Сиротинушка несчастная.

Родители Юленьки развелись, когда ей было от силы пять лет. Развелись и развелись. Разве этим кого-то удивишь? Чай на дворе не 13 век, чтобы удивляться разводам. Вот только бабушка Юленьки, а по совместительству и мать ее отца, наотрез отказалась мириться с данной ситуацией. Юленька навсегда запомнила, как бабушка орала на ее отца:

— Что ты за тряпка? Кого я вырастила, раз ты единственную кровиночку свою на сиротскую долю обрекаешь? Любовь у него прошла, новая пришла. Жить он видите ли тут не может. Право у него на счастье появилось. Вот пока Юленьки не было, был у тебя и право и лево, а теперь только долг отцовский остался. Вот выдашь дочь замуж и вали на все четыре стороны свое счастье собирать. А до тех пор из дома ни ногой, иначе ты мне не сын!

 

Но вот отец не послушался своей матери и ушел за своим каким-то счастьем. Только и видела его Юленька. Пропал навсегда. Исчез где-то в огромном мире. Правда ушел только с тем, что в один чемодан вошло. Все, что наживалось совместно все оставил бывшей жене и дочери.

Только бабушка считала, что это мало, что не по-мужски он поступил, что запятнал свою честь. Была она человеком властным и резким. Вычеркнула своего неудавшегося сына из своей жизни. Даже писем его ни разу не вскрывала, сколько их не приходило. А по первому времени, пока сын еще в этом же городе жил, даже на другую сторону улицы переходила, чтобы с ним не встречаться. Юленька стала для нее иконой. Все, что не делало отныне, все было ради Юленькиного блага. И мать Юленькину, свою уже бывшую невестку, бабушка поучала без остановки, правда, стала она ей поддержкой и опорой.

По первому зову являлась хоть днем, хоть ночью. Если что-то надо было, бабушка в лепешку расшибиться могла, но для Юленьки достала бы. Мать со спокойным сердцем могла оставить Юленьку хоть больную, хоть здоровую на бывшую свекровь, зная, что все назначения врачей будут выполнены самым четким образом, что Юленька будет накормлена, выгуляна, уроки выучены, все кружки/секции посещены строго по расписанию. Ни один шалопай или хулиган даже думать не смел, чтобы обидеть или зацепить Юленьку. Бабушка, как коршун, налетала на всякого обидчика. А потом могла и родителей хулигана еще так выполоскать да ославить на всю округу, что даже отъявленные отморозки старались Юленьку не трогать.

Мать Юленьки пожила какое-то время одна, а потом завела себе кавалера. Узнав про это бабушка устроила ей головомойку не хуже, чем сыну:

— Ты ополоумела, что ли? — кричала она на бывшую невестку. — Ты какой пример ребенку подаешь? Что за разврат и распущенность? У тебя дочь растет, а ты по мужикам шляешь, как девка продажная. Совесть поимей. Один ребетенка бросил, хорош гусь, вторая выдра по рукам пошла. Несчастная моя Юленька!

Мать после этого шифровалась лучше любого разведчика. Только шила в мешке не утаишь. Через пару лет вышла она официально замуж за мужчину, с которым работала, и, понимая, что жизни ей бывшая свекровь отныне не даст, уехала с ним на Север на заработки на вахту, оставив Юленьку бабушке. Как получилось — навсегда.

Вот тут у Юленьки начала по-настоящему счастливая жизнь. С этого моменты Юленьке можно было все. Бабушка насмерть билась с учителями в школе, которые не ценили юное дарование, занижали оценки, придирались. С горем пополам Юленьку дотянули до 9 класса и торжественно выпихнули из школы: по конкурсу аттестатов не прошла она в старшую школу. Школа перекрестилась и вздохнула с облегчением.

А бабушка штурмом взяла училище сервиса, где учили девочек стричь людей. И как не отбрыкивался директор, как не тряс постановлениями и актами перед бабушкой, но по конец капитулировал. Бабушка к тому времени сумела признать своего сына, не подававшего вестей уже лет шесть, умершим. И Юленьку, как официальную сироту, приняли на учебу. И теперь плакало училище горючими слезами от замечательной студентки Юленьки.

Но все когда-то заканчивает. Закончились мучения и преподавателей училища, выпихнули Юленьку и из него, правда, с документом об образовании.

 

Обливаясь слезами и рассказывая о сыне-подлеце пропавшем без вести, бабушка сумела растопить сердце местной предпринимательницы, державшей несколько точек салонов красоты по городу. Юленьку взяли учеником мастера. Только ученица оказалась так себе: ленива, хамлива, нагловата. Посыпались как из рога изобилия предпринимательнице жалобы на Юленьку от клиенток и персонала. Поскрипела та зубами да поняла, что погорячилась, взяв ее на работу. С хорошими отступными выперли Юленьку из салону. Предпринимательница перекрестилась, что избавилась от такого счастья.

А тут у Юленьки любовь приключилась. И парень-то вроде бы нормальный: тихий, спокойный, не конфликтный. Работал в мастерской автосервиса. Без образования (только 9 классов), зато с руками. Простоват. Глуповат. Но добрый. Чем он покорил Юленьку один Бог знает. Только любовь нечеловеческая случилась. А с любовь и беременность. Немедленно женился парень, дабы не расстраивать бабушку-старушку.

В срок родилась черноглазая девочка. Миленькая и хорошенькая. На саму Юленьку похожая очень. Сначала Юленька наиграться не могла. Все тетешкала свою доченьку. Бабушка всем встречным поперечным все уши прожужжала, какая из ее Юленьки мать отличная получилась. Что лучше Юленьки нет никого.

Только беда пришла откуда не ждали. Посадили молодого папашу. Решил он прокатиться на чужой машине, что в сервисе ремонтировалась. Хорошая тачка. Шустрая. Да не справился с управлением, влетел в чужую машину. Короче, две машины побиты, во второй машине один человек покалечен, второй погиб. И обе машины не самые дешевые. Хозяин сервиса в шоке. А парень не понимает: а что такого? Он даже в клипе у «Зверей» видел, что машину из сервиса берут покататься. В клипе, значит, можно, а ему что, нельзя? Суд объяснил, что нельзя.

— Это каким же извергом надо было, что жизнь человеческую ниже железки поставить! — возмущалась бабушка. — Лишили ребенка отца, семью кормильца. Но я это так не оставлю. А управу на этих упырей найду!

Юленька загрустила, заметалась. И дочка уже не в радость стала. Стала Юленька оставлять на свою бабашку ребенка, а сама уходить из дома. Сначала на час, на два, потом на день или ночь.

— Измаялась девка, — жаловалась бабушка соседкам, — любит она его непутевого. Душа у нее болит. Вот и мыкает моя сиротинушка. Одна осталась во всем свете. Ни отцу, ни матери не нужная. Мужа лишили. Жалко мне ее несчастную. Еще и детенка поднимать теперь одной надо. Как она, моя сиротинушка, справится?

Однажды пропала Юленька. Просто не пришла домой. Бабушка всю полицию на уши поставила. И хотя заявление на взрослого человека в первые сутки не принимают, только бабушка и там всех одолела. Через трое суток нашли ее Юленьку пьяную в каком-то притоне. Отправили домой. Отоспалась Юленька. Неделю дома сидела, глаз на бабушку не поднимала. Казалось, поняла, осознала, стыд ее мучает. Но это только казалось. Через неделю Юленька опять пропала.

 

С тех пор пропадала она регулярно.

— Вот что сиротство с детьми делает, — причитала бабушка. — Росла всеми брошенная, никому не нужная. Не хватило любви ей отцовской, материнской. Вот и мается несчастная, недолюбленная.

Только вот потом Юленька пропала совсем. Пропала без следов. И сколько ее не искали, найти не смогли. Сгинула, словно и не было ее никогда. Только дочка черноглазая Юленькина осталась. Как есть Юленька, когда отец ее непутевый из семьи ушел. Такая же крохотулька. Сиротинушка несчастная.

И вот тут зашевелилась опека. Ребенок проживает с престарелой бабушкой, мать пропала, отец сидит. Бабушка начала оформлять документы, а опека считает, что ребенку будет лучше подальше от такой бабушки, что вырастит еще одна Юленька, что именно бабушка своей неуемной любовь сгубила Юленьку. Только нет законных оснований на отказ в опеке бабушке, нет ограничения по возрасту сверху, а сил, здоровья и энергии у старушки на всю опеку с лихвой хватит. И идет теперь баталия за «вторую Юленьку». Только вот мне кажется, что в любом случае девочке не повезло, кто бы не выиграл. И пожалуй, если бабушка проиграет, то шансов вырасти нормальным человеком будет больше.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,410sec