Странный тост

Отцу Виктора было 93 года. Выглядел он лет на 70, был здоров и крепок не по годам. Накануне его 94 лет два сына и дочь решили отцу, который на тот момент уже жил в городе, устроить настоящий праздник.

Готовились заранее. Старику ничего не сообщали. Договорились, что все до единого будут присутствовать на дне рождения родоначальника династии.

И вот долгожданный день наступил. Отца посадили в машину и повезли, не докладывая куда.

– Куда едем? – поинтересовался Иван Тимофеевич.

– Потерпи папа, скоро все узнаешь, – ворковала дочь, сидя рядом с отцом.

 

Вся большая семья с внуками и правнуками поехала в деревню, в тот самый дом, где Иван Тимофеевич жил сызмальства. В родительском доме продолжал жить младший брат.

Выйдя из машины, Иван Тимофеевич вдохнул полной грудью, будто пытался вобрать в себя родной воздух. Его глаза светились счастьем и благодарностью. Он уединился. Пошел пройтись по саду. Поглаживая стволы яблонь, вспоминал как сажал каждое дерево. Как ухаживал. А вот эту вишню посадила жена, Любушка. Скупая слеза скатилась по щеке. Ох, как же рано она оставила его одного. Сейчас бы порадовалась, какие замечательные дети у них выросли, а о внуках – и говорить нечего.

После смерти жены Иван Тимофеевич так и остался вдовцом. Хотя было ему в ту пору всего 50. Не смог, да и не хотел искать новую хозяйку в дом. Сам смотрел за хозяйством, детям помогал. Внуков забирал на лето. А как не стало сил, переехал жить к дочери, оставив усадьбу младшему сыну.

Пока отец предавался воспоминаниям, дети тем временем растопили баньку, накрыли стол. Душевно, «как встарь», попарились. Посидели за столом, пели любимые песни, как бывало раньше.

Потом посмотрели любимый фильм деда «Свадьба в Малиновке».

А он тем временем листал с правнуками старые фотоальбомы. Рассказывал о прапрадедах и прапрабабках, о былом житье-бытье. Взрослые внуки, хоть и слышали все это не первый раз, с интересом слушали, задавали вопросы, интересовались подробностями.

 

Наконец, дед устал, расцеловал всех и каждого, отправился спать. Остальные остались за столом.

Старший сын пошел с отцом в спальню, чтобы поболтать на сон грядущий. Пообщались, вспомнили о детских проказах, что были в этом доме, посмеялись. Поговорили о маме.

Отец уснул, да и сын маленько закемарил. Проснулся, глянул на отца, а тот – умер…

…Когда сын вспоминает этот момент, на его лице появляется тихая грусть и светлая радость. И пусть на глаза накатываются слезы, мужчина понимает, что отец ушел так, как и мечтать нельзя: счастливый событиями дня, среди дорогих, любящих его людей, в глубоком возрасте. И тихо, во сне.

С тех пор сын Ивана Тимофеевича произносит тост, который некоторым кажется странным.

Он желает людям уйти из жизни, как его отец: тихо, радостно, с осознанием, что жизнь прожита не зря. Что после тебя остались те, кто вспомнит тебя добрым словом. И никогда не забудет.

И пусть никто не покидает этот мир в горьком одиночестве и тяжелых болезнях.

Долгой жизни вам.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.81MB | MySQL:70 | 0,438sec