«Не отдавай меня, мама… »

Зима заметала снегом улицы, укутывала снежным покрывалом парки и аллеи. Хрустальные снежинки сыпались и сыпались с неба, россыпью мелких звёзд засыпали всё вокруг. Под светом проезжающих машин снежный ковёр блестел и искрился. Всё вокруг застыло в ожидании волшебного праздника – Нового года. Евгения шла по зимней улице, и на её губах застыла счастливая улыбка. Вот он – ещё один счастливый Новый год. Женщина была спокойна и счастлива. Оказалось, что для этого так немного надо…

 

Евгения родилась в большой сельской семье. У её родителей было 5 детей, Женя была средней. Старшая сестра к 7-летию Евгении уже упорхнула из дома, заботился о ней и о младшей, Соне, их старший брат Артём. Почему брат? Потому что родители были заняты решением других, более важных для них проблем: где найти выпивку или где найти денег на выпивку. Отец Жени куда-то исчез ещё до её рождения, и мать теперь проживала с папашей Сони, которому никакого дела до детей жены не было. Хотя, в принципе, не слишком беспокоился он и о своей родной дочери. Дети сами научились готовить еду: благо, сердобольные соседи часто подкидывали им продукты с огородов. Женя не помнила, чтобы в отчем доме ела когда-нибудь котлеты или мясо, зато картошку в мундирах они с братом готовили часто. Варили они и суп, зажарив остатками постного масла. Продукты, что оставались, дети прятали в старом сарае – родители всё норовили поменять их на алкоголь…

Женя с 7 лет сама стирала свои вещи и вещи брата: соседка дала ей брусок стирального мыла. Брат, ему было 12, перекапывал огороды соседям, рубил дрова – эти деньги тоже шли на продукты. Когда мать родила Соню, вроде бы, чуть остепенилась, однако надолго её не хватило, поэтому детям приходилось заботиться ещё и о годовалой сестре. Время от времени Соню забирала бабка из соседнего села – мать её отца. Тогда детям становилось чуть легче. Однако мать в редкие моменты протрезвления начинала скучать и ехала за малышкой. Всё начиналось сначала… После того, как Сонина бабушка приехала пару раз к ним домой неожиданно и увидела вдрызг пьяных родителей, она всё-таки забрала Соню насовсем – до совершеннолетия девочка жила с ней.

Мать лечила депрессию от разлуки с младшей дочерью выпивкой, поэтому о старших детях она забыла совсем…

Женя с Артёмом оборудовали себе отдельную комнату в доме: там они поддерживали сравнительную чистоту, положили на пол старые половики, поставили старый стол. Артём купил электрическую плитку, на которой дети готовили себе еду. На дверь повесили замок, который, уходя, запирали. Иначе было нельзя: к родителям постоянно приходили их друзья-выпивохи, которые норовили залезть в комнату и вынести оттуда последнее: будь это бутылка постного масла или просто пустая кастрюля. Конечно, время от времени замок взламывали.

— Тём, они снова забрали всю картошку! – плакала Женя, – Если бы они её приготовили – пропьют же!

— Ничего, Жека, прорвёмся! Я завтра Галине Фёдоровне буду уголь разгружать – что-то заработаю, купим ещё! А замок поменяю…

В доме никто не топил. Зимой дети в своей комнате позабивали окна целлофаном и грелись электрической печкой. На стенах к утру появлялся иней… По выходным они ходили в лес за хворостом и протапливали в доме, однако кухня была общей, а печь была именно там. Родители же запросто могли оставить дверь открытой или бросить открытой печь. Поэтому это было несподручно, да и опасно.

 

В школе, конечно, знали о плачевном положении семьи. Детей кормили бесплатными обедами, местные учителя приносили им время от времени продукты. В социальную службу не обращались – когда возник такой вопрос, Артём и Женя плакали у директора и очень просили его, чтобы он не лишал их дома. Антон Павлович сам был сиротой, поэтому послушал детей, но часто навещал их, пытался вразумить непутёвых родителей, но те только кивали и соглашались, а потом всё продолжалось своим чередом…

Артёма забрали в армию, и Женя осталась одна. Она старалась меньше попадаться на глаза родителям, так и жила в своей маленькой отдельной комнатке… За это время мать с отчимом разошлись и теперь Лариса Ивановна часто вообще не являлась домой – «устраивала свою личную жизнь». Жене это было только в радость.

Учителя в школе только удивлялись – как в подобной семье мог вырасти такой ребёнок: всегда чистая и опрятная, старенькая форма наглажена (Артём как-то купил им неновый утюг), вежливая и при этом старательная ученица. Ещё первая Женина учительница часто говорила детям: «Образование – путь к лучшей жизни. Если нет денег, но есть желание учиться – вы сможете изменить свою жизнь!» Девочка очень хотела вырваться из того пекла, в котором жила. Денег у неё не было. Поэтому учёба – это был её единственный шанс. И она собиралась им воспользоваться…

Евгения поступила в педагогический колледж на учителя младших классов. Она очень любила детей и хотела работать в школе. Плюсом было и то, что девочка с лёгкостью прошла на бюджет. Комната в общежитии и бесплатные обеды помогали выжить. Деньги на одежду Женя зарабатывала сама, она подрабатывала в кафе официанткой после занятий и на выходных. Из заработанных копеек она раз в месяц выделяла деньги и на подарок Соне – приезжая домой, девушка обязательно проведывала сестричку у бабушки. Девочка её очень ждала и любила. Бабуля плакала:

— Женя, ничего не надо, мы с дедом получаем 2 пенсии, на Соню нам хватает!

— Мне приятно подарить сестрёнке хоть что-то! – улыбалась девушка, – Я так по ней скучаю!

Она привозила и сладости, и модные наушники, и одёжку. Сама старалась одеться подешевле: не брезговала даже секонд-хендом.

Домой Евгения приезжала не часто: раз в 1-2 месяца. Там ничего не менялось: опухшая мать всё так же находилась в поисках своей «второй половинки». Девушка покупала ей хлеб и пару килограммов круп, варила суп… Училась Женя на отлично: ей нужна была стипендия. Однако подруг у неё не было – не привыкла девушка доверять людям. Часто писал и иногда высылал деньги Артём: он уехал работать на Север, успел купить там дом и жениться. Парень звал сестру к себе, но она всё сомневалась…

А потом Евгения встретила Сергея. Хотя «встретила» не совсем подходящее слово в их случае. Они жили в одной деревне, парень был старше её на 3 года. Единственный сын в довольно обеспеченной семье, «лучший парень на деревне», он просто никогда не обращал внимания на маленькую забитую серую мышку в обносках.

 

Женю попросили спеть на празднике Нового года в деревенском клубе, она согласилась – пела девушка хорошо, даже была участницей местного вокального ансамбля, пока не уехала учиться. В платье Снегурочки, взятом из костюмерной клуба и подшитом по фигуре, с длинной светлой косой и наивной детской улыбкой Сергей вдруг увидел девушку совсем по-другому:

— Жень, а ты надолго к нам? – подошёл парень к ней после концерта.

— До конца каникул, ещё 10 дней! – удивлённо ответила та. Раньше Сергей никогда не обращал на неё внимания.

— Тогда давай завтра сходим на горку – там все наши собираются, а сегодня я тебя проведу, идёт?

Парень был так уверен в себе и говорил таким тоном, будто всё уже решено. Женя и не подумала отказываться – Сергей нравился ей, как и всем девушкам в их деревне.

Эти каникулы они провели вместе, а после этого Женя начала приезжать домой с колледжа уже чаще – пару раз в месяц. Однако у матери был новый ухажёр, и в доме было находиться невозможно.

— Жень, давай сегодня пойдём ко мне! – предложил в один из выходных Сергей. – Я ведь вижу, что тебе дома оставаться нельзя!

— Там твои родители! Я не могу, – девушка потупила взгляд.

— Они нормальные, о нас знают, знают, что ты моя невеста! Пойдём ко мне – заодно и познакомитесь!

Сердце девушки чуть не выпрыгнуло из груди: «Невеста! – думала она, – Я не просто так, я – невеста!»

Родители Сергея, действительно, оказались очень хорошими людьми. Все в деревне знали о том, как жила Женина мать и как пытались изменить своё будущее её дети. Даже если Светлану Петровну и не прельщала такая невестка, виду она не подала:

— Женечка, мы так рады! – встретила её женщина, – Проходите!

Ей предложили приезжать к ним домой, чтобы не встречаться лишний раз с нетрезвой матерью и её ухажёрами. Так Евгения стала официально невестой Сергея.

До самого конца учёбы девушка ездила к родителям Сергея, как к себе домой. Они жили с парнем в его комнате, Жене выделили отдельные полки в шкафу… Впервые в жизни она уезжала из дома с полными сумками: Светлана Петровна накладывала ей и овощей, и мяса, и пирожки пекла… Каникулы девушка тоже провела с семьёй любимого. Её называли «дочка» и никогда не упрекали тем, что пришла она к ним в дом без ничего. Наоборот, когда пришло время уезжать на учёбу, мать Сергея предложила ей съездить на рынок. Девушка поехала – думала, ей нужна какая-то помощь.

— Выбирай, Женечка, – Светлана Петровна привела её в павильон, где продавались красивые модные куртки, – будем примерять!

— Вы что, это же дорого! – ужаснулась девушка, – У меня есть, я на первом курсе покупала!

— Женя, мы всё равно купим и куртку, и туфли, и джинсы новые. Так что выбирай – ещё много дел!

 

У Евгении ещё никогда не было так много новых вещей одновременно. Девчонки в общежитии удивлялись: раньше подруга везла сумки отсюда, а теперь приезжает с полными сумками, да ещё и преобразилась вся!

Весь последний курс Женя ездила к Сергею. Здесь её ждали и любили. К матери она тоже старалась заходить каждый раз, однако той часто было просто не до неё. Когда же она узнала, что Женя собралась замуж за Сергея, то начала выпрашивать у дочери деньги – мол, ты же теперь богатая. Девушке было неприятно от такого поведения матери, поэтому видеться они стали реже…

Женя закончила колледж с отличием. Светлана Петровна с мужем и Сергеем приехали на вручение аттестатов, они же купили девушке красивое платье на выпускной и, собственно, оплатили его. Её родная мать не приехала даже на официальную часть…

Деревенская свадьба была громкой и шумной. «Горько!» – звучало раз за разом, и невеста с женихом смущённо целовались под счёт гостей. Смешные конкурсы, танцы с песнями и поздравления затянулись почти до утра.

— Теперь ты нам настоящая дочь! – сказала Жене свекровь, а свёкор молча обнял девушку.

— Я так вам благодарна – прошептала Евгения. Её родная мать пришла на свадьбу просто гостьей, быстро «дошла до кондиции» и, прихватив с собой бутылку водки и пакет котлет, ушла, не прощаясь. «Вот какую я вам невестку воспитала!» – пьяно кричала она на весь дом, а Женя прятала слёзы. «Не обращай внимания! – махнул рукой муж, – Что с неё взять!» Девушка понимала, что это правда, вот только обидно было всё равно…

Свекры подарили молодым дом по соседству. Он принадлежал Серёжиной бабушке, когда её не стало, там сделали хороший ремонт, купили новую мебель. Женя ходила по дому и удивлялась: теперь у неё есть своё жильё, где она полноправная хозяйка. Свекровь умудрилась сделать всё так, что девушка и не догадывалась о таком подарке.

Жизнь шла своим чередом. Осенью Евгения вышла на работу в местную школу: набрала 1 класс. Этот день девушка запомнила навсегда: её первые ученики с огромными букетами астр, георгин и роз, срезанные на своих клумбах у дома. Дети волновались и запинались, выразительно читая стихи, так же волновалась она, пытаясь их собрать вокруг себя и запомнить по именам. Школьные дни понеслись один за другим, наполняя жизнь девушки новыми впечатлениями и эмоциями.

— Серёж, он такие молодцы! Алинка уже все буквы знает, а Коленька считает в пределах 10! – рассказывала она мужу.

— Жень, классно, – соглашался муж, – может, нам пора бы уже подумать и о своих Алинках и Коленьках? – подмигивал ей Сергей. Женя краснела и согласно кивала.

Жили они неплохо. Женя была прекрасной хозяйкой: она и дом в чистоте держала, и обеды мужу готовила, и огород они с Сергеем засадили, и кур завели, и даже поросёнка выкармливали. Закатывала девушка банки, высадила на клумбах цветы. При этом и свекрам помогать молодые успевали… Сергей работал агрономом в местной агрофирме, его отец там же – главным механиком. Деньги зарабатывал неплохие, поэтому семья ни в чём не нуждалась.

Мать Жени из деревни куда-то пропала. Уже полгода, как уехала она с очередным ухажёром в соседнее село, только вот в какое – Евгения не знала. Иногда девушка ходила к родному дому, но, увидев висячий замок на двери, возвращалась ни с чем…

 

К лету девушка забеременела. Они с мужем с радостью ждали ребёнка, обрадовались и свекры.

— Купим самую лучшую коляску, договорюсь с кумой за отдельную палату в роддоме, – начала планировать сразу Светлана Петровна.

— Подождите, – смеялась Женя, – ещё же только 3-й месяц!

— Ничего, лучше быть готовыми заранее!

Сергей тоже был счастлив. Он старался помочь жене, не разрешал той делать тяжёлую работу, не пускал в огород: сам посажу, уберу, прорву… Помогала и свекровь. Женя чувствовала себя на седьмом небе от счастья – наконец у неё есть настоящая любящая семья…

Евгения родила хорошенькую девочку к концу зимы. Крошку назвали Натальей. Девушка смотрела в её крошечное сморщенное личико и понимала, что теперь у неё своя настоящая семья.

Все помогала Жене с малышкой: свекры часто гуляли с ней, чтобы молодая мать могла отдохнуть. Сергей взял на себя некоторые домашние дела, Светлана Петровна тоже всегда была на подхвате. Когда Наташе было 2 месяца, появилась Женина мать. Она вернулась домой без ухажёра, зато с младенцем на руках. Когда Женя зашла проведать мать, она ужаснулась: в доме, как обычно, был бардак, ребёнок плакал, лёжа на каком-то тряпье на старом грязном диване, а мать валялась на кровати в другой комнате с бутылкой пива.

— Ты опять! – кричала на неё девушка, – Ты же нам жизнь испортила! Зачем ты его рожала! Что ты можешь ему дать?!

— Так получилось! – глупо хихикала мать, – Я не думала, что могу забеременеть! А тут вот даже родила!

— Отец его где? – угрюмо спросила девушка. Она понимала, что оставлять младенца матери нельзя.

— А я знаю?! Ему это всё не надо…

Девушка вымыла и переодела малыша. Купила и приготовила нормальную смесь – мать кормила его кипячёным коровьим молоком. Женя плакала, возвращаясь домой. Она очень хорошо помнила своё детство.

Девушка проведывала малыша каждый день. Оказалось, что мать назвала его Женей.

Через неделю, выйдя утром покормить кур, Евгения нашла на пороге своего маленького брата и записку от матери: «Дочь, – писала она, – знаю, что ты его не бросишь. Я не смогу ему ничего дать. Оставляю тебе твоего брата Женю.» Здесь же было свидетельство о рождении ребёнка. Евгения взяла младенца и зашла в дом…

-Нет, нет и нет! – впервые повысил голос Сергей, – Мне не нужен чужой ребёнок!

— Серёж, но это же мой брат! Ты посмотри – он же совсем маленький! Как я его брошу! – плакала Женя.

— Не надо бросать – детские дома обеспечивают нормальный уход таким детям! – резко ответил муж.

— Каким таким? Я тоже была таким ребёнком!

 

— Ты подумай, какая у него наследственность, кем он может вырасти! Ты не боишься растить его рядом с нашей Наточкой?! – гнул свою линию Сергей.

— Серёж, ты не прав, – пыталась поддержать невестку свекровь, – всё зависит от воспитания – что вы в него вложите, то и получите!

— Я не буду ничего вкладывать в чужого ребёнка! – стоял на своём Сергей.

Малыш остался в семье. Женя всё-таки убедила мужа, да и родители Серёжи поддержали её. Их помощь стала ещё весомее, а вот Сергей от домашних дел стал отлынивать. Мальчишку он игнорировал. Гулял и игрался только с дочерью. Детки подрастали, вместе им было весело и не скучно. Они вдвоём учились ходить, играть и общаться. Практически в одно время сказали Жене «мама», сделали первые шаги… Бабушка души в них не чаяла, причём любила обоих одинаково: и гостинцы двоим приносила, и за ручки водила и обнимала-целовала. Когда приходил Сергей, малышня так же бежала к нему со всех ног: и Ната, и Женя, однако мужчина подхватывал на руки девочку, подбрасывал и щекотал. Мальчишку же, который так и оставался стоять с раскинутыми для объятий ручонками, казалось, он просто не замечал. Евгения подскакивала к мальчонке, хватала на руки и кружила, смахивая слёзы, тот хохотал и обнимал её: «Мама!»

Девушка понимала, что нельзя заставить полюбить чужого ребёнка, а что делать, не знала. Малышу так хотелось папиной любви.

Однажды вечером всё развивалось по привычному сценарию: Сергей, как обычно, раскрыл объятья для своей принцессы. Однако их маленькая дочь убрала его руки: «Женю!» – сказала она ему. В свои полтора года она проговорила это настолько чётко, что муж застыл. Дочь повторила ещё раз. Мужчина аккуратно взял мальчика и подбросил на руках, тот крепко вцепился в него: он не знал, что ожидать от этого такого родного и чужого мужчины. Сергей его никогда не обижал, просто делал вид, что того нет.

С этого дня всё потихоньку начало меняться. Сергей начал брать мальчишку за руку, обнимать после работы и выходить гулять с 2 детьми.

— А я тебе что говорила, – радовалась свекровь, – он ведь хороший, наш Серёжка, нужно только дать ему время!

— Дай Бог! – говорила Евгения.

Отношения в семье выходили на новый уровень. Теперь уже малыш радостно и открыто улыбался Сергею, а тот – ему.

Евгения и Сергей оформили опеку над Женей. Мальчику исполнилось 2 года.

Неожиданная гостья постучала к ним в дом: вернулась мать Жени.

— Пришла забрать сыночка! – заявила она дочери, – одевай его, мы уходим!

— Куда уходите?! – спросила растеряно девушка.

— Домой! Отец его сказал забрать мальца. Оказывается, можно же оформить и какой-то там капитал, и помощь, и детские! А я-то не знала! Одевай! И вещи ему положи, а то за что же я ему покупать всё буду!

Женщина, сидевшая перед Евгенией, была грязной и оборванной, со спутанными волосами. Устойчивый запах перегара быстро повис в комнате. Она протянула руки к Жене.

— Мама, – испуганно заплакал мальчик, – я её боюсь! Не отдавай меня, мама! Евгения прижала ребёнка к себе. Она дрожала.

 

— Убирайтесь отсюда! – вдруг услышала она недобрый голос мужа, – Вы ошиблись!

— В чём это я ошиблась?! – удивилась женщина.

— Здесь нет Ваших детей. Здесь моя жена и наши дети. Сын и дочь! – гордо сказал Сергей, обнимая Евгению и мальчика у неё на руках.

— Но документы! Я докажу! Я в суд пойду! – начала повышать голос она.

— Что Вы докажете?! Что никогда не занимались детьми и бросили на произвол судьбы сначала старших, а потом этого кроху?! Так это у нас в деревне каждый подтвердит! Вы нас судом не пугайте, а то придётся Вам ещё алименты на детей платить! – засмеялся он.

— Но я же его мать, у нас будет семья!

— У Жеки уже есть настоящая семья! – спокойно и уверенно ответил мужчина.

… Зима заметала снегом улицы, укутывала снежным покрывалом парки и аллеи. Хрустальные снежинки сыпались и сыпались с неба, россыпью мелких звёзд засыпали всё вокруг. Вот он – волшебный праздник Новый год. Евгения по зимней улице подошла к дому, и на её губах заиграла счастливая улыбка.

— Мама! Мамочка вернулась! – выбежали в коридор Наташа и Женя.

— Любимая, что так долго? Почему не позвонила – я бы тебя встретил! – вышел Сергей.

— Ты же знаешь, детские утренники – они такие! Мой 4 класс никак не хотел расходиться!

— Хорошо, что 4 – доведёшь, и спокойно уйдёшь в декрет! – муж ласково погладил её незаметный ещё животик.

Женщина признательно улыбнулась мужу.

— Так, детвора, – обратился Сергей к детям, – бегом на кухню – накрывать на стол!

— Мама, а мы с папой салат приготовили! – наперебой рассказывали их сын и дочь, – и картошку чистили…

Женщина счастливо улыбнулась. Вот она – её настоящая, самая любимая семья. Оказалось, что для счастья так немного надо…

Автор: Ирина Богданович

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.01MB | MySQL:68 | 0,403sec