Снова поверить в чудо

Когда-то я верила в чудеса. Считала, что весь мир лежит у моих ног и, стоит мне только протянуть руку, я смогу достать с неба любую звезду. И еще я верила людям. Всем безоговорочно, а особенно тем, которых любила.

 

«Сережка, увидимся вечером? У меня такой сюрприз, ты просто сойдешь с ума!», — сообщила я по телефону своему парню. Мы с Сережей встречались уже чуть более года, и сегодня я узнала, что у нас будет ребенок. Сережа очень любил детей. Я точно это знала. Он даже обращался по именам ко всем ребятам во дворе у моего дома. Потому что не мог пройти мимо, не погоняв с ними мяч.

Я просто лучилась от счастья, представляя, как Сережка будет играть в футбол с собственным сыном.

Но мой парень отреагировал на известие совсем не так, как я ожидала.

— Сашка, ну какой ребенок? Мы даже не живем вместе. Может быть через год, другой.

— А с этим нам что делать? — спросила я, продолжая думать, что Сергей просто не до конца осознал факт отцовства.

— Пока это просто зародыш и нет ничего страшного, чтобы устранить проблему. Миллионы людей так делают. Саша, пойми, если бы все младенцы появлялись на свет, то планета давно бы уже переполнилась людьми.

— То есть мой ребенок угрожает перенаселению планеты? — я и сама не заметила, как стала применять в отношении малыша местоимение «мой».

— Не утрируй, пожалуйста. На данный момент мы не можем заводить детей, у нас нет своего жилья. Где ты планируешь растить его, в соседней с твоей мамой комнате?

— Мои родители именно так растили меня. Как видишь, я жива, здорова и даже довольно жизнерадостна. Правда, не в данный момент.

— Саш, давай ты успокоишься, поспишь. А завтра, надеюсь, примешь правильное решение.

— Считаешь, что сон изменит мою сущность? — мне впервые в жизни стало неприятно его присутствие рядом. — Но, я действительно лучше пойду спать, — согласилась я, закончив разговор.

Переспав с мыслью, что Сережа не обрадовался ребенку, я решила, что в этом случае ему придется попросту смириться. Я сообщила Сергею, что в любом случае планирую рожать и посоветовала поскорее принять данный факт. «Наверно, ты просто испугался, — уговаривала я, — через некоторое время ты осознаешь, какое это счастье, что у тебя будет свой собственный малыш!». В общем, я жила и надеялась на чудо, но вскоре и этим моим надеждам суждено было рухнуть.

 

— Мне нужна Александра, — послышался голос из коридора.

— Саша, это к тебе, — позвала мама.

Я вышла из комнаты и внимательно посмотрела на посетительницу. Ее лицо показалось мне знакомым, и я силилась вспомнить, где могла видеть его ранее.

Женщина тем временем рассматривала меня с головы до ног оценивающим, тяжелым взглядом.

— Я по поводу Сергея, — сказала она, и я сразу вспомнила, почему ее лицо кажется мне знакомым.

У Сережи в телефоне было много фотографий, где была изображена эта женщина и ее сын, мальчик лет шести. Сергей рассказывал, что это его сестра и соответственно племянник. Он часто забирал мальчика из детского сада, водил на футбол и для меня это было еще одним доказательством его любви к детям.

— Да, конечно, проходите, — позвала я, — надеюсь, все в порядке?

Мы не были знакомы, так что я немного удивилась ее визиту.

— Если считать нормальным то, что вы беременны от моего мужа, то да, все в порядке.

— Простите, вы что-то путаете, я не знакома с вашим мужем.

— Правда? А, когда я назвала имя Сергей, вы отчего-то не удивились.

— Вашего мужа тоже зовут Сергей?

Правда, мне казалось, что сестра Сережи не замужем, но…

— Боюсь, что мы говорим об одном и том же человеке.

Хотя мое сознание отказывалось участвовать во всем этом, но я все же начала понимать, в чем дело. Я достала из кармана телефон и показала ей фото на заставке.

— Это ваш муж?

— Именно это!

— Сергей говорил, что вы его сестра.

— Мы женаты семь лет.

— Понятно.

 

Я прислонилась к стене и опустила глаза в пол. После минутного молчания я произнесла:

— Простите меня, я ничего не знала. Больше вы не услышите обо мне, уверяю вас.

Посетительница удовлетворенно кивнула и вышла за дверь, я же сползла по стене и потеряла сознание.

Очнулась я в больнице. Отчего-то очень болело внизу живота и я, испугавшись, стала оглядываться по сторонам. На соседней койке сидела полная женщина и ела яблоко.

— Простите, а можно позвать кого-то из медперсонала? — попросила я.

— А что у тебя случилось? — спросила она, с набитым ртом.

— Живот болит.

— Так это нормально, после чистки. У тебя же выкидыш был. Через полчаса будет осмотр, так что пока терпи.

Я отвернулась к стене и беззвучно заплакала. Эти слезы вымывали во мне остатки наивности. Я будто слышала голос со стороны, который шептал мне, о том, что в мире нет места чуду, любви и верности. Что все вокруг соткано из ненависти, предательства и фальши.

Когда я вышла из больницы мне, будто пришлось заново учиться жить. Смотреть на вещи под другим углом. И это оказалось не так уж сложно. Как только ты перестаешь верить в то, что все вокруг пропитано добротой, то очень быстро становишься одной из многих.

***

— Мама, зачем здесь эти баулы? — спросила я, запнувшись за расставленные в коридоре сумки.

— Я приготовила некоторые вещи для тети Лены.

— Мы что благотворительный фонд? На прошлой неделе ты накупила продуктов для тети Лены, а завтра что, отдашь ей телевизор и микроволновку?

— Саша, у нее сейчас сложный период в жизни, нужно помочь.

— Мамочка, ты просто помогаешь бездельникам. Если у кого-то сложный период, он должен принимать меры сам, а не ждать помощи отовсюду.

Мама ничего не ответила, лишь тихо прикрыла дверь в свою комнату. Я пнула расставленные по коридору баулы и почувствовала горечь во рту. Так всегда бывало после того как наружу вылезала рожденная на той больничной койке Александра.

 

Однажды я возвращалась с работы домой и возле самого подъезда ко мне подошла девочка, лет четырех.

— Тетенька, дайте, пожалуйста, денежек на булочку, — попросила она.

— Только на булочку? А может быть еще на что-нибудь? — подбоченилась я.

Ребенок не глядя на меня, пошел прочь. А я, почувствовав знакомый горький привкус во рту, окликнула ее:

— Эй, ты правда голодная?

Девочка кивнула.

— Пошли, — скомандовала я и проследила, чтобы она проследовала за мной.

В соседней кулинарии я купила ей пиццу и чай и наблюдала, как ребенок жадно откусывает огромные куски теста.

— Где ты живешь? — спросила я.

— Дома.

— А где твой дом?

— Не знаю, — глаза ее тут же наполнились слезами.

— А когда ты была дома последний раз?

— Утром. Мама заругалась, что я пролила ее вино. Тогда я убежала и случайно заблудилась.

Я задумалась, а потом спросила:

— Как тебя зовут?

— Соня.

— Как ты считаешь, Соня, когда девочки попадают в беду, кто их спасает?

— Принц?

Я рассмеялась.

— С принцами в наши времена напряженка. Так что девочек спасают рыцари. И я знаю, где они обитают. Пойдем?

— Пошли, — вздохнула девочка, допивая чай.

 

Я не знала, что делают в таких случаях и естественно решила обратиться в полицию. Внимательно выслушав меня, следователь сказал:

— Изложите все на бумаге и можете быть свободны. Если что-то потребуется, мы вам позвоним.

— А она? — указала я на Соню.

— За ней приедут органы опеки.

— То есть сегодня вы не собираетесь искать ее дом? Отправите ребенка в казенное помещение? Вот так рыцари!

— Какие рыцари? — не понял он.

— Значит так! Либо вы сейчас же ищете ее мать, либо я ничего писать не буду. Заберу девочку к себе и сама займусь поиском ее дома.

— Это не законно, — улыбнулся мужчина, видимо от души потешаясь над моей бравадой.

— Правда? Нет заявления, нет обращения! До свидания, рыцарь!

Я схватила Соню за руку и направилась на выход.

— Да постойте же вы! — окликнул меня следователь. — Вы всегда так импульсивны?

— Только, когда того требуют обстоятельства. Я обещала девочке рыцарскую помощь, а вы хотите, чтобы она ночевала в тюрьме!

— Никто не говорил, что она будет ночевать в тюрьме. Ребенка разместят с полным комфортом.

— Сами пользуйтесь своим комфортом!

— И что вы предлагаете? Бегать по окрестностям и искать ее мать?

— Да!

— Тогда нас всех поместят в другое казенное учреждение, — вздохнул следователь и поднялся из-за стола.

— Вы согласны помочь?

— У меня нет выбора, — хохотнул он.

Следователя звали Олег Иванович. Он усадил нас в личный автомобиль и поехал в направлении моего дома. Возле подъезда мужчина присел на корточки и обратился к нашей потеряшке:

— Ну, что, принцесса! Будем тебя спасать. Только ты должна вспомнить как можно больше о своем доме. Так, будто ты его рисуешь карандашами. Какая у дома крыша, какой он высоты, сколько лесенок до твоей квартиры. Хорошо?

 

— Хорошо, — кивнула Соня, — только я пить хочу.

— Ой, — спохватилась я, — давайте поднимемся ко мне домой, выпьем чая с печеньем?

Олег Иванович выразил молчаливое согласие, и мы втроем вошли к нам в квартиру.

— Мамочка, у нас гости, — прокричала я из прихожей.

Мама выглянула в коридор и бросила на меня удивленный взгляд.

— Какие хорошие гости! — улыбнулась мама, — наверняка они хотят чая?

— Очень хотят!

Потом мы пили на кухне чай, и Олег Иванович задавал Соне различные вопросы, ответы на которые помогли бы найти ее дом. По всему выходило, что Соня ушла из дома еще утром. И было странно, что ее мать до сих пор не обратилась в полицию с заявлением о пропаже ребенка. Мне хотелось спросить Соню, часто ли ее мама пьет вино, но я боялась расстроить девочку.

Следователь попросил цветные карандаши и лист бумаги и стал делать зарисовку со слов ребенка. Вскоре у него получился настоящий план местности, и смогла узнать это место.

— Стойте! Это же не так далеко! Я хожу мимо этого дома на тренировки, так что точно знаю. Только там установлены такие качели, а рядом находится аптека и кондитерская.

Я промолчала, что так же, как и Соня, каждый раз глазею на выставленные в витрине пирожные.

— Нужно проверить, — сказал Олег Иванович, и мы пошли по тому адресу.

Соня сразу же узнала свой дом и направилась к подъезду. Возле дверей квартиры девочка остановилась и прислушалась. А потом просто нажала на ручку и дверь открылась.

Молодая женщина спала на диване в гостиной. Рядом с ней стояла наполовину пустая бутылка дешевого вина. Еще одна пустая бутылка валялась рядом.

— Соня, а покажи мне свои игрушки, — попросила я, чтобы избавить ребенка от неприятного зрелища.

Мы прошли в соседнюю комнату, и я увидела, что комната Сони в полном порядке. То есть тут было все, что необходимо. Кроватка, даже украшенная балдахином, как у настоящей принцессы. Цветные стол и стульчик для занятий. Повсюду были расставлены игрушки: куклы, мишки, зайцы. То есть детская комната, да и сама квартира вовсе не напоминала притон.

Следователя не было довольно долго. Мы с Соней уже успели прочитать две сказки и разрисовать несколько картинок в раскраске.

— Мы можем идти, — заглянул в комнату Олег Иванович.

— Как? Вот так просто уйдем?

 

— А что вас удивляет? Мама уже почти в порядке, ребенок на месте. За их дальнейшим совместным проживанием я буду тщательно следить, так что думаю, Елизавета Павловна все прекрасно осознала, — последнюю фразу он произнес нарочито громким голосом, после чего мы, действительно покинули квартиру.

Через пару дней я, возвращалась с тренировки и во дворе того дома меня окликнула Соня:

— Саша!

Девочка подбежала ко мне и обхватила меня ручонками.

— Привет, принцесса! — я была страшно рада увидеть ее.

— Добрый день! — к нам подошла мать Сони, — хотела поблагодарить вас за Соню.

В этот раз женщина выглядела даже очень хорошо, и я заметила, что она ужасно красива. Темно-русые волосы и зеленые глаза, на мой взгляд — убийственное сочетание! Наверняка, в древности таких красавиц считали ведьмами и сжигали на костре.

— Не за что! — улыбнулась я, и тут же спросила, — можно мне иногда видеться с Соней?

— Конечно! Заходите к нам в гости.

Так я стала бывать у них и вскоре мы с Лизой будто бы даже подружились. Девушка работала продавцом в супермаркете, хотя у нее было высшее экономическое образование. Она никогда не была замужем и жила в квартире, доставшейся ей после смерти бабушки.

Олег Иванович тоже часто навещал их, но именно мне пришлось однажды вновь застать Лизу в том же состоянии, в котором я увидела ее впервые. Я постаралась растормошить ее и когда Лиза проснулась, то стала предлагать мне выпить вместе с ней. Я не знала способов, которыми Олег Иванович отрезвил Лизу в прошлый раз, и решила позвонить ему.

— Нет! — почти прокричала Лиза и попыталась вырвать телефон из моих рук. — Просто сделай мне кофе, — умоляюще попросила она и самостоятельно отправилась в ванну.

Некоторое время спустя мы с Лизой сидели на кухне, и пили чай. Она почти пришла в себя и рассказала мне свою историю. Оказалось, что Лиза, как и я, пала жертвой женатого мужчины. Только она знала, что он женат. Но мужчина утверждал, что его брак — дело прошлое, обещал в скорости развестись, но, узнав о беременности Лизы, прервал общение с ней.

Тогда я так же откровенно рассказала ей о себе, а в конце повествования добавила:

— Лиза, ты представляешь, как тебе повезло? У тебя есть главное сокровище — твой ребенок!

— Но, я больше никому не нужна! — всхлипнула Лиза, покосившись на недопитую бутылку вина.

Я встала со стула, взяла бутылку и вылила в раковину ее содержимое.

— Ты нужна, как минимум дочери! Или ты бы хотела потерять ее, как я потеряла своего ребенка? Тогда ты бы смогла снова строить свою жизнь?

— Саша! Что ты такое говоришь?

 

— Но, ты можешь потерять ее сейчас! Если бы тогда на улице Соню встретила не я, а какой-нибудь маньяк? К тому же у тебя ее могут отобрать органы опеки и поместить твою дочь в детский дом.

Лиза смотрела на меня расширенными от ужаса глазами. Конечно, она и без меня все понимала, но сказанные вслух слова звучали наиболее страшно.

— Спасибо, — прошептала Лиза и с тех самых пор я не видела, чтобы она выпила хотя бы один глоток алкоголя.

Следователь Олег Иванович продолжал навещать Лизу и Соню. И вскоре я поняла, что его визиты вовсе не относятся к служебным проверкам неблагополучной семьи. А зеленые глаза Лизы сияют вовсе не без повода.

Когда я осознала это, то засыпая вечером, впервые за последние годы начала мечтать. Я снова верила в чудо и, наконец, поняла, что и моя жизнь вовсе не закончилась. Переживая жизненные неурядицы, нельзя переставать верить в чудеса, иначе можно спугнуть свою главную удачу.

На свадьбе Лизы и Олега я познакомилась с Пашей. Заводя новые отношения, я боялась, что буду искать подвох в своем спутнике. Сравнивать его поступки с тем, как вел себя женатый Сергей, что он говорил и недоговаривал. Но Павел не дал мне даже опомниться. Он словно вихрь увлек меня за собой, и однажды я проснулась уже мужниной женой. А через год я родила ему сына, а еще через три года Паша пытался научить его пинать по мячу. Глядя на них, я понимаю, что если бы тогда не поборола свою озлобленность на весь мир и не повела бы Соню в кулинарию, то не видать бы мне своего счастья. Чудо — оно внутри каждого из нас, главное не проморгать его.

Автор: Светлана Е.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.98MB | MySQL:68 | 0,411sec