мне не увидела больную, пожилую женщину, а увидела представительную, интересную даму. Предложила мне изменить причёску и порекомендовала оздоровительные маски для волос. В общении со мной была проста, непринужденно вела разговор на любые темы. Рассмешила меня ответом на мой вопрос: «От ваших масок я не облысею?» Она ответила: » Вам не страшно облысеть, страшно лысой зимой замерзнуть». Я ей предложила заходить почаще на чаепитие, мы обменялись телефонами.

Максим был удивлен поднятому настроению капризной мамаши и из-за любопытства желал познакомиться с той девушкой, которую так расхваливала мама. Вера его пленила красотой, наивностью, простотой, весёлым нравом:

— Ты когда-нибудь унываешь?

— Никогда. А зачем? — таков был ответ девушки на вопрос Максима.

Своим смехом она заряжала всех вокруг. Из раздражительного, угнетённого своей недовольной мамой, вечно обиженной из-за недостаточного внимания к ней, Максим превращался в доброго, веселого сына. Несколько раз он заставал Веру за чаепитием с мамой, присоединялся к ним, поддерживал беседу, потом провожал Веру до дома. Он понял, что скучает по ней, ждёт встреч и желает ее видеть все чаще и чаще.

Вернувшись из армии, Виктор устроился работать на завод, который вскоре выделил ему жильё, и они, как сказала Вера, наконец-то сползли с ладошки мамы, ушли с глаз долой. Виктор поступил на заочное отделение в машиностроительный институт, а Вера по-прежнему занималась своим любимым искусством, она так подчёркивала свою работу. На замечания свекрови и мужа, почему дома не убрано, нечего кушать, реагировала спокойно, всё превращала в шутку и отмахивалась рукой, от чего свекровь считала сноху непробиваемой.

Виктор работал допоздна, а в выходные дни просиживал над курсовыми и контрольными работами. Вере внимания перепадало мало, но она не печалилась по этому поводу, а наоборот — встречи с Максимом, с его мамой занимали много времени, ей было очень интересно и весело с ними. Свое невнимание к жене Виктор старался компенсировать подарками, но они были ничтожными по сравнению с теми, которые дарил Максим. Родить ребенка Вера не хотела, а свекровь была уверена, что сноха отрожалась в девках, а если и родит, то неизвестно от кого.

Вера полюбила Максима и надеялась на ответную любовь. Она не понимала, что в его руках она просто-напросто яркая, мягкая игрушка. Постоянные ее уходы из дома в вечернее время, странное поведение,нежелание отвечать на вопросы, всё это стало со временем напрягать и настораживать Виктора. А её, в свою очередь, стала раздражать небольшая квартира, свекровь, которая часто навещала сына, и самое главное — скучный, дотошный муж.

Со Светланой Виктор познакомился в институте. Рассудительная, серьёзная, красивая девушка с первой минуты знакомства запала в душу. Вот именно из таких, как она, выходили отличные жены, а из таких, как Вера — хорошие любовницы. Вера говорила, что никто никому ничем в семейной жизни не обязан, а Виктор желал быть обязанными обоюдно. Спорить, переубеждать, требовать быть хорошей хозяйкой и женой от Веры Виктор устал.

 

От Светланы он не скрывал, что женат, но девушке Виктор очень понравился, и она понимала, что каждый человек может ошибаться, тем более с женитьбой до армии. Виктор хотел объясниться с женой по поводу развода, но не успел — она объявила о своей беременности. Если Виктор нашёл в себе силы набросить маску радости, то Вера ходила, словно кого-то схоронила. Её тяготила мысль о материнстве,о предстоящей потери свободы,но больше всего мозг разрывал вопрос, от кого ребенок?

Максим собирался уехать за границу, а маму оставить с сиделкой. О беременности любовницы он не хотел слышать. Вере он не предложил руку и сердце, а женился на другой, очень богатой девушке, и тут же покинул Россию.

Вера, несмотря на беременность, могла изрядно выпить, могла покурить. На замечания мужа начинала плакать и делала рукой наотмашь. Виктор так и не мог понять, то ли от него отмахивается, то ли показывала безразличие к ребёнку: мол, будь, что будет, кого рожу, того рожу. Вроде бы ребенок должен быть укрепить семью, соединить пуповиной два некогда любящих сердца, а вышло наоборот: он связал Веру по рукам и ногам, лишил ее свободы, от чего она стали задыхаться, метаться из угла в угол, срывать зло на муже и мимоходом на свекровь.

Через год навестить приехал маму Максим. Прожив без Веры, понял, что тяжко ему без отдушины,не хватало ему зарядки смеха,юмора, душевного тепла и уюта. Он по-своему ее любил и очень по ней скучал. Опять начались свидания и опять Вера исчезала из дома надолго и часто.

Виктор любил дочку. Каким бы ни был уставшим, всегда находил время взять её на руки и разговаривал с ней долго. Ему казалось, что доченька все понимает. Она так внимательно его слушала, и только стоило папе замолчать, как она кривила губки, и начинала громко плакать. Виктор улыбался и начинал опять с ней сюсюкаться.

Вера бросила кормить дочь грудью, как только пришла из больницы. Она села на диету и совсем перестала готовить кушать. С ребёнком на улицу практически не выходила. Всё время была без настроения, часто плакала. Однажды, придя с работы, Виктор увидел на столе записку: «Виктор, прости, я улетаю. Для дочки я плохая мама, некудышная генетика меня победила. Ты будешь счастлив без меня, я лишняя в вашей жизни. Я вас не люблю,а без любви жить нельзя. Я все понимаю, я перед вами виновата,но другой я быть не смогу». Виктор, прочитав записку, сначала опешил, растерялся, запаниковал. Он ощутил потерю сил, как будто руки и ноги набили ватой, сёл на пол, несколько раз перечитал записку. Крик ребенка привел его в чувство.

На следующий день обратился за помощью к матери, которая заявила:

— Я буду помогать растить внучку в том случае, если она твоя дочь. Докажи, принеси экспертизу.

На работе выстроенная карьерная лестница могла рухнуть, но не это беспокоило Виктора, а листок бумаги в дрожащих руках. От волнения он ничего не мог сообразить, что означает «ноль процентов»?

Виктора дома встретил взгляд беззащитного, улыбающегося самой счастливой улыбкой ангелочка. Оленька тянула ручки, а ножками теребила с такой скоростью, что Виктор подумал: «Как же быстро она бежит мне навстречу». Он взял в руки комочек счастья, обнял крепко и заплакал.

Света приехала к Виктору, как только узнала в институте, что он взял академический отпуск.

Перестав винить Веру, отпустив её на свободу, закрыв одну дверь и открывая другую, в первую очередь Виктор впустил чувство любви и ответственности за Оленьку, а вслед тихо вошло счастье по имени Светлана.

Наталья Артамонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,380sec