Я иду тебя искать

Сашка вернулся из армии. Выспавшись, он наговорился с мамой и отцом, а теперь сидел на диване и смотрел на старенькие черно-белые фотографии в альбоме. Вот он в первом классе 1 сентября. Со смешной чёлкой «первоклассника». А вот с друзьями в посёлке, куда он каждое лето приезжал к бабушке и деду на каникулы. Было же время!

Как часто он вспоминал своё детство там, в армии. Казалось, что и спать не хватало времени, так уставал на службе, а снилась родная деревня, тёплое лето, пыльная дорога с горячим песочком на обочине и аккуратные дома с кружевными наличниками…

 

Вот ещё фотография. Они сидят вместе с Танюшей – девочкой из того посёлка. Дружили они тогда. Помнится, что первую влюблённость Сашка почувствовал именно к этой деревенской девочке, в летнем сарафане, в стоптанных открытых сандаликах. Таня, с веснушками и рыжеватым пучком волос, перевязанным жёлтым капроновым бантом, была заводилой всех игр и организатором вылазок в лес – походов.

Однажды они играли в прятки. Танюшка бросилась прятаться и затаилась в дровенике своего двора. Саня заметался, не зная куда бы спрятаться, и последовал за ней. Они присели на коленки за дрова и выглядывали, словно мыши, боясь быть увиденными водящим. «Раз, два, три, четыре, пять! Я иду тебя искать!»- прокричал, словно петух, водящий и стал смотреть по сторонам.

Таня даже дышать старалась тише, её растрёпанная чёлка прилипла к вспотевшему лбу. Сашка сидел плечом к плечу с девочкой и чувствовал, что если их скоро не найдут, то хорошо бы так вот сидеть и сидеть, скрючившись, тут рядышком. Так хорошо и тепло стало тогда у него на душе. Казалось, что если понадобиться вдруг защитить ему эту девочку, то он не моргнёт и глазом. И победит весь мир, если надо будет, и даже не испугается никого и ничего…

Сейчас он всматривался в лицо Тани и вспоминал, как позднее, на следующее лето, взяли его родители бабушку в город, чтобы ухаживать за ней. Старушка заболела. Но выходить её не удалось. Дом в деревне хоть и не продали, но стали сдавать, потому что ездить на всё лето уже не получалось. Родители работали и не всегда отпуска выпадали на лето.

Сердце Сани сжалось от грустных воспоминаний о бабушке. Почему-то сейчас ему милое лицо Танечки казалось совершенством. Почти так же, как и в тот далёкий май, когда он рвал почти каждый день охапки сирени для Тани и клал их каждое утро на подоконник её приоткрытого окошка.

Девочка всегда улыбалась, видя, как шевелится занавеска. Она приподнимала с подушки голову и спрашивала:

— Сань, ты?

А он, молча, убегал.

Смотря на Танину фотку, Сашка теперь думал, что вот теперь он бы много отдал за то, чтобы увидеть снова эту девочку. Как сложилась её судьба? С кем она? Где? Неужели всё там же, в посёлке?

 

Он захлопнул альбом и написал записку матери. А потом оделся и вышел из дома. Он шёл на вокзал. Езды от города до посёлка около часа. Автобусы ходили трижды в день. «Раз-два-три-четыре-пять, — крутилось в голове. – Я иду тебя искать!» Детская поговорка будоражила Саню и словно поддерживала.

«Ничего. Проверю, там ли она, посмотрю хоть одним глазком – и вечером обратно» — думал Саня, покупая билет в кассе. Был выходной день. Трясясь в автобусе, Саня глядел в окно. Как хорошо он помнил эту дорогу! Теперь только она казалась ему нестерпимо долгой.

Народу было немного: несколько пенсионеров возвращались с рынка. Они, продав зелень, поговаривали о житье-бытье. Саня прислушался. Из разговоров двух женщин он понял, что в четырнадцать часов в клубе посёлка будет концерт самодеятельности, куда всех приглашали прийти.

«Вот хорошо, — подумал Саня. – Наверняка там много народу будет, может, что и узнаю о ней».

Он сошёл с автобуса, подав руку женщинам, помогая им выйти. Они улыбнулись и спросили его:

— В гости к кому, что ли, будете?

Сашка кивнул и пошёл в сторону своего дома, зная, что там сейчас живут чужие люди, арендующие дом. Но он осмотрел дом с улицы, и остался доволен. Мало что изменилось с того времени. Да всего-то лет шесть прошло с тех пор, как он последний раз был тут. Учёба, потом армия…

Майское солнышко слепило глаза, отражаясь в лужах. Народ тянулся к клубу, где предстоял концерт. Саня скромно зашёл в зрительный зал и присел на стул в последнем ряду. Народ занимал места, начинал хлопать в ладоши, требуя начала представления.

— Давайте, артисты, а то дел невпроворот на огороде!

Концерт начался. Выступали школьники со стихами и приветствиями жителям села, потом ребята старших классов показали драматическую сценку на тему дня Победы, а после лихо танцевали девочки из кружка танцев. Наконец, девушка вышла петь. Её объявили, как солистку ансамбля «Радуга». Это была она, Таня.

Сашка вздрогнул. Не ожидал такого её появления. Он напрягся всем телом, всматриваясь в лицо Тани, от волнения почти не понимая, о чём она поёт. Он видел, как её радушно принимали сельчане, хлопая в такт песни, а в конце громко аплодируя.

— Что за певица? – спросил он сидевшего рядом старика. – заезжая или своя? – схитрил Саня.

— Своя такая. Голос хороший, верно? – ответил старик.

— Небось, красавица такая замужем давно? – поинтересовался снова Саня, нагнувшись к самому уху деда.

— Не. Вроде как нет. Молодая ещё. Но – талант налицо! – зашептал дед и посмотрел на Сашку. А парень сорвался с места и выскочил на улицу, в то время как Таня начала петь вторую песню.

 

Выйдя из клуба, Саня торопливо подошёл к кусту цветущей сирени. Её было полно во всём посёлке. И Сашка помнил все сиреневые места.

В голове гудела только фраза деда «Не. Вроде как нет». Не замужем, значит. Свободна…

Сашка быстро нарвал сирени и снова зашёл в зал, где Таня допевала песню. Народ уже аплодировал в такт припева, а Сашка пошёл к сцене и встал у самого края, подавая цветы Тане.

Девушка смотрела на Сашку внимательно, чуть растерянно, но пела. Но вот песня подошла к концу. Зрители хлопали и кричали «молодец, Танюша!», «браво!». А Таня взяла букет у Сашки и побежала за кулисы. Парень, недолго думая, запрыгнул на сцену и скрылся за кулисами тоже.

Таня стояла там, опустив лицо в сирень. На лице её отражалось смешение чувств: и радость, и волнение, и крайнее удивление…

— Сань, это ты? – спросила она совершенно тем же тоном, той же фразой, что и в детстве. Словно и не было этих лет расставания.

— Я, а кто же… — тихо ответил Сашка и подошёл ближе, чтобы рассмотреть Таню получше. – Вот ты какая стала. Совсем барышня. Не узнал бы, если б не объявили…

И засмеялся…

— Вот я дурак!

На вопросительный взгляд Тани, он ответил:

— У деда в зале узнавал, не замужем ли ты. А ведь фамилию то объявили твою. Девичью…

Таня покраснела.

После концерта Сашка шёл провожать Таню домой. Местные жители с любопытством рассматривали «новенького», Танькиного «городского жениха с букетом». Но узнав, чей он внук, с улыбкой покачивали головами и успокаивались – наш…

А Сашка чуть не опоздал на последний автобус в город. Он пил чай у Тани, они вспоминали детство, бабушек, разговаривали, смеялись, ходили гулять по «старым местам». И уже под вечер с такой нежностью смотрели друг на друга, что обоим было понятно, что они встретятся ещё не раз.

Сашка тянуть не стал. После месяца посещений посёлка и гуляний с Танюшей, он понял, что лучшей невесты ему не найти и сделал ей предложение руки и сердца.

 

— Тань, я на работу хорошую устроился. Денег на свадьбу собираю. Ты не думай. Мы посёлок не бросим. Если захочешь, тут и будем жить. Мои родители готовы и квартиру нам в городе уступить, а сами сюда. Давай решать, как лучше. Но сначала – свадьба.

— Как ты скажешь, Саша, — отвечала счастливая Таня. – Мне с тобой везде хорошо будет.

Через два месяца сыграли свадьбу в посёлке. Решено было остаться в бабушкином доме, вопреки всем домыслам местных жителей. Саша собирался ремонтировать дом, начать новую семейную жизнь в любимом месте, с любимой женой. Чтобы на природе и дети их родились и подрастали, играли и дружили, как Сашка и Таня.

Так тому и быть…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,354sec