Самая хорошая

— Что опять случилось, девонька? – Бабушка Поля заметила плачущую Кристину во дворе своего дома. — Стало быть, опять с теткой Олей рассорились? Пойдем-ка ко мне, поговорим. – Бабушка взяла девочку за плечи, та покорно побрела за соседкой.

— А че она… Я всего-то на 40 минут опоздала. С Лешкой у дома стояли, а она орала, будто я на необитаемый остров уехала. Баба Поль, а она всегда такой была?

 

— Какой такой? – Соседка сделала вид, что не понимает о чем речь.

— Ну, злой. – Пояснила Кристина.

— Никогда она злой не была. И сейчас не злая.

— Ага, не злая. Ничего мне нельзя, ни сходить куда-нибудь, ни подруг к себе привести. Сейчас вон с Лешкой встречаюсь, так она и рвет и мечет. Правильно видно люди говорят: старые девы злые. У самой не получилось, чужому счастью завидует, — повторила Кристина чужие слова.

— Это кто же тебе такое сказал?

— Все говорят.

— А ты слушай больше. Тетка твоя совсем даже не старая дева. Она же матери твоей сестра родная. Когда родители погибли: твои бабушка с дедушкой, ей 18 только-только исполнилось. А матери твоей 12 лет всего было. Тетка твоя над ней опекунство оформила. Она тогда в институте училась, на заочный перевелась. И на почту работать пошла. Валентина, хочу я тебе сказать, не подарок была. Что только Ольга от неё не натерпелась. И из дома убегала и на учете в милиции стояла. Один раз даже Ольга адвокатов наняла. Что-то там Валентина учудила, то ли украли, то ли избили кого. Так Ольга тогда у всех знакомых денег заняла, адвокату этому.

— И замуж твоя тетя Оля не выходила долго из-за матери. Парень её, одноклассник, не дождался, женился. Ольга тогда переживала очень, почернела вся. Но время лечит. Валентина тогда на последнем курсе института училась, Ольга с Вадимом познакомилась. Не сказать, что любила его сильно, ей уж почти тридцать было, замуж пора. Вот она и вышла за него. Вроде неплохой мужик, из деревни. Жить стали в вашей квартире, все втроем.

Мать твоя, не тем помянута будет, учудила. Ольга замечала, что что-то происходит между мужем и Валентиной. Но Валентина хитрющая всегда была, на все подозрения отвечала: «Что ты? как же я могу-то так? Ты же мне как родители, вырастила меня». И Вадим ластится: «Тебя только люблю, что ты глупости говоришь». Надо было ей вместе с Вадимом на квартиру уйти, но Ольга же скупая. Она на ипотеку копила или на квартиру, уж не знаю.

Ольга приболела и с работы пораньше пришла, а там Валентина с Вадимом в постели. Ты, Кристин, прости, я тебе взрослые вещи рассказываю. На тебя такое наваливаю. Но вижу, что не наладится у вас с Ольгой никак. Не понимаешь ты её. А она добра тебе желает.

 

Так вот, она даже вещи не собирала, ушла и не вернулась больше. И о матери с Вадимом не спрашивала. Развод заочно оформила. Имущества совместного нет, детей тоже. А квартиру, сестре со своим неверным мужем оставила.

Сама сюда приехала. В доме, в котором вы сейчас живете, когда-то бабушка Ольгина и матери твоей жила. Он уж разваливаться начал. Вот Ольга его поправила, к зиме подготовила. На работу ее, на нашу почту с удовольствием взяли. Жила затворницей, ни с кем не общалась, ни к кому не ходила. Ухаживал за ней вдовец один, да она ему сразу на дверь указала. Не верит никому теперь. Да и не будешь тут верить, когда два самых близких тебе человека такое за спиной творили. Да и как простить такое, я бы не простила, наверное.

А Ольга сильная и добрая. Когда Валентина заболела, то позвала её. Ольга сразу приехала. Чувствовала, видно, что последний раз сестру видит. Мать твоя прощение у неё просила, каялась. Говорит, что не со зла. Что Вадима любила. А он, как только Ольга уехала, бросил её беременной. А когда мамка твоя померла, Ольга нашла его, подлеца. Он уже женился к тому времени. От тебя сразу отказался, говорит, что не уверен, что ты его дочь. Что у Валентины, мол, и другие мужики были. Ольга с ним спорить не стала, на тебя опекунство оформила.

А ведь могла удочерить и не знала бы ты, что не дочь ей. А она память о матери сохранить хотела.

А ты теперь чуть что: «Ты не моя мать». А кто же мать твоя? Валентина, так её тоже Ольга воспитала. Или отец твой, который ни разу не поинтересовался, как ты живешь.

Кристина опустила голову и всхлипнула.

— Что ты? Ты плачешь что ли?

— Нет, — Кристина отвернулась, чтобы баба Поля слез не видела. – Я пойду, а то тётя Оля опять ругать будет.

На крыльце стояла Ольга. Видно, что волнуется, переживает.

— Нагулялась?

— Не ругайся, теть Оль, я не буду больше. Ты прости меня.

Вечером, когда тетка смотрела любимый сериал, Кристина подошла к ней, села на диван рядом, положила голову на плечо.

 

— Можно, я тебя мамой звать буду?

— Зачем? У тебя есть мама.

Кристина крепко обняла тётю.

— Хотя, как хочешь. – Сжалилась Ольга, — может ты и права, ребенку мама нужна живая, а не память о ней.

— Спасибо, пойдем чай пить. Я никогда больше не буду тебя огорчать. Хочешь, я не стану встречаться больше с Лешкой.

— Э, куда хватанула, — засмеялась тетя Оля, — а как же я тогда тебя замуж-то отдам? Нет уж, встречайся, только не обманывай меня и приходи вовремя. Я же жду тебя, не сплю, а мне на работу утром. Да и тебе на уроках носом клевать ни к чему.

В окно кто-то бросил камушек.

— Лешка твой пришел, иди уже. Только возвращайся в 11.

— Хорошо, мам. – Крикнула Кристина, обуваясь.

«Совсем взрослая, — подумала Ольга». «Самая лучшая у меня мама, — подумала Кристина».

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,373sec